Россия и Америка в XXI веке
Россия и Америка в XXI веке На главную Написать письмо О журнале Свежий выпуск Архив Контакты Поиск
Подписаться на рассылку наших анонсов

E-mail:
№2, 2011

ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ СОЦИАЛЬНОГО КУРСА БАРАКА ОБАМЫ

Л.ФЛебедева, доктор экономических наук,
руководитель Центра социально-экономических
исследований и проектов
Института США и Канады
e-mail: Liudran@mail.ru

Аннотация. В статье анализируются особенности социального курса Б. Обамы в условиях глобального кризиса, неустойчивого социально-экономического восстановления, в том числе временные, средне-, долго- срочные меры. В фокусе внимания вопросы развития здравоохранения, образования.

Ключевые слова: социальная политика Б. Обамы, бюджет США, глобальный кризис, здравоохранение, образование.

Economiс Value of B. Obamas Social Policy

Lebedeva Liudmila,
Dr of Economics, Head of the Center, Institute for the U.S. and Canadian Studies,
Russian Academy of Science
e
-mail: Liudran@mail.ru

Annotation. The article examines Obamas social policy as a part of US response to the global crisis; unstable social  economic recovery; temporary, medium, long term measures, focusing on education, health.

Keywords: B. Obamas social policy, US budget, global crisis, health, education.

Социальная составляющая политики Барака Обамы, в частности принятых его администрацией мер и поставленных задач, является беспрецедентной для США более чем за полувековой период. Экономическое значение социальных инициатив этого периода выходит далеко за рамки их воздействия на текущую ситуацию, на процесс преодоления последствий глобального кризиса, усилившего потребность в модернизации политических установок и инструментов их реализации. Обращение администрации Барака Обамы к новым механизмам расширения возможностей населения в сферах труда, предпринимательства, а также получения медицинских, образовательных, социальных и информационно-коммуникационных услуг призваны содействовать не только решению проблем безработицы, остающихся в центре внимания правящих кругов США и в 2011 году, восстановления устойчивого роста, потребительского спроса, но также повышению национальной конкурентоспособности, укреплению международных позиций США в долгосрочной перспективе.

Глобальный кризис усилил потребность в расширении спектра финансовых, организационных, технических, административных мер поддержки развития здравоохранения, образования, профессиональной подготовки, науки, культуры, социального обеспечения, в усилении внимания к исследованию их эффективности, научно обоснованной оценке их воздействия на состояние и перспективы развития трудового, интеллектуального, предпринимательского потенциалов нации, на уровень защищенности социально уязвимых групп населения, выявления различного рода причин, препятствующих росту их конкурентоспособности. Особого внимания заслуживает рассмотрение поддержки проведения социально направленных научных исследований и разработок и использования их результатов в социальной сфере.

Социальные приоритеты научных исследований и разработок

Среди проектов, утвержденных в период администрации Барака Обамы, приоритетными являются биомедицинские исследования; информационные технологии, в частности предназначенные для использования в системе здравоохранения; зеленые технологии; модернизация государственных медицинских центров на основе последних достижений науки; подготовка специалистов для проведения научных исследований и разработок в разных областях знаний.

Содействие использованию научно-технологических достижений в сферах образования всех уровней, здравоохранения и социального обслуживания было и раньше свойственно государственной политике США и других, прежде всего развитых, стран[1]. В XXI веке инновационная стратегия приобрела четко выраженную социальную составляющую, подкрепленную соответствующим выделением ассигнований. Признание науки как эффективного ресурса не только экономического, но и социального развития можно рассматривать как стратегический приоритет бюджетного финансирования в США.

Несмотря на предложение заморозить  на пять лет, в целях сокращения дефицита федерального бюджета  финансирование государственных программ, не связанных с национальной безопасностью, прозвучавшее 25 января 2011 года в обращении президента США О положении в стране, президент Барак Обама подчеркнул, что эта мера не должна затронуть финансового обеспечения исследований и разработок. Одновременно с введением режима жесткой экономии американская администрация предлагает увеличить расходы на исследования и разработки, в том числе на развитие новейших технологий в сферах энергетики, медицины, информационно-коммуникационных технологий[2].

По показателю государственной поддержки гражданских НИОКР в США традиционно лидируют исследования и разработки в здравоохранении, занимая второе место после оборонных НИОКР. Их доля в общих научно-исследовательских расходах достаточно стабильна и составляет примерно 22%. В период администрации Барака Обамы бюджетное финансирование исследовательских программ в сфере здравоохранения не только сохранило приоритетные позиции, но ощутимо увеличилось.

Финансирование НИОКР в сфере здравоохранения из средств федерального бюджета возросло с 29,9 млрд.долл. в 2008 ф.г. до 32,7 млрд. долл. в 2010 ф.г. и 38,5 млрд.долл. в 2011 ф.г., более чем удвоившись относительно 2000 ф.г.

Основной объем финансирования приходится на Национальные институты здравоохранения (National Institutes of Health, NIH)  агентство в рамках Министерства здравоохранения и социального развития США, в ведении которого находится более 27 научно-исследовательских институтов и центров, осуществляющих НИОКР. Свыше 80% бюджета агентства приходится на гранты, посредством которых на конкурсной основе финансируются исследования.

Именно таким образом осуществляется в США, например, государственная поддержка биомедицинских исследований, притягивающих в последние годы возрастающие объемы инвестиций. Дополнительное финансирование на 20092011 ф. гг. предназначено, в частности, для привлечения высоко квалифицированных специалистов, которые исследуют наиболее опасные современные патологии, связанные с нейро-дегенеративными, онкологическими, сердечно-сосудистыми и некоторыми другими заболеваниями. Предусмотрены также средства для ремонта и модернизации научных центров, входящих в систему Национальных институтов здравоохранения, а также для подготовки исследователей в этой области.

В сфере здравоохранения государственная поддержка оказывается также расширению использования новых технологий в целях совершенствования медицинского обслуживания, в частности обеспечению доступа к электронным записям о здоровье для большинства американцев.

Рассмотрение распределения ресурсного обеспечения по областям научных исследований позволяет получить представление о приоритетных направлениях их проведения. В последнее десятилетие, например, не только в США, но и в других развитых странах усиливается интенсивность исследований в сфере новейших технологий, таких как информационно-коммуникационные, нано- и биотехнологии, оказывающие возрастающее воздействие на все стороны развития общества[3].

Согласно данным об использовании национальных ресурсов в целях поддержки исследований и разработок и внедрении их результатов, возрастает значение научных исследований и разработок в сферах решения общечеловеческих проблем. Это касается улучшения диагностики и лечения, совершенствования процессов реабилитации нуждающихся в них граждан, мониторинга качества окружающей среды, продуктов питания и т.п.

Различные наборы показателей для оценки влияния государственных НИОКР предназначены преимущественно для анализа экономического влияния, даже если значительная часть их результатов выходит за пределы экономической выгоды и способствует социальной интеграции, росту благосостояния граждан, их самореализации, а при необходимости  улучшению процессов их физической и моральной, психологической реабилитации. Между тем примеры влияния результатов исследований и разработок в сферах национальной безопасности, экологической защиты, улучшения состояния здоровья, повышения образовательного уровня, расширения доступности и многообразия информационно-коммуникационных услуг становятся все более ощутимыми.

О значении, придаваемом исследованиям в области медицинских и биологических наук, свидетельствует, например, один из ключевых показателей их результативности. В конце первого десятилетия XXI века в ведущих научных центрах мира именно на медицинские и биологические науки приходилось свыше половины опубликованных научных статей: 56% в США и Австралии, 53% в Канаде и Швейцарии, 52 % в Бразилии, а с учетом социально-поведенческих наук в США этот показатель достиг 65%[4].

Из шести приоритетных областей по финансированию развития науки и технологий, установленных администрацией Барака Обамы еще в первый год правления, пять непосредственно связаны с целями социального развития  это информационно-коммуникационные, образовательные и зеленые технологии, развитие широкополосного Интернета, информационно-коммуникационные технологии в системе здравоохранения.

В сфере образования финансируется внедрение новых технологий обучения на всех этапах образовательной подготовки: от дошкольного обучения до профессиональной подготовки кадров для наиболее быстро развивающихся отраслей экономики[5]. Приоритетность стратегии повышения качества образования была подчеркнута и в обращении президента США О положении в стране в январе 2011 г., что нашло подтверждение в новых конкретных мерах по улучшению качества кадрового обеспечения в сфере образования, в частности в решении о подготовке к 2020 году ста тысяч новых учителей точных наук.

Особое внимание, уделяемое развитию широкополосного Интернета, предполагает, в частности, создание условий для удовлетворения информационных потребностей, обеспечения доступности информационно-коммуникационных услуг на новом уровне, открывающем дополнительные возможности для получения доходов, образования, приобретения товаров и услуг, новых форм общения в глобальном пространстве.

В своем обращении О положении в стране (2011 г.) президент США Барак Обама подтвердил приверженность инвестициям в проекты будущего, прежде всего в развитие образования, в разработку экологически чистых источников энергии, развитие современной инфраструктуры, признав, что инфраструктура США устаревает, а жители других стран имеют более скоростной доступ в интернет[6].

В последние годы происходят существенные сдвиги в применении широкополосных технологий. В 2008 г. Япония и Республика Корея стали первыми странами с бoльшим числом абонентов на базе оптоволокна, чем на базе DSL или кабеля[7]. Эта проблема, действительно, остается весьма актуальной для Соединенных Штатов, уступающих по показателю доступности широкополосного Интернета для домохозяйств страны (52%) ряду других стран, в том числе Республике Корея (93%), Исландии (83%), Дании (74%), Нидерландам (74%) и Норвегии (73%).

Осознание американскими правящими кругами социального значения современной инфраструктуры и, в частности, развития широкополосного Интернета, крайне важно для социально-экономического развития страны. Широкополосную связь необходимо рассматривать в широком контексте  как оказывающую воздействие не только на многие производственные отрасли, но и на социальные взаимодействия, доступность целого ряда новаторских услуг, получающих быстрое распространение. И влияние этого вида связи на социально-экономическое развитие будет зависеть не только от ее использования на уровне государственных структур, предприятий, но и от расширения спектра рядовых потребителей, для которых качественный доступ к широкополосной связи, обеспечивающей высокую скорость для конечных пользователей, приобретает возрастающее значение.

Обеспечение кадрового потенциала

Проблемы подготовки кадрового потенциала являются уже не одно десятилетие приоритетными в странах разных уровней развития. В США, как и в других странах G8, в течение первого десятилетия XXI века государственные расходы на образование относительно ВВП достигли весомых величин (см. табл.).

По данным Доклада о человеческом развитии 2010 г., среди стран G8 Соединенные Штаты лидируют не только по ВВП на душу населения (в долл. США), но и по средней продолжительности обучения в США, составляющей 12,4 года (см. табл.).

Совокупные государственные расходы на образование достигли в США в 2010 ф.г. 15% общих государственных расходов и вместе с затратами на здравоохранение и социальное обеспечение  составили 3,9 трлн. долл.[8]

Однако в условиях глобального кризиса конца первого десятилетия и продолжающегося нестабильного посткризисного восстановления правящим кругам приходится одновременно решать вопросы текущего трудоустройства беспрецедентно высокого числа безработных и обеспечения экономики рабочей силой в долгосрочной перспективе.

Таблица 1

Государственная поддержка образования
и средняя продолжительность обучения в странах большой восьмерки

Рейтинг по ИРЧП 2010 г.

Страна

ВВП на душу населения (долл.США)[a]

Государственные расходы на образование (% ВВП)[b]

Средняя продолжительность обучения (в гг.) 2010 г.

4.

США

46 350

5,5

12,4

8.

Канада

45 070

4,9

11,5

10.

Германия

38 455

4,4

12,2

11.

Япония

38 455.

3,4

11,5

14.

Франция

44 508

5,6

10,4

23.

Италия

43 541

4,3

9,7

26.

Великобритания

44 446

5,6

9,5

65.

Россия

11 832

3,9

8,8

Источник: Human Development Report 2010. UNDP. N.Y., 2010.

Рассмотрение тенденций финансирования образования в США и других развитых странах показывает, что в последние десятилетия наблюдается существенное увеличение расходов как в абсолютном выражении, так и в процентах от расходов государственного бюджета.

Расходные бюджетные статьи периода правления администрации Барака Обамы свидетельствуют о продолжении активного использования государственных финансов в целях образовательной, профессиональной подготовки.

Расходы на человеческие ресурсы в 2010 ф.г. составили 2,3 трлн. долл., или 65,2% всего бюджета. Особенно впечатляющим стал рост социальных статей федерального бюджета относительно ВВП  до 15,9%, в сравнении с 11,5 % в 2000 г.[9] Несмотря на крайне сложную социально-экономическую ситуацию, вызванную кризисом конца первого десятилетия, и рекордно возросший дефицит федерального бюджета (до 1 556 млрд. долл. в 2010 ф.г.), социальные статьи федерального бюджета сохранили и даже упрочили свои позиции.

Росту социальных затрат из бюджетов всех уровней власти способствовали факторы как краткосрочного, так и долгосрочного характера. Так, беспрецедентный уровень безработицы, достигший в начале 2010 г. 10% и все еще удерживавшийся на уровне 9,6-9,8% в начале 2011 г., потребовал соответствующих ее размаху мер противодействия, финансирование которых стоило федеральному бюджету в 2010 ф.г. 194 млрд. долл. (в сравнении с 45 млрд. долл. в 2008 ф. г.), а с учетом расходов на всех уровнях власти борьба с безработицей обошлась в 254 млрд. долл. (в сравнении с 93 млрд. в 2008 ф.г.).

В числе текущих мер, направленных непосредственно на трудоустройство безработных, следует выделить Закон о стимулировании найма с целью восстановления занятости (Hiring Incentives to Restore Employment (HIRE) Act 2010), согласно которому предприятия, принявшие в период между 3 февраля 2010 и 1 января 2011 гг. новых работников, которые в течение 60 дней до этого не имели работы, получили право на освобождение от налога на заработную плату. Кроме того, при сохранении рабочего места, по крайней мере, в течение года предусмотрен дополнительно кредит в размере 1000 долларов на каждого сотрудника, чья зарплата не была значительно сокращена во второй половине года. Закон HIRE стал важным элементом целенаправленной, ограниченной во времени программы и способствовал увеличению числа рабочих мест в частном секторе. Однако согласно отчету Министерства финансов, во многих штатах число подпадающих под этот закон вновь нанятых оказался столь значительным (в Калифорнии  756 тыс. чел., Нью-Йорке около 340 тыс. чел., во Флориде более 300 тыс. чел.), что льготы, на которые имеют право работодатели только по налогу на заработную плату, обойдутся, по предварительным подсчетам, в 6,2 млрд. долл., а в целом затраты, связанные со стимулированием занятости по закону HIRE-2010, оцениваются в 10,4 млрд. долл.

В 2011 ф.г. расходы федерального бюджета по статье поддержки безработных должны снизиться до 106 млрд. долл., а на всех уровнях власти  до 173 млрд. долл. и сохранить понижательную тенденцию в последующие годы[10].

Вместе с тем, сохранится акцент на стратегически важных направлениях адаптации рабочей силы к структурным сдвигам. Ставка в борьбе с безработицей сделана не только на экстренные решения, рассчитанные на улучшение текущей ситуации, но также на долгосрочную составляющую подготовки рабочей силы в целях обеспечения кадрового потенциала американской экономики.

Экономическое значение реформы здравоохранения

Социальный курс Барака Обамы имеет долгосрочную составляющую воздействия на социально-экономическое развитие и в результате принятия закона о реформе здравоохранения 2010. Инициированная на президентском уровне, это реформа затрагивает в той или иной степени практически все население США  в качестве потребителей медицинских услуг, специалистов, их предоставляющих, страховщиков, работодателей и работников, их финансирующих. По своему значению она может быть сравнима разве что с новаторскими программами Ф. Рузвельта.

Реформы, вызванные общественной потребностью снижения заболеваемости и обеспечения лечения и ухода в случае болезни и направленные на расширение доступности медицинского обслуживания и улучшения его качества, осуществляются во многих странах. К доминирующим проблемам, которые пытаются решить в процессе проведения реформ, относятся также ускоряющиеся темпы роста цен на фармацевтические препараты, обеспечение длительного ухода за пациентами в медицинских учреждениях и после выписки, улучшение оснащенности больниц и лабораторий современным медицинским оборудованием. Но несмотря на сходство поставленных вопросов, их решение существенно различается по странам.

В США реформа системы здравоохранения была заявлена как ключевое направление внутриполитического курса Барака Обамы еще в период его предвыборной кампании. Суть ее состоит в создании принципиально новой системы всеобщего медицинского страхования, которая позволит американцам, у которых нет медицинской страховки, ее приобрести[11].

Необходимость реформы обсуждалась еще в прошлом столетии. Являясь абсолютным лидером по совокупным расходам на здравоохранение в расчете на душу населения, Соединенные Штаты значительно отстают от ведущих стран мира по уровню доступности медицинского обслуживания населения. В конце текущего десятилетия в США 52% лиц с доходом ниже среднего испытывали недостаток средств для оплаты медицинских услуг (ср.: в Германии  24%, в Канаде  18 %, в Нидерландах  6% и в Великобритании  9%.

Анонсированная в ходе предвыборной президентской кампании 2008 г. реформа здравоохранения обращена прежде всего именно к американцам, не имеющим медицинской страховки  а таких в стране, по официальным данным, около 46 млн. человек. В США лишь около 29% американцев охвачены государственным медицинским страхованием. Это наименьший показатель среди всех стран ОЭСР, регулярно предоставляющих данные. Значительно более широкое распространение в США получило частное медицинское страхование, услугами которого пользуются около 67% населения США.

В первом десятилетии, несмотря на рост общей численности населения США, и в частности рабочей силы, число застрахованных уменьшилось. Особенно велика доля не охваченных медицинским страхованием среди лиц, не имеющих гражданства  46%[12]. С точки зрения материальной обеспеченности наибольший процент не имеющих страхового полиса среди лиц с годовым доходом ниже 25 тыс. долл., а наименьший  среди лиц с доходом 75 тыс. долл. и более.

Таким образом, проект реформы здравоохранения нацелен прежде всего на лиц трудоспособных возрастов с доходами ниже среднего уровня, на тех, кто не получил страховку по месту работы и не может себе позволить самостоятельно приобрести страховой полис.

Значение реформы здравоохранения выходит далеко за пределы заявленной цели по обеспечению медицинской страховкой практически всего населения США и затрагивает не только потребителей медицинских услуг, субъектов осуществления новой политики страхования, но и всех налогоплательщиков страны независимо от наличия страхового полиса.

В своих выступлениях президент Б. Обама неоднократно подчеркивал, что реформа системы здравоохранения является также ключом к спасению экономики, напоминая, что стоимость медицинских услуг  весомый фактор, влияющий на рост дефицита бюджета. По официальным оценкам, к 2019 г. федеральные затраты только на программы Медикэр и Медикейд увеличатся вдвое  до 1,4 трлн. долл. Таким образом, на реформу здравоохранения помимо социально-гуманитарной составляющей возлагаются еще надежды снижения бюджетного дефицита.

Согласно федеральному бюджету на 2011 ф.г., расходы на здравоохранение должны составить 898 млрд. долл. Предполагаемая экономия, по расчетам Congressionalbudgetoffice, в первое десятилетие (с момента реализации основных положений  с 2014 г.) составит около 143 млрд. долл. за весь десятилетний период, а в следующее десятилетие  порядка 1,2 трлн. за 10 лет. Однако эти оценки экономии расходной части бюджета в результате реформы разделяют далеко не все представители экспертного сообщества, малого бизнеса и системы здравоохранения. Есть и другие расчеты, по которым реформа потребует гораздо больше дополнительных затрат, чем это анонсировалось, по крайней мере на начальном этапе реализации. Необходимо, например, учитывать потребность в кадровом обеспечении медицинским персоналом, специалистами в области страховых услуг и т. д.

По данным на 2010 ф.г., совокупные расходы на здравоохранение относительно ВВП достигли в США почти 18%, существенно опережая Японию (8,1% в 2007 г.), Норвегию (8,9%), Канаду (10,1%), Германию (10,4%), Францию (11%), другие страны и средний показатель по странам  членам ОЭСР (8,9%)[13].

Несмотря на столь масштабное финансирование (около 2,8 трлн.долл. в 2010 ф.г.), по кадровому обеспечению сферы здравоохранения США отстают, и не только от ведущих развитых стран. К концу текущего десятилетия на 10 тыс. американцев приходилось 24 практикующих врача (без учета стоматологов)  меньше, чем во многих других странах, например в Бельгии (40), Норвегии (39), Австрии (46), Германии (36), и чем в среднем по странам  членам ОЭСР (31)[14].

В период 20082018 гг., по официальному прогнозу Бюро трудовой статистики, представленному до утверждения реформы медицинского страхования (!), ожидается, что занятость в сфере здравоохранения в среднем увеличится на 22,5%, а наибольший прирост занятых ожидается среди ассистентов (41,3%), терапевтов, хирургов (26%) и медицинских сестер (23,4%)[15]. Осуществление реформы неизбежно потребует корректировки в структуре подготовки специалистов. При уровне расходов на здравоохранение, достигшем уже сейчас почти 18% ВВП, дальнейшее наращивание финансирования этой сферы, в том числе расходов на подготовку кадров и создание новых рабочих мест в секторе здравоохранения, представляется проблематичным.

Президент Барак Обама неоднократно подчеркивал, что, с одной стороны, если не провести реформу сейчас, то государственные программы по предоставлению медицинской помощи разорят федеральный бюджет, а с другой  что реформа не приведет к увеличению бюджетного дефицита. Однако по некоторым оценкам, реализация именно этого проекта может способствовать, дополнительному росту бюджетных дефицитов в течение текущего десятилетия в общей сумме 2 трлн. долл., а возможно и более. Необходимо иметь в виду, что наряду с потребителями медицинских услуг, планы реформирования затрагивают 14,3 млн. занятых в секторе здравоохранения, а также страховщиков, работодателей и, в конечном счете, всех налогоплательщиков, за счет которых ежегодно финансируется около одного триллиона бюджетных расходов на здравоохранение. Однако вне зависимости от хода реализации реформы вопросам расширения доступности медицинских услуг, соответствующих современному уровню их развития, дан мощный импульс.

Социально-ориентированные меры политики стали важным фактором посткризисной стабилизации, хотя и не очень устойчивой. Однако с конца 2010 года ключевое место в повестке дня занимают задачи трансформации экономического восстановления, достигнутого при содействии стимулирующих пакетов, в самоподдерживающийся экономический рост. Правящей администрации предстоит поиск оптимального сочетания государственного регулирования и развития частной инициативы в условиях сохранения определенной зависимости от антикризисных макроэкономических мер, остающегося высоким уровня безработицы и беспрецедентного по размерам дефицита федерального бюджета.


[a] Данные 2008 г. Источник: Human Development Report 2010. UNDP. N.Y., 2010.

[b] Данные в среднем за период 20002008 гг. Источник: Human Development Report 2010. UNDP. N.Y., 2010.

[1] См. подробнее: Мировой опыт антикризисной политики: уроки для России / Отв. ред. С.А. Афонцев, Н.И. Иванова, И.С. Королев.  М.: ИМЭМО РАН, 2009; Белинский А.Н., Емельянов С.В., Лебедева Л.Ф. Приоритеты научно-технологической политики США в начале XXI века: взаимодействие государства и бизнеса.  М., ИСКРАН, 2009.

[2] The Washington Post, February 14, 2011.

[3] OECD Science, Technology and Industry Outlook 2010.

[4] Thomson Reuters, Science Citation Index and Social Sciences Citation Index, National Science Foundation, Division of Science Resources Statistics, special tabulations. Science and Engineering Indicators 2010.

[5] См. подробнее: Россия и Америка в XXI веке (интернет-издание). 2009. 2.

[6] The Presidents State of the Union Address. January 25, 2011.

[7] OECD Communications Outlook 2009.

[8] US Federal Budget. FY 2011. Wash., 2010; State and Local Government Finances, FY 2010.

[9] US Federal Budget. FY 2011. Wash., 2010.

[10] US Federal Budget. FY 2011, State and Local Government Finances, FY 2010.

[11] Бурджалов Ф. Реформа здравоохранения в США // Мировая экономика и международные отношения. 2010.  10. С. 44-55.

[12] Income. Poverty. Health Insurance. Wash., US Census Bureau, September 2010.

[13] OECD Health Data, 2009; The US Government Official Portal, 2010.

[14] OECD Health Data 2010.

[15] Bureau of Labor Statistics. National Employment Matrix, 20092010.



Назад
Наш партнёр:
Copyright © 2006-2016 интернет-издание 'Россия-Америка в XXI веке'. Все права защищены.