Россия и Америка в XXI веке
Россия и Америка в XXI веке На главную Написать письмо О журнале Свежий выпуск Архив Контакты Поиск
Подписаться на рассылку наших анонсов

E-mail:
№1, 2010

ФОРМИРОВАНИЕ ТРУДОВОГО ПОТЕНЦИАЛА В США

Л.Ф. Лебедева, доктор экономических наук,
руководитель Центра социально-
экономических исследований и проектов
Института США и Канады РАН,
e-mail: Liudran@mail.ru

Е.В. Емельянов, кандидат экономических
наук, старший научный сотрудник
Института США и Канады РАН

Аннотация. Влияние демографических тенденций, технологических сдвигов и международной конкуренции на формирование трудового потенциала в начале XXI в. усиливает потребность в эффективных стратегиях повышения его качества, в частности совершенствования мер политики в сферах здравоохранения, образования и профессиональной подготовки.

Ключевые слова: трудовой потенциал США, здравоохранение, образование, профессиональная подготовка.

US Labor in XXI century
Liudmila F. Lebedeva
Dr. of Economics, Head of the Center,
The Institute of USA and Canada Studies
of Russian Academy of Sciences
e-mail: Liudran@mail.ru

Evgenyi V. Emelianov
Ph.D. (Economics), Senior Research Fellow,
The Institute of USA and Canada Studies
of Russian Academy of Sciences

Annotation. US Labor is involving rapidly with demographic trends, technological advances and international competition and demanding effective strategies to meet the challenges of the XXI century. The article focuses on health and education, training programs aimed at strengthening labor resources.

Key words: US labor, health, education, training.

Развитие экономики, основанной на знаниях, выдвигает растущие требования к качеству трудовых ресурсов. Проблемы интенсификации экономического роста и формирования трудового потенциала, адекватного современному этапу развития, особенно актуальны для стран, испытывающих кризис естественного воспроизводства населения и связанное с ним сокращение численности экономически активного населения. Повышение качества трудовых ресурсов является безальтернативным вариантом политики экономического роста. Опыт США показывает, что обеспечение кадрового потенциала основанной на передовых достижениях НТП экономики требует значительных вложений государства в социальную сферу. Только таким образом можно обеспечить долгосрочную конкурентоспособность страны на мировом рынке.

Трудовой потенциал страны

Трудовой потенциал представляет собой обобщенную характеристику меры и качества совокупной способности к труду трудовых ресурсов[1]. Исходной единицей формирования трудового потенциала общества выступает трудовой потенциал отдельного работника (личный трудовой потенциал). По мнению ведущих отечественных исследователей, трудовой потенциал работника представляет собой «совокупную способность физических и интеллектуальных свойств работника достигать в заданных условиях определенных результатов его производственной деятельности и самосовершенствоваться в процессе трудовой деятельности, решая новые задачи, возникающие в результате изменений в производстве»[2].

Трудовой потенциал работника включает в себя:

– психофизиологический потенциал – способности и склонности человека, состояние его здоровья, работоспособность, выносливость, тип нервной системы и т.п.;

– квалификационный потенциал – объем, глубину и разносторонность общих и специальных знаний, трудовых навыков и умений, обусловливающий способность работника к труду определенного содержания и сложности;

– социально-личностный потенциал – уровень гражданского сознания и социальной зрелости, степень усвоения работником норм отношения к труду, ценностные ориентации, интересы, потребности и запросы в сфере труда, исходя из иерархии потребностей человека.

Показателями психофизиологического потенциала выступают: младенческая и детская смертность, заболеваемость и смертность взрослого населения, состояние здоровья, ожидаемая продолжительность жизни и др. Квалификационная составляющая трудового потенциала может быть классифицирована по следующим признакам: уровень подготовки рабочей силы, творческие способности, трудовая активность, стремление к повышению личного потенциала, трудовая мобильность.

Согласно прогнозу, в 2015 г. в США будет насчитываться 69,0 млн. детей и подростков, 206,6 млн. чел. в трудоспособном возрасте и 46,8 млн. чел. в возрасте старше трудоспособного. Таким образом, доля детей и подростков в общей численности населения с нынешних 22,0% сократится до 21,4%, а лиц в возрасте старше трудоспособного, напротив, возрастет с 12,4% до 14,5%[3]. Таким образом, в американском обществе будет продолжаться процесс старения населения, но, в отличие от ряда других развитых стран, в США он не будет чреват сокращением численности трудоспособного населения, так как продолжится общий демографический рост.

Для удовлетворения потребности в кадровом потенциале, соответствующем требованиям XXI в., в США осуществляется целый ряд мер по укреплению физического состояния, повышению образовательного уровня, совершенствованию профессиональной подготовки населения страны.

Развитие здравоохранения
как фактор повышения качества трудового потенциала

Качество трудового потенциала, как отмечено выше, можно проанализировать на основе группы показателей, характеризующих состояние здоровья населения, уровень образования и квалификации. Государство оказывает влияние на качество трудового потенциала, проводя политику в области здравоохранения, образования, профессиональной подготовки и переподготовки кадров. В США и других ведущих развитых странах государственные расходы на здравоохранение относительно ВВП составляют более 6% (рис.1). Безусловно, государство является не единственным социальным институтом, оказывающим воздействие на трудовой потенциал общества. В его формировании принимают участие семья, церковь, коммерческие и частные некоммерческие организации, международные институты (например, ЮНЕСКО, МОТ, ВОЗ и другие подразделения ООН и т.д.).

Рисунок 1.

Государственные расходы на здравоохранение относительно ВВП (%)

Источник: Human Development Report. UN, 2008.

Анализ тенденций развития здравоохранения в ведущих странах мира, проведенный в ОЭСР, выявил наличие зависимости между душевыми затратами на охрану здоровья и достигнутой в стране продолжительностью жизни. Успехи тех стран, где в последние десятилетия смертность быстро снижалась, а ожидаемая при рождении продолжительность жизни увеличивалась, сопровождались значительным ростом как государственных, так и частных затрат на охрану и восстановление здоровья.

 Данные таблицы 1 свидетельствуют о том, что государственные расходы на здравоохранение относительно ВВП в последние три десятилетия существенно возросли во всех странах, а в США увеличились почти вдвое, в результате чего произошло сокращение разрыва между США и странами – лидерами по этому показателю (Францией, Германией, Австрией и другими).

Таблица 1.

Государственные расходы на здравоохранение
(в % от ВВП)

 

 

1980

1990

2000

2001

2002

2003

2004

2005

2006

Франция

5,6

6,4

8,0

8,1

8,4

8,7

8,8

8,9

8,8

Германия

6,6

6,3

8,2

8,3

8,4

8,5

8,1

8,2

8,1

Австрия

5,1

6,1

7,5

7,5

7,6

7,7

7,8

7,9

7,7

Нидерланды

5,1

5,4

5,0

5,2

5,5

5,8

5,8

6,0

7,6

Исландия

5,5

6,8

7,7

7,6

8,3

8,5

8,0

7,7

7,5

Швеция

8,2

7,4

7,0

7,3

7,7

7,8

7,6

7,5

7,5

Новая Зеландия

5,2

5,7

6,0

6,0

6,4

6,3

6,6

6,9

7,3

Норвегия

5,9

6,3

6,9

7,4

8,2

8,4

8,1

7,6

7,3

Великобритания

5,0

5,0

5,8

6,2

6,4

6,6

6,9

7,1

7,3

Португалия

3,4

3,8

6,4

6,3

6,5

7,1

7,2

7,3

7,2

США

3,6

4,7

5,8

6,2

6,5

6,7

6,8

6,9

7,0

Канада

5,3

6,6

6,2

6,5

6,7

6,9

6,9

6,9

7,0

Италия

..

6,1

5,8

6,1

6,2

6,2

6,6

6,8

6,9

Швейцария

..

4,3

5,7

6,1

6,4

6,7

6,7

6,8

6,8

Люксембург

4,8

5,0

5,2

5,6

6,1

6,8

7,3

7,0

6,6

Япония

4,7

4,6

6,2

6,5

6,5

6,6

6,6

6,7

6,5

Финляндия

5,0

6,2

5,1

5,3

5,6

5,9

6,0

6,2

6,2

Испания

4,2

5,1

5,2

5,2

5,2

5,7

5,8

5,8

6,0

Источник: OECD Fact Book 2009.

В сравнении с Россией, где показатель государственных расходов на здравоохранение и физическую культуру относительно ВВП составлял в 2007 г. 3,6% ВВП, в США такой уровень государственных расходов на здравоохранение был отмечен в 1980 г. Но в США в то время ещё 5,2% ВВП тратилось на те же цели частными плательщиками, повышая общие расходы на здравоохранение до 8,8%. В России же сейчас оплата населением медицинских и санаторно-оздоровительных услуг, по официальным данным, составляет около 0,7% ВВП. Следовательно, в США уровень совокупных расходов на здравоохранение относительно ВВП еще 1980 г. вдвое превышал аналогичный нынешний показатель в России.

По общим расходам на здравоохранение относительно ВВП (15,3% в 2006 г.) США существенно опережают не только Россию, но и многие другие развитые страны, такие как Швейцария (11,3%), Франция (11,0%), Германия (10,6%), Канада (10,0%), однако по государственным расходам относительно ВВП уступают Франции, Германии, Австрии, Нидерландам, Исландии, Швеции, Новой Зеландии, Норвегии, Великобритании и Португалии.

В структуре федеральных расходов на цели здравоохранения наибольший удельный вес имеют две программы – «Медикэр» и «Медикэйд». «Медикэр» в настоящее время является крупнейшей федеральной программой медицинского страхования в США. Она была учреждена в 1965 г. В соответствии с программой осуществляется медицинское страхование всех охваченных государственной программой пенсионного страхования американцев, инвалидов (с 1972 г.), а также лиц с хронической почечной недостаточностью.

Основной план страхования «Медикэр» включает часть А – больничное страхование (оплата больничных услуг, а также некоторых форм домашнего ухода); часть В – медицинское страхование (оплата амбулаторной помощи и другие медицинские услуги, не покрываемые частью А); часть D – покрытие страховкой стоимости лекарств по рецепту врача; «Медигэп»  – дополнительное вложение средств застрахованным лицом или работодателем/профсоюзом для восполнения их нехватки в частях страхования А и В. Продвинутый страховой план включает часть С  (сочетание частей А и В, которые оплачиваются одобренными «Медикэр» частными страховыми компаниями), и часть D.

Затраты страхователя при использовании продвинутого плана могут быть ниже, чем при использовании основного. Финансирование программы в основном осуществляется за счет налога на заработную плату. Таким образом полностью покрываются затраты страховщиков в части А (услуги госпиталей). Страховые премии в части В дифференцированы в зависимости от дохода застрахованного лица. Если индивидуальный годовой доход составляет менее 80 тыс. долл., то размер ежемесячных платежей равен 93,5 долл. Максимальный размер ежемесячных платежей для лиц с годовым доходом свыше 200 тыс. долл. составляет 161,4 долл. Необходимо отметить, что страховка «Медикэр» не покрывает полностью или частично стоимость некоторых видов медицинских услуг. Это, в частности, анализы крови, услуги хосписов, длительное пребывание в больнице, услуги домашней сиделки свыше 20 дней, некоторые виды амбулаторной помощи (прививки от гриппа, маммографии и т.д.)[4].

Только за 2001–2006 гг. объем финансирования программы «Медикэр» увеличился на 51,8% – с 214,1 до 324,9 млрд. долл. В более отдаленной перспективе правительство ожидает значительного увеличения расходов на «Медикэр» не только в абсолютном выражении, но и относительно ВВП. Если в 2005 г. совокупное финансирование программы составляло около 3% ВВП, то к 2025 г. оно должно достичь 6%, а к 2080 г. приблизиться к 11% ВВП[5]. Таким образом, роль «Медикэр» среди государственных программ здравоохранения останется ведущей и в обозримом будущем будет только возрастать.

Сама программа в последние годы претерпела ряд изменений. В 2003 г. вышел закон о модернизации программы «Медикэр» (The Medicare Modernization Act of 2003 – MMA), в соответствии с которым с 1 января 2006 г. началось добровольное страхование обеспечения лекарственными препаратами по рецептам врачей. К середине 2007 г. было зарегистрировано 24 млн. получателей лекарств по рецепту. По оценкам правительства, за первый год действия закона застрахованные лица смогли сэкономить на платежах за лекарства в среднем более чем 1,2 тыс. долл. Свыше 75% участников программы были удовлетворены своими страховыми планами. Причем, как отмечается, этот успех был достигнут, несмотря на сокращение стоимости программы на 30% по сравнению с более ранними оценками. В то же время, были предприняты усилия по повышению прозрачности ценообразования и доступности информации о качестве услуг по программе «Медикэр», рационализирована система страховых платежей и субсидий, внедрены конкурентные принципы организации закупок для нужд программы (впервые за ее 40-летнюю историю).

В отличие от программы «Медикэр», действие которой распространяется на самые широкие слои населения США, другая система медицинского страхования, «Медикэйд», направлена, главным образом, на помощь социально уязвимым группам: лицам с низким уровнем доходов, преимущественно женщинам и детям, инвалидам и престарелым, кому требуется постоянный уход, и т.п. В общей сложности, программой охвачено 49 млн. чел. Программа финансируется как из федерального бюджета, так и из бюджетов штатов. В настоящее время на федеральный бюджет приходится 57% финансирования программы. За 2001–2008 гг. расходы на программу «Медикэйд» по линии министерства здравоохранения увеличились более чем на 45%, а доля программы в общих расходах министерства составляет около 30%.

Программа «Медикэйд», как и «Медикэр», в последние годы подвергалась реформированию. Финансирование программы почти наполовину должно обеспечиваться штатами, но на практике не все штаты выполняют свои обязательства в надлежащем объеме. В президентских посланиях неоднократно отмечалась необходимость лучшей координации усилий между федеральным правительством и штатами. Кроме того, предполагается прекратить выделение средств из фонда программы на обучение студентов-медиков, рационализировать механизм формирования цен на лекарства по рецепту, сократить административные издержки путем устранения двойных платежей одним и тем же застрахованным лицам из фондов «Медикэйд» и «Временной поддержки нуждающимся семьям» (The Temporary Assistance for Needy Families – TANF).

Помимо решения текущих задач предоставления квалифицированной медицинской помощи населению, американская администрация постоянно сталкивается с новыми проблемами и вызовами в сфере здравоохранения, которые требуют быстрого реагирования и определенных финансовых вложений. После событий 11 сентября 2001 г. власти США стали прикладывать значительные усилия по борьбе с терроризмом в различных его проявлениях. Это не могло не отразиться и на деятельности министерства здравоохранения. В 2001 г. в рамках расходов министерства было специально выделено 126 млн. долл. на борьбу с биотерроризмом, восстановительные работы и ответные действия. 21 июля 2004 г. президент Дж. Буш подписал закон «Проект Биощит» (Project BioShield), призванный обеспечивать защиту американской нации от атак террористов. В общей сложности, на защиту от биотерроризма с 2001 г. по 2008 гг. было израсходовано свыше 10 млрд. бюджетных средств[6].

Федеральный бюджет 2008 г. включает почти 4,3 млрд. долл. на защиту от биотерроризма, в том числе, около 2,5 млрд. долл. на научные исследования и разработки, нацеленные на обеспечение контрмер против атак биотеррористов, а также 1,1 млрд. долл. для штатов, местных органов власти и больниц для повышения их готовности к критическим ситуациям. Кроме того, расширяется финансирование Национальной системы медицины катастроф (the National Disaster Medical System).

Другим приоритетным направлением мероприятий в области здравоохранения является защита населения от вирусных эпидемий. В частности, увеличено выделение средств на подготовку к возможной пандемии гриппа, основная их часть направляется на разработку вакцины от пандемии и быстрой диагностики инфекции, а также на закупку антивирусных препаратов. Деятельность в этом направлении осуществляется Центром по контролю и предотвращению заболеваний (the Centers for Disease Control and Prevention – CDC), Национальными институтами здоровья (the National Institutes of Health – NIH), Управлением по продовольствию и лекарственным средствам (the Food and Drug Administration – FDA) .

Продолжается осуществление программы комплексной информатизации здравоохранения. В 2004 г. президент США выступил с инициативой к 2014 г. обеспечить для большинства американцев доступ к электронным записям о здоровье. Чтобы способствовать разработке и внедрению новых технологий, в федеральный бюджет 2008 г. были включены расходы в размере 118 млн. долл. для Офиса национального координатора информационных технологий в сфере здоровья (the Office of the National Coordinator for Health Information Technology).

Все эти меры нацелены на укрепление здоровья американских граждан и, следовательно, обеспечение трудоспособности населения. Кроме того, программа страхования «Медикэр» является важнейшим фактором трудовой мотивации.

Вместе с тем, и это постоянно отмечается в президентских посланиях, в США остается свыше 45 млн. человек, не охваченных медицинским страхованием. Это преимущественно лица допенсионных возрастных категорий, которые не могут получить медицинскую страховку по месту работы в рамках коллективного страхования.

Образование и профессиональная подготовка

Экономика, основанная на знаниях, предъявляет растущие требования к квалификационному потенциалу трудящихся, их образовательному уровню, профессиональной подготовке, разносторонности общих и специальных знаний, приобретенных навыков, позволяющие выполнять задачи определенного содержания и сложности, соответствующие современному этапу развития.

По доле населения, имеющего высшее образование, в возрасте 25–64 гг. (39%) США уступают Канаде (47%), Японии (40%), но опережают Данию и Финляндию(35%), а также Швецию (31%)[7]. Аналогичная картина наблюдается и при рассмотрении этого показателя по возрастным группам населения. Так, доля лиц, имеющих высшее образование в одной из наиболее трудоспособных возрастных групп – от 35 до 44 лет, в США составляет 41%, в то время как в Канаде – 51%, а в Японии – 46%.

Рассмотрение тенденций финансирования образования в США и других развитых странах показывает, что в последние годы наблюдается существенное увеличение расходов как в абсолютном выражении, так и в процентах от расходов государственного бюджета. С 2000 г. по 2005 г  общая сумма средств, выделенных учебным заведениям всех уровней образования во всех странах, выросла в среднем на 19%. В 2005 г. страны ОЭСР потратили на образование на всех уровнях 6,1% своего совокупного ВВП (из них 86% из государственных источников). При этом с 1995 г. по 2005 г. доля государственных расходов на образование в общей сумме государственных расходов увеличилась с 11,9% до 13,2%. Расходы на образование во всех странах, кроме Канады, Франции, Венгрии, Португалии и Швейцарии, росли, как минимум, так же быстро, как государственные расходы в других секторах.

В середине текущего десятилетия по ежегодным расходам на одного обучающегося в сфере высшего образования США оставались абсолютным лидером – 24,4 тыс. долл., почти вдвое опережая по этому показателю Японию, Финляндию, Бельгию, Германию. За США следовали Швейцария (21,7 тыс. долл.), Швеция (15,9 тыс. долл.) и Норвегия (15,6 тыс. долл.).

Основные тренды финансирования не ограничиваются ростом затрат государственных бюджетов. Для того чтобы приспособиться к быстрому росту числа учащихся, особенно на уровне высшего образования, наряду с ростом государственных расходов на образование, ведется поиск других источников финансирования. Хотя 86% расходов на образование по-прежнему поступает из государственных источников, в большинстве стран с 1995 г. по 2005 г. частные инвестиции росли более высокими темпами.

Динамика финансирования позволяет выявить важные тенденции структуры расходов на начальное, среднее и высшее образование. Так, с 1995 г. по 2005 г. расходы на начальное и среднее образование росли быстрее, чем число учащихся во всех странах ОЭСР, и даже быстрее, чем ВВП на душу населения в подавляющем большинстве стран.

В результате, имеющиеся в наличии ресурсы на одного учащегося начального и среднего образования, существенно увеличились за последнее десятилетие. С учетом того, что в 23 из 30 стран ОЭСР число учащихся в возрасте от 5 до 14 лет должно снизиться в ближайшие десять лет, расходы на одного учащегося начального и среднего образования могут продолжить свой рост, если общий объем бюджета будет оставаться стабильным. Таким образом, эти показатели позволят внести коррективы, либо направляя ресурсы на улучшение качества программ и результатов учащихся, либо перепрофилируя их, например, на высшее образование, где наблюдается противоположная тенденция.

По расходам на одного учащегося в сфере высшего образования США лидируют со значительным отрывом от других стран (рис. 2). По этому показателю разрыв между странами остается весьма значительным (между США и Россией – семикратный).

Рисунок 2

Расходы на одного обучающегося в сфере высшего образования
(2005 г., долл. по ППС)

Источник: OECD Fact Book 2009.

На уровне высшего образования с 1995 г. по 2005 г. расходы на одного учащегося в некоторых случаях сокращались, так как рост расходов не успевал за ростом числа учащихся. Если число студентов будет продолжать расти, то без дополнительных инвестиций тенденция к снижению удельных расходов может даже ускориться.

Согласно официальному прогнозу, к 2015 г. численность учеников школ и студентов колледжей в США достигнет 78 млн. человек.

В текущем десятилетии существенно возросла успеваемость американских школьников, о чем свидетельствует, в частности, повышение доли студентов-первокурсников, учившихся в школе на «хорошо» и «отлично» (по американской системе, с оценками «А» и «В»). С 1980 по 2005 гг. доля зачисленных в вузы абитуриентов, учившихся на «отлично», возросла с 26,6 до 46,6%, а на «хорошо» – снизилась с 58,2 до 48%. В итоге, общая доля «отличников» и «хорошистов» за указанных промежуток времени увеличилась на 9,8%, в том числе за 2000–2005 гг. – на 1,2%.

Расширяется также охват образовательными программами взрослого населения. В американских вузах проходят обучение люди разных возрастов. Тем самым высшая школа США играет большую роль не только в подготовке специалистов, но и в их профессиональной переподготовке, повышении квалификации. Около 40% обучающихся в вузах США – в возрасте 25 лет и старше.

Расширение масштабов финансовой помощи студентам привело к тому, что в середине текущего десятилетия та или иная финансовая помощь оказывалась 63% американских студентов, а доля студентов-получателей грантов возросла до 51%.

Анализ распределения выпускников американских вузов по специальностям за последние годы показывает разнонаправленный характер изменений численности выпускников-бакалавров и магистров по основным специальностям. При этом численность выпускников с гуманитарным и экономическим образованием для всего периода начала 2000-х гг. стабильно превышала численность выпускников по техническим специальностям.

Опубликованные в официальных изданиях прогнозы потенциала американской системы образования свидетельствуют об ожидаемом продолжении его роста. Число школьных учителей с 2005 до 2011 гг. должно увеличиться с 3,5 млн. до 3,75 млн. чел., в том числе в государственных школах – с 3,14 до 3,34 млн. чел. Число выпускников государственных средних школ, составлявшее в 2005 г. 2,86 млн. чел., в 2008 г. должно достичь пика – 3,00 млн. чел. и к 2011 г. снизиться до 2,93 млн. чел. По прогнозам, будет неуклонно возрастать численность студентов. За 2005–2011 гг. она должна вырасти на 8,8%, в частности в государственных колледжах и университетах – на 8,4%. К 2011 г. увеличится отрыв по числу студентов четырехгодичных колледжей от двухгодичных. Если в 2005 г. в государственных четырехгодичных вузах обучалось на 9% больше студентов, чем в двухгодичных, то в 2011 г. эта разница должна составить уже 12%. Аналогичное соотношение в частных вузах (в 13,3 раза) за 2005–2011 гг. практически не изменится. Это связано с тем, что в частном секторе подавляющее большинство студентов (93%) обучаются по четырехгодичной программе.

Установка американской администрации на развитие системы образования на инновационной основе проявилась в широкой компьютеризации школ и их массовом подключении к Интернету. Если в 2001–2002 гг. в государственных школах было 13,2 млн. компьютеров, то к 2005–2006 гг. их парк увеличился до 14,2 млн., то есть за последние четыре года он вырос на 1 млн. За 1995–2003 гг. долю государственных школ, имеющих доступ к Интернету, удалось довести с 50 до 100% (в школах с числом учеников свыше 300 этот процесс был завершен уже в 2002 г.).

Число учеников, приходящееся на один компьютер, за 2002 2006 гг. сократилось с 4,1 до 3,9 чел. Стремительно возросла доля школ с беспроводным подключением к Интернет – с 22,6% до 54,2%. Доля школ с высокоскоростным доступом к Интернет за то же время увеличилась с 73,9% до 84,3%.

В текущем десятилетии приоритетным направлением стал и всеобщий охват образовательной подготовки детей. В 2002 г. для ликвидации недостатков действующей в США системы школьного образования был принят закон «Ни одного ребенка вне системы образования». По статистике, в 2002 г. 31% американских школьников четвертого класса не могли читать и писать на требуемом уровне. В основу закона «Ни одного ребенка вне системы образования» были положены четыре базовых принципа: ответственность за результаты; особое значение образования, основанного на научных исследованиях; расширение прав родителей в выборе учебного заведения; повышение возможностей управления образованием и его контроля. В соответствии с этим законом увеличивалось государственное финансирование школьного образования: за 2000?2004 гг. оно возросло на 59,8% в номинальном выражении. По замыслу разработчиков закона, к 2013–2014 гг. каждый ребенок должен достичь стандарта школьного образования в своем штате.

Бюджет 2008 г. обеспечил увеличение финансирования на 1,7 млрд. долл. школ в общинах с низким уровнем дохода. На 1,2 млрд. долл. возрастают расходы на часть программы «Ни одного ребенка вне системы образования» – подпрограмму «Пункт 1», предусматривающую повышение качества образования для детей из неблагополучных семей, в том числе бедных семей и семей мигрантов[8]. Кроме того, дополнительные 500 млн. долл. предусматриваются для школ, испытывающих потребности в усовершенствовании.

Наконец, планируется выделение 300 млн. долл. на то, чтобы школьники из семей с низкими доходами по своему выбору могли перейти из малоэффективных школ в другие государственные или частные школы с более интенсивными программами обучения. С введением закона «Ни одного ребенка вне системы образования» родители теперь имеют возможность выбрать школу первого ранга, которая, как правило, является государственной и способна предоставить больше возможностей для обучения детей.

В 2007 г. правительством было предложено добавить два теста в систему аттестации средней школы, включая оценку готовности к колледжу. Вместе с существующими тестами в чтении и математике в 3–8 классах и единовременно в средней школе, эти новые оценки помогут родителям и преподавателям узнать, насколько эффективно работают школы и какие успехи могут ожидать их выпускников. В федеральном бюджете на 2008 г. предусмотрено выделение 412 млн. долл. для проведения тестирования.

Закон «Об обучении лиц с физическими недостатками» (The Individuals with Disabilities Education Act – IDEA) был принят в 2004 г. в целях содействия обучению детей-инвалидов. Часть В основанной на этом законе программы посвящена образованию детей и молодежи в возрасте от 3 лет до 21 года, часть С – детей в возрасте до 3 лет.

Остальные программы в сфере начального и среднего образования характеризовались гораздо меньшими объемами бюджетных вложений. На некоторые программы федеральные расходы в последние годы росли, что отражает их приоритетность в глазах американского правительства. К ним относится, например, программа обучения чтению (Reading First/ Early Reading First) (рост расходов за 2001–2006 гг. – в 3,95 раз) и гранты за профессиональное мастерство учителей, которые из федерального бюджета перечисляются в бюджеты штатов (рост расходов – в 1,37 раза).

Заметно расширяется финансирование «Президентской инициативы американской конкурентоспособности» (the President’s American Competitiveness Initiative – ACI). В бюджете министерства образования 2008 г. расходы на эту программу увеличены в 12,4 раза по сравнению с предыдущим годом. Эта инициатива предусматривает целый ряд исследовательских и образовательных программ, направленных на повышение долгосрочной конкурентоспособности национальной экономики. 250 млн. долл. выделяется на новую программу в области математики, призванную помочь учителям обучать школьников младших классов, а также на новую программу в средней школе, ориентированную на повышение знаний математики у отстающих школьников. Кроме того, в рамках этой президентской инициативы предусмотрено совершенствование подготовки преподавательского состава. Эта программа нацелена на то, чтобы в течение пяти лет обучить 70 тыс. преподавателей, главным образом в области точных наук. В течение следующих восьми лет 25 млн. долл. будет израсходовано на дополнительный прием на работу в школы 30 тыс. специалистов, особенно в технологических областях.

В целях повышения эффективности системы высшего образования во второй половине текущего десятилетия реализуются следующие меры:

– увеличение материальной помощи студентам как по расширению охвата обучающихся, так и по размерам помощи на каждого из них. В 2008 г. федеральное правительство выделило свыше 90 млрд. долл. в виде различных форм поддержки более 10 млн. студентов для оплаты обучения;

– обеспечение ответственности и прозрачности в высшем образовании. В бюджете 2008 г. были предусмотрены средства в размере 25 млн. долл. для проведения экспериментальной инициативы по сбору и анализу таких данных о студентах, как оценки успеваемости и другие достижения в учебе;

– преобразование системы помощи студентам. Закон о сокращении дефицита 2006 г. предусматривал несколько важных реформ, повышающих эффективность федеральных программ предоставления ссуд студентам. Было принято решение о прекращении действия плохо управляемых программ (ссуд Перкинса и грантов поддержки дополнительного образования). Сэкономленные средства должны быть направлены на расширение помощи студентам по линии грантов Пелла и грантов за академическую успеваемость;

– сокращение программ, признанных неэффективными, что позволит использовать сэкономленные средства для финансирования программ по приоритетным направлениям, включая продление действия закона «Ни одного ребенка вне системы образования».

Общая тенденция повышения образовательного уровня населения отражается на качественных характеристиках американской рабочей силы. В составе рабочей силы США произошло сокращение доли работников с низким уровнем образования и рост доли высокообразованных специалистов. В середине текущего десятилетия лишь 9,6% занятых имели только начальное образование, 30,0% – среднее, 21,2% обладали дипломом бакалавра, а 11,2% – более высоким уровнем образования.

Приоритетным направлением деятельности министерства труда в США является профессиональная переподготовка и повышение квалификации лиц, обратившихся в службу занятости. На финансирование услуг по обучению и трудоустройству приходится около 12% бюджета министерства, в рамках которого возрастает доля средств, направляемых на обучение и трудоустройство ветеранов, а также на обучение по программе Н-1В и сертификацию иностранной рабочей силы.

Таким образом, формирование трудового потенциала в США находится в фокусе государственной политики. Наряду с расширением масштабов финансирования соответствующих программ, растущее внимание на всех уровнях власти уделяется проблемам эффективности затрат, прозрачности ресурсного обеспечения и хода реализации поставленных задач. Для удовлетворения спроса на образование, медицинские услуги, социальное обеспечение, оказывающие непосредственное влияние на трудовой потенциал страны, при сохранении, как минимум, их качества, нынешний уровень расходов должен был сохранен или увеличен, а эффективность затрат повышена.


[1] Экономика и социология труда / Под ред. А.Я. Кибанова. – М.: ИНФРА-М, 2003.

[2] Экономика труда (социально-трудовые отношения) / Под ред. Н.А. Волгина, Ю.Г. Одегова. – М.: «Экзамен», 2003. – С. 38.

[3] Рассчитано по: Statistical Abstract of the United States: 2008.

[4] Centers for Medicare and Medicaid Services. Baltimore, MD, 2007.

[5] Budget of the US Government, FY 2008.

[6] Background: Three Years of Progress in the War on Terror. – http://www.whitehouse.gov/infocus/ bioshield/bioshield2.html.

[7] OECD Fact Book, 2009

[8] Improving Basic Programs Operated by Local Education Agencies. Dep of Education, September 09, 2007.



Назад
Наш партнёр:
Copyright © 2006-2016 интернет-издание 'Россия-Америка в XXI веке'. Все права защищены.