Печать
?3, 2008

ОБЩЕСТВЕННЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ США В ИЗБИРАТЕЛЬНОЙ КАМПАНИИ 2008 Г.: ОБЪЕКТИВНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ И СУБЪЕКТИВНЫЕ ПРЕДПОЧТЕНИЯ

Лютов А.А., к.и.н., с.н.с. Центра
внутриполитических исследований Института
США и Канады РАН

Аннотация. Данная статья посвящена одной из самых актуальных тем – президентским выборам в США. Нынешняя избирательная кампания стала одной из самых непредсказуемых за последние десятилетия. В ходе выборов одни общественные организации (профсоюзы, антивоенное движение США) поддерживали кандидата Демократической партии Б. Обаму, другие (некоторые религиозные организации, латиноамериканцы) – представителя республиканцев Дж. Маккейна. Вместе с тем вполне очевидно, что именно общественные организации призваны сыграть ключевую роль в ходе избирательной кампании 2008 г.

Ключевые слова: Общественные движения, президентские выборы, антивоенное движение, профсоюзные организации, этнические группы

Президентские выборы 2008 г. по праву можно считать одной из самых интересных и непредсказуемых избирательных кампаний в США за последние десятилетия. Эта кампания имеет целый ряд особенностей:

У республиканцев официальный кандидат определился уже в январе 2008 г. после выборов в Нью-Гемпшире – им стал ветеран вьетнамской войны, сенатор от штата Аризона Дж. Маккейн, заявивший, что он будет в полной мере продолжать политику, проводимую администрацией Буша, включая войну в Ираке до победного конца. В стане Демократической партии на протяжении всей избирательной гонки складывалась драматическая ситуация, вылившаяся в длительном соперничестве Х. Клинтон и Б. Обамы. Несмотря на то, что программы обоих кандидатов были идентичны, многие эксперты отмечали, что изначально у Обамы было больше шансов победить на выборах Маккейна, чем у Клинтон.

Сегодня некоторые специалисты полагают, что современные Соединенные Штаты в наименьшей степени, чем когда-либо, можно считать демократическим государством. По мнению одного из ведущих американских социологов, профессора Р. Лахманна, «…в США практически отсутствуют значимые институты гражданского общества – профсоюзы, женские, религиозные организации, антивоенное движение. Одни из них растворились, другие – как, например, религиозные институты – потеряли влияние как выразители независимых общественных настроений» 1. Основную причину резкого снижения роли общественных организаций Лахманн видит в том, что крупнейшие корпорации на сегодняшний день не нуждаются ни в демократических институтах, ни в поддержке общественного мнения. Если раньше для реализации масштабных проектов им необходимо было мобилизовать средства ведущих банков, убедить правительство и конгрессменов в необходимости их финансирования, то теперь, по его мнению, потребность в «посредниках» отпала 2. Вместе с тем, представляется, что роль общественных организаций в современной американской политической жизни не следует недооценивать, тем более что в избирательной кампании 2008 г. некоторые организации (особенно профсоюзы и антивоенное движение) вели себя крайне активно.

Профсоюзные организации

Традиционно американские профсоюзы во время президентской избирательной кампании поддерживают кандидата от Демократической партии. Поскольку до последнего момента не было ясно, кто же является фаворитом у  демократов, то и вопрос поддержки американскими профсоюзами кандидата стоял не «за кого», а «против кого». Человеком, на которого обрушилась вся мощь критики профсоюзного руководства, стал Маккейн. Основные обвинения, предъявляемые организованными трудящимися кандидату республиканцев, сводились к тому, что он обещал поддерживать крупные корпорации в переводе предприятий за границу, повышая тем самым уровень безработицы в самих США, не предпринимал практически никаких шагов для повышения занятости и помощи безработным американцам, поддерживал войну в Ираке, в то время как средства, выделяемые на эту военную операцию, по мнению профсоюзного руководства, могли бы идти на решение внутренних проблем.
Основные вопросы, на которые обращали внимание  члены профсоюзов в этой избирательной кампании – прекращение войны в Ираке, создание новых рабочих мест и реформирование системы социального страхования, которая, по мнению многих участников профсоюзного движения, находится в глубоком кризисе.

Около 60% членов профсоюзного движения США не удовлетворены общей экономической ситуацией в стране, а более 70% не согласны с приватизацией системы социального страхования. Согласно опросам общественного мнения, в ходе избирательной кампании более 70% участников профсоюзного движения выказали недовольство проводимой президентской администрацией политикой в области занятости и трудовых отношений. В ходе выборов руководство АФТ-КПП неоднократно заявляло о том, что политика Буша способствовала разрушению экономической безопасности США (что вылилось в рекордном торговом дефиците и снижении уровня занятости по сравнению с показателями конца 1990-х гг.), и что Маккейн выступает за дальнейшее снижение налогов (а это прямое продолжение политики Буша), однако лишь для крупных корпораций, а не для простых трудящихся 3.

По заявлениям президента АФТ-КПП Дж. Суини, тревожная ситуация, сложившаяся в американской экономике, сильно ударяет по американским рабочим и членам их семей, способствует резкому снижению количества рабочих мест и повышению уровня безработицы, особенно среди высококвалифицированных рабочих. Руководство крупнейших профсоюзных организаций полагает, что дальнейшее снижение налогового бремени при одновременном перечислении небольшой части налогов с заработной платы на индивидуальные пенсионные счета может уже в недалеком будущем крайне негативно отразиться на экономических перспективах США. Многие лидеры организованного движения обвиняют Маккейна также и в том, что он, как и ныне действующий президент, отстаивает интересы лишь крупных корпораций, нанося, тем самым, значительный ущерб интересам простых американских рабочих и членам их семей.

Кроме того, представители американского профсоюзного движения довольно пессимистично оценили налоговую реформу, которую проводила администрация Буша, считая, что она охватила только частный сектор экономики, в котором доля профсоюзов ничтожно мала. В государственном секторе, по мнению руководства профсоюзов, проблема безработицы и неполной занятости остается чрезвычайно актуальной, а в предвыборных обещаниях Маккейна, по словам Дж. Суини,  не содержится никаких практических мер по решению социально-экономических проблем. Еще одной причиной нападок на республиканцев со стороны АФТ-КПП служит то, что по данным официальной статистики, сегодня 15,8% американцев не имеют медицинской страховки, а Маккейн ни разу не поднимал эту проблему.

Восприняв республиканскую программу как откровенно враждебную, профсоюзы разделились на два лагеря: из общей численности АФТ-КПП, составляющей 10,5 млн. членов, примерно половина симпатизировала Х. Клинтон, в то время как вторая половина готова голосовать за Б. Обаму. Из самих кандидатов больше на поддержку американских профсоюзов рассчитывала Хилари Клинтон. Остается надеяться, что после того, как бывшая первая леди страны сошла с дистанции, организованное движение трудящихся выступит на стороне официального кандидата демократов Б. Обамы.

Женщины

Женщины составляют более половины электората США и уже на протяжении более чем 40 лет оказывают серьезное влияние на результаты выборов. По данным социологических исследований, женщины склонны поддерживать кандидатуры действующих политиков, особенно на пост президента, предпочитая оставаться с проверенным человеком, а не пробовать нечто новое и неизвестное. Фактически последним трем переизбранным президентам во время второй кампании удалось увеличить долю поддержки среди женщин. Женщины также стабильно оказывают поддержку действующим политикам на выборах в Конгресс, проявляя более стабильное отношение к выбору кандидатов, чем мужчины. По иронии судьбы, это естественное стремление оставлять действующих политиков является одной из причин, по которым женщины, баллотирующиеся на выборные должности, терпят поражение.
Традиционно считается, что женщины тяготеют к «женским» вопросам, таким как социальное страхование, здравоохранение, образование, тогда как мужчины более склонны обращать внимание на вопросы «общей значимости», включая войну и экономику. В трех последних случаях общенациональные выборы (в 2002, 2004 и 2006 гг.) показали, что такое удобное разделение больше не действует. По данным социологических опросов, на выборах в 2004 и 2006 гг. женскую половину электората больше всего волновали война в Ираке и международный терроризм. Проблемам морали и семейным ценностям женщины отводили третье место, вопросы занятости и экономической ситуации в стране их интересовали еще меньше.

Женщины неоднородны по своим взглядам или результатам голосования по политическим вопросам. Когда доходит до голосования, одни женщины могут голосовать за демократов, другие исключительно за республиканцев, а третьи будут выбирать тех, кто им больше подходит. В конечном итоге, женщины при голосовании задают себе два ключевых вопроса, прежде чем выразить свою поддержку тому или иному кандидату в президенты: «Нравится ли мне этот человек?» и «Такой ли он, как я?». Первый вопрос – это классический пример «критерия гостиной»: хотели ли бы вы видеть этого кандидата по телевизору в своей гостиной в течение следующих четырех или восьми лет? Второй вопрос более сложный, он заключает в себе стремление женщин понять, разделяет ли кандидат те же самые заботы, ценности, сомнения и страхи, что и они.

Невозможно разделить жизненный опыт и мировоззрение американок в соответствии с двойственной системой категорий «республиканцы» и «демократы». Так как женщины идут на голосование не только со своей политической идеологией, политики также должны иметь представление о жизненных этапах и демографических категориях, к которым относятся женщины. Политика для женщин – это не что-то изолированное, а всеобъемлющая жизненная ситуация, в рамках которой женщины реализуют себя, удовлетворяя свои потребности и подтверждая свои ожидания.

Специалисты выделяют несколько групп женщин, на которые следует обратить внимание на выборах 2008 г.:

Как уже говорилось, одним из отличий президентских выборов 2008 г. стало участие в них женщины, присутствие которой в Белом доме будет вопросом «когда», а не «если». Дискуссия перешла с гипотетической женщины-президента на конкретную женщину-президента, а именно Хилари Клинтон, которая, в свою очередь, очень рассчитывала на женскую половину электората. Тем не менее, прошлый опыт показывает, что женщины не обязательно голосуют за женщин. Если бы так было, то сенаторы США Элизабет Доул и Кэрол Моусли-Браун добились бы выдвижения от партии на пост президента в 2000 и 2004 гг., исходя из того, что женщины составляют большинство избирателей.

Верность партии превосходит гендерные предубеждения, как показало исследование “Ньюсуик”, проведенное в июле 2007 г. Стало ясно, что 88% мужчин и 85% женщин проголосовали бы за женщину, выдвинутую их партией, если бы она была способна справиться с насущными проблемами. Однако американцы проявляют меньше энтузиазма по поводу «женского фактора», когда они оценивают своих сограждан: только 60% мужчин и 56% женщин считают, что страна готова к тому, чтобы ею управляла женщина-президент. Что же касается расовых различий, то американцы более решительны при выборе квалифицированного кандидата афроамериканца от своей партии, т.к. 92% белых и 93% цветного населения утверждают, что они одобряют такого кандидата. Как и в случае с полом кандидата, все меньше избирателей сомневаются в том, что страна готова к тому, чтобы ее возглавил афроамериканец: всего 59% белых избирателей и 58% избирателей других рас считают, что страна изберет чернокожего президента 4. Участвуя в опросах общественного мнения, избиратели иногда могут переносить свое отношение на своих друзей, семью и круг общения, пытаясь подтвердить свою собственную позицию, скрывая при этом то, что они считают «неприемлемой» или «непопулярной» позицией. 

Хотя за последние десятилетия это самая открытая президентская гонка (впервые за 80 лет ни действующий президент, ни вице-президент не претендуют на пост президента), совершенно определенно одно: именно женщины, с 1980-х гг. составляющие большинство избирателей, в наибольшей степени чем кто-либо, способны решить, кто будет следующим хозяином Овального кабинета.

Религиозные организации

На протяжении всей американской истории религиозные организации играли значительную роль не только в избирательных кампаниях, но и в общественно-политической, социальной и духовной жизни страны. Например, в конце XIX – начале XX вв. большинство религиозных лидеров США поддерживали жестокую войну на Филиппинах. В 1960-е гг. религиозные круги, представлявшие практически все конфессии и номинации, наоборот, открыто критиковали военные действия американской армии во Вьетнаме. За десятилетия, прошедшие после окончания Вьетнамской войны, религиозные круги США в значительной степени сместились вправо – особенно заметно это проявилось в заключительное десятилетие холодной войны. Американские церкви не видели смысла вести совместную антивоенную деятельность с Советским Союзом, который воспринимался не просто как атеистическое, но и как репрессивное государство, преследующее верующих. 

Отстаивая свои интересы, религиозные организации США так или иначе участвуют в политической жизни страны. Спектр этого участия достаточно широк: религиозные лидеры могут инициировать пропагандистские кампании в поддержку тех или иных политиков, а могут и прибегать к услугам профессиональных лоббистов, чтобы те представляли их точку зрения. «Религиозный лоббизм» существенно отличается от светского тем, что религиозные организации, выступая в поддержку той или иной политической или законодательной инициативы, мотивируют свое решение «заботой о будущем человеческой цивилизации» и «выполнением неоспоримых предписаний Бога».
В то же время принадлежность политика и избирателей к той или иной религии играет заметную роль при голосовании. Например, на протяжении трех последних избирательных циклов политики из Демократической партии набирали большинство голосов среди иудеев, мусульман, чернокожих протестантов, католиков-латиноамериканцев, буддистов и индуистов. Основными причинами такой тенденции служит отчасти то, что демократы традиционно выступают за проведение социально ориентированной политики, а среди американцев африканского и латиноамериканского происхождения очень высок процент социально незащищенных людей.

В современных США уровень религиозности и влияния различных религиозных организаций и течений на политический курс, проводимый президентской администрацией, достаточно высок. Религиозный фактор оказывает очень сильное влияние и на ход избирательной кампании. По данным социологических исследований, 47% американцев, избиравших президента страны в 2004 г., соизмеряли свой выбор с религиозностью кандидатов. По всей вероятности, и на президентских выборах в ноябре 2008 г. этот процент будет достаточно высоким.

Все три кандидата в президенты – Маккейн, Клинтон и Обама – люди с разными «религиозными биографиями». Дж. Маккейн – крайне религиозный человек, американский протестант, сменивший деноминацию: он родился и вырос в семье прихожан Епископальной Церкви США, однако с начала 1990-х гг. вместе с женой посещает церковь южных баптистов в г. Финикс (штат Аризона). На выборах 2000 г. соперником Маккейна был нынешний президент США Дж. Буш, сумевший мобилизовать протестантов-консерваторов, которые являются традиционным надёжным электоратом Республиканской партии: на выборах 2004 г. более 78% из них отдали свои голоса Бушу. Тогда же, в 2000 г., избирателей убеждали в том, что Маккейн недостаточно консервативен, следовательно, не совсем «тот человек».

Результаты кампании 2000 г. до сих пор сказываются на репутации Маккейна. В ходе праймериз он победил бывшего баптистского проповедника Майка Хакаби, однако опросы показали, что более четверти протестантов не симпатизируют Маккейну. Борьба на ноябрьских выборах обещает быть жаркой, и для Маккейна потеря голосов протестантов станет сильным ударом. Вместе с тем, они вряд ли поддержат Обаму, зато могут вовсе не прийти на избирательные участки. Таким образом, Маккейну просто необходимо заручиться поддержкой религиозных организаций, особенно протестантских. Кандидат республиканцев отлично это понимает, что подтверждает его речь, произнесенная в январе 2008 г. перед избирателями в Мичигане. Рассуждая о проблемах миграции, Маккейн подчеркивал, что США основаны на «иудеохристианских ценностях». Впрочем, впоследствии в беседе с журналистами он отрицал, что подобными заявлениями пытается понравиться протестантам-консерваторам.

Между тем в ходе избирательной кампании 2008 г. Х. Клинтон не раз пыталась перетянуть верующих на свою сторону. Еще в 2004 г., когда Дж. Керри уступил на выборах Дж. Бушу, сенатор Клинтон обозначила главную проблему Демократической партии: отток верующего избирателя. Она намеревалась вернуть его, поэтому охотно излагала в СМИ свою религиозную биографию и была готова идти на уступки консерваторам в вопросах этики. 

Клинтон – прихожанка Объединенной методистской Церкви, она не сменила деноминацию даже выйдя замуж за южного баптиста Билла. Клинтон позиционировала себя как социально ориентированную протестантку. Однако протестанты-консерваторы не слишком симпатизировали Клинтон, обвиняя ее в том, что она говорила о вере «…как политик, а не как человек, для которого важны основы христианства» 5. По данным социологического опроса, проведенного «Пью Ресерч Центр» (Pew Research Center) в августе 2007 г., у 2/3 протестантов-консерваторов она вызывала неприязнь 6.

Кроме того, протестанты не слишком жалуют и официального кандидата демократов – Б. Обаму. По религиозным убеждениям Обама – прихожанин Объединенной Церкви Христа, насчитывающей около 1,2 млн. последователей в США. Согласно данным социологических опросов, 60% американцев не считают его слишком религиозным. Консервативные религиозные организации вряд ли будут за него голосовать. Скорее всего, Обаме следует надеяться на поддержку христиан-либералов, представителей афроамериканских протестантских общин, религиозных меньшинств (например, мусульман) и людей, не принадлежащих к какой-либо конкретной религиозной традиции.  

Таким образом, следующим хозяином Белого дома будет протестант. Однако достаточно активно на этих выборах ведут себя и католики, которые традиционно поддерживают демократов. Однако ситуация изменилась на президентских выборах 2004 г., когда  52% избирателей-католиков проголосовали за Буша и лишь 47% – за Керри. Причиной потери голосов католиков стало либеральное отношение кандидата демократов к абортам. Американских католиков сложно назвать сплоченной электоральной группой. Среди них есть и консерваторы, и либералы, и «центристы», особняком стоят выходцы из Латинской Америки. Именно консерваторы и «умеренные», некогда опора демократов, поддержали Буша как в 2004 г., так и в 2000-м г., когда его соперником был А. Гор.

Вполне возможно, что ситуация повторится и в ноябре 2008 г. Представляется вполне реальным, что часть католиков поддержит консервативного Маккейна. Между тем среди демократов также шла ожесточенная борьба за избирателя-католика, и до начала июня 2008 г. ее выигрывала Х.Клинтон. В ходе праймериз в ряде штатов Б. Обаме удалось перетянуть на свою сторону ее электорат: рабочих, женщин, иммигрантов. Лишь католики оставались непреклонными. Клинтон выиграла праймериз в пяти штатах со значительным католическим населением: Калифорнии (31% католиков), Нью-Джерси (42%), Род-Айленде (43%), Массачусетсе (43%) и Нью-Йорке (39%). На счету ее соперника таких штатов три: Коннектикут, Иллинойс и Небраска. При этом в Небраске демократы проводили не праймериз, а кокус (голосование членов местной партийной организации), а Иллинойс – родной штат сенатора Обамы. Более того, в самом Иллинойсе католики голосовали как раз за Клинтон. 

По мнению многих экспертов, в борьбе Клинтон и Обамы имела значение их личная религиозность – из-за схожести политических программ. Смесь методизма и либерализма у Клинтон была близка избирателю-католику, «она говорила на понятном ему языке». Клинтон придерживалась умеренных взглядов в отношении абортов и выступала против однополых браков. Обама в этом плане более либерален. В ходе дебатов среди демократов в апреле 2007 г. он заявлял, что женщины сами должны решать, делать им аборт или нет, посоветовавшись с врачами, семьей и священником.

Кроме протестантов и католиков серьезное влияние на течение выборов 2008 г. способны оказать представители других религиозных организаций – методисты, епископалы, лютеране, реформаты и т.д. Эту электоральную группу, как и католиков, можно условно разделить на три части: 40% голосуют за демократов, 40% – за республиканцев, еще 20% колеблются между двумя полюсами, но в последние годы больше симпатизируют демократам, причем этот крен обозначился в 2005–2006 гг., после избрания президента Буша на второй срок.
Демократы могут рассчитывать и на темнокожих протестантов, причем, что интересно, вне зависимости от их деноминации. Следует отметить, что в США  с религиозной точки зрения между белыми протестантами и протестантами-афроамериканцами нет существенных различий. При этом их электоральное поведение диаметрально противоположно. Так, в 2004 г. 83% протестантов-афроамериканцев голосовали за Керри. Более того, это была единственная «продемократическая» религиозная группа, представители которой в большинстве своем утверждали, что именно вопрос веры повлиял на их выбор.
Опросы общественного мнения, проводившиеся на протяжении 2002-2006 гг., наглядно продемонстрировали основные проблемы республиканцев и демократов на «религиозном фронте». Демократы, в частности, не могут привлечь на свою сторону людей, регулярно посещающих богослужения (раз в неделю или чаще). От 53 до 60% таких избирателей голосуют за республиканцев. Эти люди, по данным социологов, составляют 45% от всего американского электората. Кроме того, если для человека важна религиозность кандидата, он в большинстве случаев выберет республиканца. 56% протестантов, голосовавших за Буша в 2004 г., заявили, что вера – это главный фактор, влияющий на их выбор.
Вместе с тем, среди протестантов-консерваторов происходит расслоение, о чем свидетельствует пример афроамериканцев. Кроме того, по данным исследований, 26% американцев не считают обязательным, чтобы президент был глубоко религиозным человеком. Их смущает, когда он много говорит о религии. Если прибавить к этим 26% американцев, нерегулярно посещающих богослужения, то получится большинство, индифферентное к религиозности главы государства. Для этих людей куда важнее социальные и экономические проблемы, а, следовательно, шансы демократов значительно возрастают.

Избирательные предпочтения расовых и этнических групп

По мнению экспертов, серьезное влияние на предвыборный расклад политических сил способно оказать цветное население Соединенных Штатов, особенно латиноамериканцы. Согласно последним исследованиям, по мере увеличения числа американцев латиноамериканского происхождения, достигших совершеннолетия или ставших гражданами США, их политическое влияние постоянно возрастет. Латиноамериканская община, объединяющая 44 млн. человек, – самое быстрорастущее меньшинство в Соединенных Штатах, на долю которого приходится не менее половины всего прироста населения. Однако поскольку выходцы из Латинской Америки составляют в США лишь 10% новых избирателей, рост их численности пока не отражается на их политическом влиянии. 

Выходцы из Латинской Америки в некоторых случаях сыграли решающую роль на выборах в штатах, где их численность наиболее велика, в том числе в Аризоне, Неваде, Нью-Мексико, Колорадо и Флориде. Однако на прошлых президентских выборах, в 2004 г., латиноамериканцы составляли всего 6% избирателей, тогда как в общей численности населения США на их долю приходилось 15%. Кроме того, латиноамериканская община – это очень «молодое население». Многим из латиноамериканцев менее 18 лет, поэтому они не имеют права участвовать в выборах. Однако характерной особенностью не только латиноамериканского электората, но и представителей других этнических групп служит то, что молодые люди в возрасте от 18 до 24 лет традиционно реже участвуют в голосовании, чем люди старшего возраста.

Другой фактор, сказывающийся на недостаточном политическом весе избирателей с латиноамериканскими корнями, заключается в том, что около 25% этих людей лишены права участвовать в выборах, поскольку не являются гражданами США. Несмотря на то, что многие общественные организации активно проводят кампании за предоставление латиноамериканцам гражданства, процесс натурализации разворачивается медленно.

Еще одним фактором следует считать то, что многие выходцы из Латинской Америки, ставшие гражданами США, не принимают участие в голосовании на выборах. Например, в 2006 г. в выборах приняли участие всего 5,6 из 17,3 млн. избирателей латиноамериканского происхождения, у которых есть право голоса. Этот фактор не является особенностью исключительно данной общины, поскольку, действительно, люди с латиноамериканскими корнями и афроамериканцы голосуют менее активно, чем белые. 

В числе основных проблем, тревожащих американцев латиноамериканского происхождения в ходе избирательной кампании 2008 г. проблема иммиграции и иммиграционной реформы, как ни странно, не играла первостепенную роль. По данным социологических опросов, основным предметом озабоченности лиц латиноамериканского происхождения является образование (54% респондентов), на втором месте упоминались экономические вопросы и проблемы здравоохранения (51%), на третьем – проблема терроризма (45%). Вопросы иммиграции вызывали обеспокоенность лишь у 27% опрошенных 7. Эти цифры показывают, что у избирателей с латиноамериканскими корнями примерно те же приоритеты, что и у белого населения и афроамериканских избирателей, при этом основное различие связано со степенью озабоченности по поводу вопросов образования.

Как и среди других этнических групп, внутри латиноамериканской общины существует раскол по поводу отношения к религии. Все больше взрослых латиноамериканцев не являются католиками, многие из них относятся к числу евангельских христиан-баптистов, причем эта группа постоянно увеличивается, привлекая все больше людей, родившихся в США. В то время как приблизительно треть католиков латиноамериканского происхождения готовы отдать свои голоса за Маккейна, приблизительно 55% латиноамериканцев, называющих себя христианами, но не католиками, заявляют, что будут голосовать за представителя Республиканской партии.

Антивоенное движение

Внешнеполитические проблемы, особенно крайне непопулярная со стороны американского общественного мнения война в Ираке, стали краеугольным камнем не только избирательной кампании 2008 г., но и антивоенного движения в США на современном этапе. Иракскую кампанию критикуют практически все слои общества, представители всех возрастов, полов и рас. За скорейшее окончание войны и вывод американских войск на всех конференциях выступали Б. Обама и Х. Клинтон. Только лишь республиканец Маккейн призывает продолжать войну «хоть сто лет» и ратует за увеличение американского легиона в Ираке и рост федеральных инвестиций на военные нужды.

Традиционно сложилось, что антивоенные организации США поддерживают тесные отношения с Демократической партией, поэтому, также как и профсоюзы, поддерживают на выборах кандидата демократов. Желание достичь больших результатов толкает пацифистов на отношения с политическими партиями, однако не дает возможности влиять на решения по другим вопросам, где позиции партии и движения могут расходиться. В тоже время характерной особенностью избирательной кампании 2008 г. стало то, что консервативная часть республиканцев выступает также за скорейшее окончание войны в Ираке. Однако консерваторы – лишь часть Республиканской партии и, вместе с тем, крупных организованных антивоенных групп, которые были бы связаны с республиканцами, на сегодняшний день не наблюдается. 

Следует отметить, что американское антивоенное движение – явление чрезвычайно сложное и многоплановое, имеющие древние традиции и являющееся важной частью политической культуры страны. Оно объединяет зачастую самые разные группировки, исповедующие иногда совершенно различные «символы веры». 

Например, к числу пацифистов относятся столь разные движения как леворадикальные течения, отвергающие религию и большой бизнес; представители крупного бизнеса, критикующие левых радикалов; номинации христиан, протестующие против военных исследований в науке, и серьезные ученые, защищающие эти исследования. Одни из них выступают за тотальное запрещение оружия и роспуск армий, другие – за запрет войн, третьи – за ликвидацию определенных видов вооружений, а четвертые – лишь за неучастие США в военных действиях. Впрочем, все пацифисты негативно относятся к оружию массового уничтожения, а некоторые из них с подозрением смотрят на новые технологии (например, на нанотехнологии), опасаясь, что в будущем их развитие сделает возможным устраивать значительно более кровопролитные и разрушительные войны. 

В ходе выборов 2008 г. антивоенных выступлений насчитывалось не так уж и много – несколько крупных митингов прокатились в крупнейших городах США в 2007 и 2008 гг. Однако военная риторика звучит постоянно – на партийных съездах, встречах с избирателями, различных конференциях, официальных раутах. Непопулярность иракской кампании стала основной предпосылкой победы демократов на промежуточных выборах 2006 г. 

Характерной особенностью антивоенного движения в США в ходе избирательной кампании 2008 г. стало широкое использование сети Интернет для распространения различных петиций и обращений, содержащих жесткую критику войны в Ираке. По данным социологических исследований «Пью Ресерч Центр», в распространении этих документов приняли участие более 6% всех пользователей Интернета в США 8. Всего за последние месяцы на проведение антивоенных акций, по различным оценкам, было пожертвовано не менее 15 млн. долл 9.

Многие специалисты отмечают, что современное американское антивоенное движение имеет схожие черты с тем, которое сложилось, скажем, во время войны во Вьетнаме, однако имеет и ряд существенных отличий. В 1960-е гг. к пацифистам присоединились образовавшиеся в конце 1950-х гг. молодежные группы, в частности, хиппи, которые серьезно повлияли на стратегию и тактику проведения антивоенных акций. Именно вьетнамская кампания стала причиной глобального роста движения «новых левых» и радикализации кампусов западных университетов. Антивоенные манифестации 1960-х гг. стали насильственными и сопровождались погромами и драками с полицией (в одном случае демонстрация студентов была расстреляна). Впервые за историю США пацифисты смогли повлиять на моральный дух воевавших солдат. Военнослужащие США перестали испытывать уверенность в том, что участвуют в правом деле и после возвращения домой не столкнутся с презрением со стороны соседей и знакомых. 

В конце 1960-х гг. к антивоенным движениям впервые примкнули знаменитости, например, кинозвезда Джейн Фонда, и умеренные политики (Роберт Кеннеди). В числе американцев, выступавших против войны, оказались и люди, которые стали лидерами США через несколько десятилетий. Будущий президент США У. Клинтон уехал в Великобританию, чтобы не попасть на военную службу. В числе активистов антивоенного движения числился будущий сенатор и кандидат в президенты США Джон Керри, один из лидеров организации «Ветераны Вьетнама против войны». Таким образом, антивоенное движение 1960-х  гг. значительно повлияло на внутреннюю и внешнюю политику США.

Аналогичные проблемы имеет и современное американское антивоенное движение. На организованных им манифестациях лозунги о немедленном выводе войск из Ирака сопровождают и призывы к поддержке «Хамаса», уничтожению Всемирного банка, борьбе с монополиями, защите прав нелегальных иммигрантов и т.п. 

Основатель организации «Историки против войны» В.Госс пишет, что впервые за несколько десятилетий различные антивоенные организации США вошли в широкую коалицию под названием «Объединившиеся в борьбе за мир и справедливость» (United for Peace and Justice), которая организовала ряд общенациональных акций протеста против войны в Ираке. Показательно, что многие лидеры этой структуры начали заниматься антивоенной деятельностью как раз в 1960-е гг. 10. Представители иного направления, в частности, Ч. Хоулетт, автор антологии «История американского движения за мир», отмечает, что ныне пацифисты выступают не только и не столько за мир. Их главной целью служит построение «идеальной демократии», поскольку лишь она способна избавить мир от войны 11.

Многие специалисты отмечают, что одно из существенных различий в антивоенном движении 1960-х и 2000-х гг. заключается в том, что в годы войны во Вьетнаме в Соединенных Штатах существовал обязательный призыв в армию. Сегодня же молодые американцы сами принимают решение – идти в армию или нет, лететь в Ирак или остаться на территории своей страны.

Еще одно отличие заключается в том, что если антивоенное движение 1960-х гг. было движением молодых, то современное антивоенное движение состоит из представителей самых разных возрастных групп и социальных слоев.

Движение пацифистов XXI в., в отличие от антивоенных организаций 1960-х гг., использует вполне мирные методы. В основном, сюда относятся демонстрации, митинги, акции протеста. В ход подобных мероприятий американская полиция вмешивается достаточно редко, хотя, как мы увидим далее, иногда такие случаи имеют место. Напротив, во время войны во Вьетнаме пацифисты использовали экстремистские методы для достижения своих целей. Так,  в середине 1960-х гг. одна из американских антивоенных организаций, протестовавших против войны во Вьетнаме, пыталась получить доступ к химическому и биологическому оружию, хранящемуся в арсеналах США. Полученное оружие предполагалось использовать для шантажа государственных структур. Группа была разгромлена агентами ФБР. Деятельность пацифистов стала одной из причин, почему в 1969 г. США в одностороннем порядке приняли решение прекратить разработку и производство биологического оружия. Президент Р. Никсон счел, что его производство и хранение слишком опасно.

19 марта 2008 г. в разных городах США (Сан-Франциско, Вашингтоне, Нью-Йорке, Бостоне и др.) прошли антивоенные акции протеста, приуроченные к пятой годовщине вторжения американских войск в Ирак. В общей сложности полиция арестовала 170 человек, из них более 100 во время акций гражданского неповиновения в Сан-Франциско. В Вашингтоне должен был пройти многотысячный митинг, который, однако, не состоялся по просьбе организации «Ветераны Вьетнама против войны», предложившей не выходить в этот день на улицы, а посетить мероприятия в закрытых помещениях. Активное участие в акциях приняли молодые американцы из антивоенной организации «Объединенные за мир и правосудие».

Помимо различных организаций на американское общественное мнение, по мнению экспертов, сильное влияние оказывают отдельные политические лидеры. Согласно социологическим опросам, из пятнадцати известных политиков на мнение американских избирателей в наибольшей степени способен повлиять бывший госсекретарь США Колин Пауэлл, вышедший в отставку тогда, когда Дж. Буш выдвинул свою кандидатуру на второй срок.

Некоторые представители Республиканской партии еще в 2004 г. утверждали, что из Пауэлла мог бы получиться неплохой президент. Несмотря на решение Пауэлла больше не заниматься политикой, для миллионов американцев он до сих пор остается очень уважаемым и авторитетным лицом. Любопытно, что республиканец Пауэлл, судя по опросам общественного мнения, способен оказать серьезное влияние на выбор не только своих однопартийцев, но и примерно шестой части демократического электората. Положительные ответы («Я проголосую за того же кандидата, которого поддержит Пауэлл») среди республиканцев и демократов распределились в пропорции 36 и 18% соответственно.

Еще один влиятельный человек, к мнению которого обязательно прислушаются американцы – участник президентской кампании, по ходу отказавшийся в ней участвовать, республиканец, бывший мэр Нью-Йорка Рудольф Джулиани. Кандидат, которого поддержал Джулиани (а им стал Маккейн), может получить дополнительные голоса 31% избирателей-республиканцев. 


В список политиков, способных оказать влияние на мнение избирателей вошли и другие лица, как например бывший вице-президент США Альберт Гор или сенатор от штата Массачусетс Тед Кеннеди. Однако, как показали данные социологических исследований, предпочтения этих политических лидеров оказались практически безразличными респондентам. Более влиятельными стали две ведущие общественные организации, с мнением которых готово считаться значительное число американцев. Речь идет о Национальной стрелковой ассоциации (National Rifle Association) и Национальной ассоциации образования (National Education Association). Первая традиционно выражает взгляды избирателей-республиканцев, вторая – демократов. При этом выбор определенного кандидата каждой из них одновременно принесет ему примерно 30% дополнительных голосов, но и отберет примерно столько же.

Наименьшее влияние на избирателей, как установили американские социологи, оказывают средства массовой информации. Если выбор газеты «Нью-Йорк Таймс» готовы поддержать приблизительно 6% респондентов, то 40% опрашиваемых заявили, что скорее не проголосуют за кандидата, если издание будет его поддерживать. Считаться с предпочтениями таких СМИ как «Вашингтон Пост» или «Уолл Стрит Джорнэл», готово еще меньшее количество избирателей.
Таким образом, в ходе избирательной кампании 2008 г. одни общественные организации (профсоюзы, антивоенное движение США) поддерживали кандидата Демократической партии, другие (некоторые религиозные организации, латиноамериканцы) – представителя республиканцев. Прогнозировать, кто будет следующим, 44-м президентом США достаточно затруднительно, однако ясно одно – президентские выборы 2008 г. стали одной из самых удивительных и необычных избирательных кампаний за последнее время.


1 Зарплаты в долларах неминуемо обесценятся (интервью с Р. Лахманном) // Время новостей, 7, 18.01.2007.

2 Там же.

3 http://www.afl-cio.org/issues/politics/mccain_economy.cfm.

4 “ Newsweek”, 17.07.2007.

5 “The New York Times”, 18.01.2008.

6 A Study in Contrasts: Clinton and Giuliani // http://pewresearch.org/pubs/575/clinton-giuliani

7 http://usinfo.state.gov.

8 The Internet’s Broader Role in Campaign 2008 // http://pewresearch.org/pubs/689/the-internets-broader-role-in-campaign-2008.

9 Ibidem.

10 Мир и борьба за мир // http:// www.washprofile.org/ru/node/5101

11 Howlett C. History of the American Peace Movement. Wash., 2007. P. 147-148.



Печать