Россия и Америка в XXI веке
Россия и Америка в XXI веке На главную Написать письмо О журнале Свежий выпуск Архив Контакты Поиск
Подписаться на рассылку наших анонсов

E-mail:

Warning: mysql_fetch_row(): supplied argument is not a valid MySQL result resource in /home/httpd/virtual/www.rusus.ru/index.php on line 205

ИННОВАЦИОННЫЕ АСПЕКТЫ
КОСМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ США

Е.А. Роговский, к.э.н., руководитель
 Центра проблем промышленной политики
 Института США и Канады РАН.

Аннотация. Многие инновации американской космической политики обусловлены новыми аспектами национальной безопасности США, поэтому инновационный аспект милитаризации космоса заслуживает большого внимания. В ближайшие годы можно ожидать умножения усилий, связанных с реализацией рассекреченной «Новой космической политики США», что в решающей степени определяет инновационные аспекты космической политики страны. В статье рассмотрены новая концепция сдерживания и актуальные задачи развития американского военного космоса. 

Ключевые слова:
космическая политика США, милитаризация информационного космоса, инновационные проекты национальной безопасности, информационное доминирование, космическое доминирование.

В информационную эпоху, развитие которой обусловлено потребностью в большей точности, аккуратности и своевременности во всех делах (личных, деловых и государственных) критически важную роль в сборе и обработке информации будут играть космические системы. Уже сегодня космос превратился в среду, в которой разрабатываются и реализуются высокоприбыльные экономические проекты (в том числе стратегического характера), что потребовало защиты накопленной на орбитах собственности американских компаний.

Следует признать, что в новых условиях глобализирующегося мира США определили приоритетное направление, которое должно позволить, по их мнению, сохранить однополярный мир и свое положение доминирующей сверхдержавы. Этой цели США намерены добиться за счет обеспечения своего глобального информационного доминирования, которое должно позволить принимать опережающие и эффективные решения во всех сферах деятельности. Очевидно, что глобальное информационное превосходство невозможно без использования космических систем различного назначения. Поэтому в ближайшие годы можно ожидать усиления в США акцентов на реализацию «новой космической политики», что в решающей степени определяет ее инновационные аспекты 1

Суть новой политики состоит в том, что она определяется исключительно национальными интересами и игнорирует сложившиеся в предшествующее время внешнеполитические факторы. Никакой договор, мешающий США решать текущие проблемы и запрещающий им использовать многообещающую технологию для собственной защиты и для защиты своих друзей и союзников, не соответствует интересам Соединенных Штатов 2. США оставили в прошлом ограничения Договора о ПРО, который опирался на советско-американские отношения взаимного сдерживания на основе взаимной уязвимости.

Основные положения «новой космической политики» были предопределены докладом комиссии Д. Рамсфельда «Оценка космических аспектов национальной безопасности США», представленном еще в начале 2001 г. 3. Этот доклад обратил внимание конгресса на то, что Америка может пострадать от неожиданной атаки на свои космические системы («космического Перл Харбора»), а также поставил перед правительством США задачу создания средств как для сдерживания вражеских действий в космосе и из космоса, так и для защиты от них.

В докладе отмечается, что безопасность и экономическое благополучие США, а также их союзников и друзей, зависит от способности страны успешно проводить операции в космосе. Подчеркивается, что для поддержания мира и стабильности в современных сложных условиях США должны оставаться в космосе на лидирующих позициях и в технологиях, и в возможностях действий в космосе. Лидерство должно быть таким же, как в водной, воздушной и наземной среде. США должны располагать потенциалом использования космоса в качестве составной части своих возможностей по контролю кризисов, сдерживанию конфликтов и, если сдержать конфликт не удалось, по обеспечению победы. 

Авторы доклада выделяют четыре направления космической деятельности – гражданское, коммерческое, разведывательное и военное.

Гражданский космос фигурирует, как направление, ориентированное на пилотируемый и непилотируемый космос, связанный с долгосрочными научными и исследовательскими целями, не представляющими коммерческого интереса. Вместе с тем, государственная программа COTS предусматривает стимулирование разработки коммерческих пилотируемых и транспортных кораблей. При этом NASA может выступать в качестве заказчика «готовых» услуг по транспортировке, а не покупателя транспортного средства.

Это направление, в частности, ориентировано на достижение долгосрочных целей постоянного присутствия человека в космосе с размещением астронавтов на МКС. В мире широко распространяется практика планирования и реализации совместных международных программ в интересах научных исследований и бизнеса. Количество стран способных участвовать в управляемых космических полетах существенно выросло. В этом направлении есть и иные исследовательские цели, важные для человеческой деятельности, например роль гражданского космоса в изучении влияния Солнца на Землю, другие планеты и космическое пространство между ними, а также в создании более совершенных средств прогнозирования погоды на Земле.

Коммерческий космос. Подробно это направление будет освещено в отдельной работе.

Разведывательный космос. Сбор разведывательной информации из космоса с начала 1960-х гг. остается существенной задачей разведывательного сообщества. В те времена направления развития космической разведки определялись потребностью получения доступа к запрещенным районам противника. В настоящее время такая потребность сохраняется. Но, помимо нее, разведка очень важна для формирования внешней и оборонной политики, возможностей президента контролировать кризисы и конфликты, вести военные операции, а также для создания военного потенциала, гарантирующего достижение военных целей. Разведывательное сообщество США должно собирать информацию о многих странах, организациях и даже отдельных людях по широкому кругу вопросов поддержки политики глобальной безопасности США.
Рост потребности в собираемой информации является результатом того, что после окончания холодной войны круг интересов безопасности США расширился. Сосредоточенное когда-то в основном на Советском Союзе, сейчас разведывательное сообщество получило задачи мониторинга развития политической, экономической и даже экологической ситуации во многих странах мира. Разведывательному сообществу было поручено собирать научную, техническую и военную информацию по странам, потенциально враждебным США или их союзникам. Кроме того, поручалось обеспечить разведывательную поддержку в борьбе с наркотиками и в антитеррористических операциях, таких как преследование террориста Осамы бен Ладена. Приоритет отдавался задачам разведывательной поддержки расположенных за рубежом ВС, вовлеченных в различные миссии, включая миссии по поддержанию мира. 

По мере распространения волоконно-оптических кабелей и применения потенциальным противником активных помех, сбор разведывательной информации из космоса становится все более сложным делом. Противник использует публикуемую в интернете информацию, полученную с помощью шпионажа или неавторизованного доступа, обходя усилия США по сбору разведывательной информации. Это, в свою очередь, увеличивает количество времени и денег, необходимых для сбора информации, и может сократить ценность итогового разведывательного продукта. Тем не менее, сбор разведывательной информации из космоса будет продолжаться, оставаясь критически важным направлением.
Для того чтобы справиться с проблемами, возникающими в сфере сбора разведывательной информации из космоса, США необходимо пересмотреть свою стратегию. Текущая стратегия ориентируется на применение уже известных технологий для совершенствования системы сбора информации с целью обеспечения пользователей своевременной разведывательной информации (особенно ВС на поле боя). 

Эта стратегия соответствует интересам ВС и менеджеров, планирующих и программирующих платформы (носители) для сбора такой информации, но может быть недостаточно адекватна для выполнения всего множества разнообразных разведывательных задач. США должны инвестировать в системы космического базирования и революционные методы сбора разведывательной информации, особенно по сложным целям. Это важно в тех случаях, когда США должны обеспечить успех проводимым комплексным дипломатическим инициативам, выдать предупреждение о политических и военных событиях, имеющих стратегический характер, исследовать контрмеры в отношении оружия потенциальных противников, а также обеспечить поддержку иной деятельности, косвенно связанной с военными операциями.

Разведывательное сообщество и Министерство обороны США развертывают спутниковую группировку для обеспечения глобального коммуникационного потенциала; верификации выполнения договоров «с помощью национальных технических средств»; проведения фото- и видеорекогносцировки; сбора картографической, геодезической, научной информации и данных о состоянии окружающей среды, а также данных о природных и антропогенных катастрофах. США также ведут разведку и измерение сигналов из космоса. 

Военному космосу в настоящей статье уделяется особое внимание. Размещенный в космосе потенциал является средством осуществления внешней политики Соединенных Штатов, в том числе тогда, когда необходимо использовать военную силу недоступными ранее способами. В настоящее время сбор (перехват) из космоса информации, передающейся на тех или иных радиочастотах, является необходимой интегральной компонентой как американской военной стратегии, так и тактики проведения операций. Размещенный в космосе потенциал позволяет предупредить о ракетном нападении противника; поддерживать постоянную связь и располагать информацией, которая практически в реальном времени может быть передана через спутник к атакующей платформе (самолету, кораблю и проч.); обеспечить свои ВС навигационным сопровождением в регионе конфликта и лишить навигации вражескую оборону; точно идентифицировать и поразить цели с воздуха, с земли или с моря. Это позволяет лидерам США контролировать даже удаленные кризисы малыми силами, поскольку даже на удаленном расстоянии такие силы могут быстро реагировать и эффективно оперировать. Космические возможности позволяют США лучше выполнять обязательства в отношении своих союзников и друзей в сложившейся в настоящее время весьма сложной международной обстановке.

Космос – это не просто место, откуда поступает информация или через которое проходит тот или иной объект. Это среда, во многом подобная воздушной или морской среде, а также земной поверхности. В предстоящий период США будут проводить операции в своих национальных интересах как на земле, так и в, из и через космос. И США должны иметь возможности защитить свое космическое имущество от враждебных актов и не дать противнику использовать космос против интересов США.

Оценка угроз деятельности США в космосе

Комиссия Д. Рамсфельда в своем докладе привела достаточно детальный анализ угроз деятельности США в космосе. Подчеркивается, что США зависят от космоса больше, чем какая-либо иная страна, при этом политическая, экономическая и военная значимость космических систем превращает их в цели, привлекательные для врагов США. Поэтому правительственные ведомства, ответственные за национальную безопасность, должны уделять космосу соответствующее внимание.

Анализ комиссии исходил из того, что космические системы могут быть уязвимы в отношении таких атак, как:

  • прерывание доступа к услугам космических систем и средств;
  • полное разрушение связки космический объект (система) – наземные станции;
  • разрушение системы запуска космического объекта;
  • уничтожение космического объекта на орбите;
  • превращение космоса в среду непригодную для использования на достаточно продолжительное время;

Кроме того, отмечается, что угрозу США представляет появление новых технологических возможностей в руках потенциальных противников, а также появление на международной арене неприемлемых для США предложений по экономическому контролю или контролю над распространением вооружений. Необходимо считаться с развитием технологического прогресса и расширением палитры услуг, доступных на открытом рынке для тех акторов, которые могут угрожать космическому потенциалу США. 

Есть целый ряд возможных кризисов или конфликтов, в которых потенциальная уязвимость безопасности космических систем будет причинять значительное беспокойство, например:

  • террористические атаки на ВС и граждан США в стране или за рубежом, а также на союзников США (для опережения этих атак или в связи с ними США прилагают усилия по выявлению и уничтожению баз террористов);
  • конфликт в Тайваньском проливе, где США пытаются сдержать эскалацию путем проведения военной операции, параллельно пытаясь решить конфликт дипломатическими средствами;
  • война на Ближнем Востоке, представляющая угрозу для друзей и союзников США в регионе и требующая быстрого политического и военного ответа на угрозу агрессора запустить баллистические ракеты с ОМП;
  • вывод из строя спутника дистанционного зондирования, используемого региональной державой для мониторинга Юго-Западной Азии, с последующим запуском другой региональной державой стратегических МБР с ОМУ;
  • кибератаки на системы управления ядерными объектами, что вызовет кризис в Южной Азии, включая Индию, Пакистан и их союзников.

Во всех этих (и подобных) непредвиденных обстоятельствах президент США, его высшие советники и военное командование в урегулировании кризиса или проведении военных операций будут зависеть от спутниковой системы США. Если работа американских систем будет нарушена, дипломатические и военные возможности США могут сократиться, что в интересах противника, соответственно возрастут затраты и риски, связанные с достижением США своих целей.

Угроза космическим системам США в таких кризисных обстоятельствах представляется недопустимой. Тем не менее, как отмечает экономист Томас Шиллинг (Thomas Schelling), «есть тенденция путать незнакомое с неправдоподобным. Обстоятельства, которые мы не рассматривали, выглядят странно; то, что выглядит странным, считается неправдоподобным; то, что неправдоподобно, не стоит рассматривать всерьез». Причиной появления сюрприза чаще всего является не отсутствие предварительного предупреждения, а тенденция считать недостойным внимания то, что мы считаем неправдоподобным. 

История полна случаев, когда предупредительные знаки игнорировались и система сопротивлялась изменениям до тех пор, пока внешнее «неправдоподобное» событие не заставляло сопротивляющихся бюрократов действовать. Вопрос в том, будут ли США достаточно мудрыми, смогут ли они достаточно быстро сократить свою космическую уязвимость или, как и раньше, обезоруживающая атака на страну и народ – «космический Перл Харбор» – станет единственным событием, способным гальванизировать нацию и заставить действовать правительство США.

Во время кризиса или конфликта потеря коммерческого спутника или повреждение связанного с ним гражданского имущества могут быть не менее пагубны, чем атака на разведывательный или военный спутник. США могут столкнуться с серьезными трудностями, если функционирование американских спутников будет нарушено тогда, когда президент работает над урегулированием кризиса между противниками, располагающими ядерным оружием, или стремится урегулировать конфликт до того, как противник применит ОМУ против США или их союзников. Как показала история (Перл Харбор, убийство 241 американских моряков в их лагере в Ливане, нападение на военный корабль США в Йемене), если США создают привлекательную цель, то они должны быть готовы к тому, что эта цель будет атакована. При наращивании использования космоса в коммерческих целях, а также в целях национальной безопасности, имущество США в космосе и на земле становится такой привлекательной целью. США уже является привлекательным кандидатом для «космического Перл Харбора» 4. Вот некоторые факты, свидетельствующие об уязвимости США.

  • В 1998 г. неправильная работа спутника Galaxy IV «вырубила» 80% американских пейджеров и ретрансляцию видео для кабельного и эфирного вещания, а также вывела из строя сеть авторизации кредитных карт и ряд корпоративных коммуникационных систем. Для возобновления работы спутник надо было передвинуть и вручную перенастроить тысячи наземных антенн, что в некоторых случаях заняло несколько недель.
  • В начале 2000 г. из-за неправильной работы компьютера на наземной станции Соединенные Штаты на три часа потеряли всю информацию от ряда своих спутников.
  • В июле 2000 г. китайское агентство новостей «Синьхуа» сообщило, что китайские военные разрабатывают методы и стратегию поражения ВС США в будущих высокотехнологичных и космических войнах. В сообщении отмечалось, что «для стран, которые никогда не могли выиграть войну, используя танки и самолеты, атака на космические системы США может стать наиболее привлекательным выбором…» Это сообщение является для будущего тревожным сигналом, которому мало кто придает значение.
  • Хакеры постоянно прощупывают сети и компьютеры министерства обороны (МО) США, хакерская техника становится более совершенной. Объединенная рабочая группа по защите компьютерных сетей Космического командования США сообщила о возрастающем количестве выявленных попыток проникновения в его компьютерные сети. В 1999 г. количество выявленных попыток проникновения в системы МО ненамного превышало 22 тыс.; за первые 11 месяцев 2000 г. это количество превысило 26,5 тыс.
  • Если в системе GPS произойдет широко распространенный сбой, последствия могут быть очень серьезными. Потеря сигнала времени GPS может подорвать коммуникации полиции, противопожарной службы и скорой помощи по всему миру; нарушить глобальный банкинг и работу финансовой системы, которая зависит от этих сигналов для сохранения связи между мировыми финансовыми центрами; прервет работу системы распределения электроэнергии.

Признаки уязвимости не всегда так очевидны, как описано выше, и потому не всегда распознаются. Враждебные действия против космических систем могут быть правдоподобно замаскированы под естественные явления. Потерю космической системы можно «объяснить» воздействием космического мусора или повышенной солнечной активности, и таким образом замаскировать недружественные акции. «Объяснением» может служить и сбой компьютера или программного обеспечения, на самом деле возникшие в результате злонамеренных действий. Приведенные аргументы, однако, не являются достаточно убедительными, чтобы вдохновить США предпринять соответствующие оборонительные шаги. По этой причине комиссия Д. Рамсфельда считает, что США пока не готовы к отражению потенциальных угроз своим космическим системам

Угрозы космическим системам США могут возникнуть в различных условиях:

  • в мирное время – как террористический акт;
  • в кризисное время – как акт применения силы или эскалации;
  • в военное время – как усилия по сокращению разведывательной или военной деятельности США.

Создание угроз или нападение на космический потенциал США будет иметь внутренние, экономические и политические последствия и может спровоцировать международную дискуссию о происхождении и целях атаки. Такая неопределенность может быть фатальной для успешного управления кризисом и разрешения конфликта. Она может привести к отсрочке действий, когда действовать необходимо, или к опрометчивым действиям, когда более подробная информация могла бы привести к эффективным ответным шагам.
Анализ угроз позволил выделить: 
атаки на наземные станции (один из наиболее доступных способов нарушения работы космических систем состоит в нападении на соответствующую наземную станцию. Это может быть осуществлено различными средствами – от физической атаки до вторжения в компьютерную сеть);

  • нарушение работы и дезинформацию (страны могут попытаться нарушить разведывательную функцию спутника, получив достаточную информацию о его орбите и технических характеристиках его сенсоров. Эта информация может быть использована как для недопущения доступа к разведывательной цели в критические моменты времени, так и с целью применения дезинформации, затрудняющей работу сигнатуры спутника. Чем больше информации, касающейся характеристик разведывательных спутников становится доступной, тем проще нарушить их работу и затруднить сбор информации);
глушение спутников на орбите (наземное оборудование коммерческих космических коммуникационных систем имеет возможности для электронного глушения, что легко можно использовать для нарушения работы некоторых спутников. Кроме того, многие страны – Россия, Китай, Иран, Куба, Ирак и Северная Корея – располагают военным потенциалом глушения. Большинство американских коммерческих и гражданских спутников не имеют встроенной защиты и уязвимы для таких атак. В качестве последних примеров глушения спутников можно привести инциденты, когда Индонезию глушила транспондер на китайском спутнике, а Иран и Турция – диссидентские передачи ТВ-спутников. Становятся доступными и более совершенные технологии глушения спутниковых сигналов. Например, Россия вывела на рынок ручную систему глушения GPS. Одноваттная версия такой системы, размером в пачку сигарет, способна заглушить доступ к GPS в радиусе до 80 км, немногим большая версия – в радиусе до 192 км. Обе версии достаточно мощны для того, чтобы заглушить сигнал GPS, получаемый приемником на самолете, что может сделать невозможным выполнение военной задачи или посеять хаос в гражданском аэропорту);
  • ядерный взрыв (вероятно, самая разрушительная угроза связана с ядерными устройствами малой мощности, порядка 50 килотонн, взрываемыми в нескольких сотнях километров над атмосферой. Ядерный взрыв увеличит окружающую радиацию до уровня, достаточного для серьезного повреждения окружающих спутников, а также сократит срок их службы на низких околоземных орбитах с нескольких лет до нескольких месяцев и меньше. Отложенные эффекты радиации могут на много месяцев сделать бесполезными все операции со спутниками. Даже взрыв ядерного устройства мощностью порядка 10 килотонн будет оказывать на спутники значительное влияние в течение многих месяцев. Для выполнения этой задачи нужна всего лишь ракета и простое ядерное устройство. Такие страны, как Иран, Северная Корея, Ирак и Пакистан, располагают ракетами, способными доставить боеголовки на необходимую высоту, а также имеют (или, как считается, разрабатывают) ядерное оружие).

Конечно, приведенные угрозы носят потенциальный характер, однако президент Дж. У. Буш поставил задачу «противостояния угрозам до того, как они материализуются» 5. Теперь Америке необходимы военные технологии для реагирования на неизвестное, что собственно и определило ключевые аспекты инновационной политики США в космосе. Фактически основу новой американской космической политики составляет политика глобального сдерживания, которое опирается не столько на гарантии взаимного уничтожения и паритет ракетно-ядерных вооружений, сколько на концепцию активной превентивной обороны и абсолютное доминирование информационного потенциала США, обеспечивающее своевременное выявление и предотвращение ущерба национальной безопасности.

Новое глобальное сдерживание

Прежняя концепция сдерживания строилась на принципе защиты территории (своей, союзников, а также расположенных за рубежом военных баз), который определил и задачи системы предупреждения о ракетном нападении: своевременное оповещение и перехват ракет, летящих в сторону национальных границ.

С одной стороны, потребность в новой концепции сдерживания возникла в связи с распространением сферы интересов национальной безопасности США на космос и в связи с осознанием уязвимости американского космического потенциала, а с другой стороны, возникла потребность в формировании новой концепции сдерживания потенциального противника

В самом деле, зависимость США от космоса делает американские космические системы потенциально привлекательными для противника целями. Атака на элементы космической системы США во время кризиса или конфликта не должна рассматриваться в качестве невероятного события. К такой угрозе надо относиться серьезно, поскольку многие иностранные государства и негосударственные формирования проводят деятельность, связанную с космосом. Свобода доступа в космос и проведение в нем операций в настоящее время больше не лимитируется глобальными военными сверхдержавами. 

Знания о космических системах, а также соответствующих средствах противодействия им все шире распространяются на мировом рынке. Враждебно настроенные по отношению к США государства имеют или могут приобрести на мировом рынке средства, позволяющие нарушить работу американских космических систем или даже уничтожить их с помощью атаки на спутники, коммуникационные линии или наземные станции, обрабатывающие данные со спутников. 

Многие страны участвуют в международных программах или реализуют собственные программы, посвященные различным задачам, включая коммуникации и дистанционное зондирование. И хотя никакая другая страна не имеет космической программы, сопоставимой с американской, все большее число стран занимаются ограниченными программами или принимают участие в международном сотрудничестве с целью улучшения своей национальной безопасности, возможностей коммерческого и гражданского космоса. Совместные усилия предпринимаются в области получения новых знаний о космосе, технологий и иных приложений, которые быстро становятся достоянием всего мира.

В ходе операции «Свобода Ирака» противокосмические задачи решали обе стороны, поэтому операция уже получила название «первой противокосмической войны». Так, Ирак пытался глушить GPS-сигналы, используя российское оборудование, а ВС США разрушили вражеские наземные передающие станции, лишив Ирак возможности использовать для коммуникаций с войсками и внешним миром коммерческое спутниковое телевидение 6

Американские специалисты отмечают, что оппоненты США ищут меры противодействия доминирующему космическому потенциалу США. Некоторые из их потенциальных противодействующих шагов, по мнению американских стратегов, можно предвидеть. 

В частности, они обращают внимание на то, что Россия, Северная Корея, Иран, Индия и Китай, возможно, смогут построить ядерное противоспутниковое оружие 7. Более того, «многие страны создают совершенные спутники для дистанционного зондирования, коммуникаций, навигации, картографирования и предупреждения о ракетном нападении». Россия, Китай и ЕС уже разработали или разрабатывают спутниковые навигационные системы 8

США будут постоянно испытывать влияние конкурирующих программ или попыток ограничить активность США в космосе с помощью международного регулирования. В некоторых странах, таких как Россия, Китай и Индия, «коммерческие» космические программы управляются и контролируются правительством, а не частным бизнесом. В других странах (Израиле, Франции и Японии например) правительство имеет сильное влияние на космические компании, но в этих странах все же есть коммерческий космический бизнес. Предприятия этих и иных стран становятся все более конкурентоспособными на международном рынке.

Все более очевидна возрастающая роль на мировом рынке стран так называемого «третьего мира», в особенности из АТР. Большинство операторов телекоммуникационных услуг сосредоточены в Гонконге, Таиланде, Малайзии, Индии, Пакистане, Вьетнаме, Китае. Не все эти страны располагают собственной космической отраслью или средствами, чтобы позволить себе приобрести мощные космические аппараты (КА) «Боинг» или «Лорал». 

Наличие собственного коммуникационного КА в последнее время становится не просто предметом престижа или национальной гордости, но и составляющей стратегической национальной независимости страны от информационного потенциала ведущих мировых держав (особенно в ситуациях вооруженных конфликтов, санкций и т.п.).

Малые государства, группы или даже индивидуумы могут приобрести у коммерческих источников изображения целей на земле и в космосе. Они могут также приобрести высокоточные навигационные данные, данные времени и важнейшую метеорологическую информацию, генерируемую принадлежащими государству спутниками. Совершенные средства командования и контроля доступны через коммерческие коммуникационные спутники. Даже пусковые установки могут быть легально законтрактованы частными компаниями, а ряд малых государств создает собственные космические носители. Реальность такова, что в настоящее время имеется очень много возможностей нарушения работы или физического уничтожения космических систем и контролирующего их наземного оборудования.

В этом контексте новым содержанием наполняется понятие превентивной обороны, которое, с одной стороны, опирается на информационное превосходство США над всеми геополитическими конкурентами, а с другой – на возможности оперативного применения жестких опережающих мер. Речь идет об информационно-космическом доминировании, которое должно создать механизм сдерживания нового типа. Образно говоря, для «игры в геополитические шахматы» создается компьютерная программа чемпионского уровня, противостоять которой никто не сможет и не захочет.

Концепция оперативного реагирования в космосе и планы ее реализации 9

Способность действовать и реагировать быстрее врага – хорошо известный принцип безопасности и проведения военных операций. Именно скорость и маневренность позволяют вооруженным силам США справляться с неприемлемыми событиями. Поэтому наиболее актуальными для современной американской космической политики являются инновации, так или иначе связанные с повышением оперативного реагирования в космосе.

Весьма вероятно, что в будущих конфликтах военно-космические силы США встретятся с широким кругом новых вызовов – начиная с освоения и использования быстро сменяющихся технологий для решения текущих задач и кончая обеспечением защиты от оружия, имеющегося у противника. В ВВС США концепция реагирования на эти вызовы получила название «Концепция оперативного реагирования в космосе» (OperationallyResponsiveSpace, ORS). Операции «Буря в пустыне» и «Свобода Ирака» ясно продемонстрировали, что использование космических систем эффективно умножает возможности военного потенциала США. Высокоточное оружие, высокоскоростные глобальные коммуникации и расширенная ситуационная информация – все это внесло вклад в быстрое разрушение военной машины Ирака 10
Потенциальные противники Америки заметили высокую зависимость США от космических систем. Для победы в будущей войне Америка должна быть готова противодействовать космическим и противокосмическим системам противника. Бывший командующий аэрокосмическими силами США генерал ВВС в отставке Ланс Лорд (Gen. LanceLord) указывает на ORS, как на один из способов формирования такого противодействия (на необходимость создания средств защиты космического имущества США он обратил внимание еще в 2004 г.) 11. Судя по материалам предварительного анализа 12, ORS «предоставит возможности для проведения быстрых, точных и решительных операций с национальным и военным имуществом в космосе и через космос, а также в околокосмическом пространстве. 
ORS будет полностью интегрирована с текущими и будущими архитектурами (системами) и обеспечит космическими услугами как военных, ведущих боевые действия, так и иных пользователей. ORS – это концепция эффективной (atalowercost) трансформации будущих операций в космическом и околокосмическом (околоземном) пространстве, их интеграции и соответствующих закупок».

Современные космические системы к быстрым изменениям обстановки приспособлены плохо. Например, еще в сентябре 1990 г., во время планирования операции «Буря в пустыне», стало очевидно, что для поддержки военных усилий имеющегося военного спутникового коммуникационного потенциала не достаточно. Насущной необходимостью стал запуск космического корабля с дополнительной военной спутниковой коммуникационной системой (DefenseSatelliteCommunicationsSystemIII). И этот запуск состоялся, но только 11 февраля 1992 г., т.е. почти через год после окончания операции. За период времени от «Бури в пустыне» до «Свободы Ирака» возможности США по поддержке военной операции дополнительным космическим потенциалом существенно не изменились. Военных выручает то, что они имеют доступ к скрытым мощностям коммерческих коммуникационных систем 13

Поэтому среди направлений совершенствования военно-космических систем одним из наиболее важных, судя по всему, станет повышение уровня их операционального реагирования, позволяющее адекватно отвечать на действия и намерения противника.

На необходимость иметь адекватно реагирующий космический потенциал указал президент Дж. Буш в своей директиве 40 «Политика США в области космических перевозок», выпущенной 6 января 2005 г. Эта директива призывала правительство «для поддержки нужд национальной безопасности» повысить «способности оперативного доступа в космос и его использования: обеспечить возможности реагирования на неожиданные потери или деградацию отдельных составляющих космического потенциала США и/или своевременно обеспечить восстановление утраченного или нового потенциала». Этот документ констатирует, что обеспечение доступа в космос с помощью собственного американского транспортного потенциала необходимо для

(1) размещения в космосе критически важного имущества правительства США;
(2) своевременного наращивания космического потенциала в необходимых случаях или для минимизации ущерба, связанного с авариями на орбите, на старте или целенаправленных действий против космического имущества США» 14.
В США «военный космос» находится в компетенции ВВС. Поэтому именно ВВС США столкнулись с проблемой выполнения этих требований в рамках жестких бюджетных ограничений. Как известно, обеспечить реагирование в отношении космических систем трудно. Среди характеристик существующих систем есть и такие, как превосходящие десятилетие сроки их создания, высокая стоимость и акцент на надежности и длительных сроках службы. Эти особенности обусловлены, в частности, высокой стоимостью доступа в космос. 

Добиться реализации запланированного уровня оперативности можно различными путями. В настоящее время США поддерживают в высокой готовности к запуску парк носителей – МБР, а также заблаговременно построенный коммуникационный космический корабль и противоспутниковые системы. Как показывает опыт, это эффективный, но слишком затратный подход 15

Концепция ORS исходит из того, что решение задачи повышения оперативности космического потенциала требует изменения всех элементов (категорий) космической архитектуры: наземных систем, космических кораблей, носителей и инфраструктуры запуска. Причем, поскольку сокращать время подготовки носителя к запуску не имеет смысла без соответствующего ускорения готовности инфраструктуры и космического корабля, одна из основных задач состоит в синхронизации процесса совершенствования всех элементов, влияющих на оперативность космического потенциала 16 (табл. 1).

Таблица 1
Синхронизация совершенствования элементов ORS


ORS

Космический корабль (payload)

Малые спутники (TacSats)

Сенсоры, коммуникационные средства

Ударные системы

Транспортное средство

Носитель

Оперативный космический лифт

Беспилотные авиационные средства и самолеты

Инфраструктура

Стартовый комплекс

Инфраструктура

Командно-измерительный комплекс

Один из принципов ORS состоит в том, чтобы «не выходить в космос» в тех случаях, когда поставленная задача может быть эффективно решена с помощью наземных и/или авиационных систем. Прежде всего это относится к задачам, которые могут быть решены в так называемом «ближнем космосе», т.е. в пространстве между типичной операционной высотой самолетов и орбитальным режимом (примерно между 20 и 100 км). По мнению ВВС эти высоты подходят исключительно для коммуникаций, разведки, наблюдения и рекогносцировки региона боевых действий. В настоящее время США не очень широко используют «ближний космос» для военных операций из-за ряда технических проблем. Однако ожидаемые научно-технические достижения в области новых материалов, солнечных батарей и технологий хранения энергии могут создать благоприятные перспективы использования этих высот для длительных миссий 17

В некоторых случаях оперативность решения задач зависит от того, как организована работа космического корабля на орбите. В настоящее время многие из наиболее востребованных и наиболее дорогостоящих элементов существующего космического потенциала загружены задачами, централизованными на уровне федеральных ведомств. Однако процедура постановки задач, пересылки, обработки и использования данных должна быть гибкой и во времени тесно интегрированной с боевой инфраструктурой связи и обработки данных 18. Это означает, что для повышения оперативности состав задач, выполняемых космическим кораблем, а также процедуру их изменения нужно отнести к компетенции круга пользователей более высокого уровня. То же самое можно сказать в отношении таких действий, как переориентация (маневрирование) космического корабля, модификация его бортового программного обеспечения или изменение положения антенны.

Но круг проблем ORS не ограничивается только космическим сегментом. С точки зрения ведения противокосмической войны значимыми факторами оперативности можно также считать сокращение сроков подготовки к запуску носителя (корабля, спутника) и возможность их повторного использования 19. В этом контексте важно также обратить внимание на время, затрачиваемое на онлайновое подключение космического корабля, в частности на сокращение времени инициализации его компьютерной системы и ее тестирования. Это необходимо для эффективной автоматизации процесса интеграции коммуникационной системы.

В настоящее время США строят космические корабли в соответствии с заранее составленным многолетним графиком запусков. Концепция ORS требует обеспечить их готовность по запросу. Перейти к реализации этой концепции США могут, для начала поддерживая некий «оперативный» запас материалов, космических кораблей и соответствующих носителей на пусковых площадках. Дальнейшая рационализация реагирования на новые потребности и возникающие угрозы требует более глубокого анализа всего процесса создания и использования космических технологий, в том числе возможностей ускорения исследований и разработок, испытаний, а также рационализации фазы закупок 20.

Из-за высокого уровня рисков и высокой стоимости экспериментирования с основными космическими системами меры по экономии затрат и сокращению рисков требуют планирования и одобрения уже в самом начале работ, т.е. до принятия основных программ финансирования работ. Так, например, в рамках работ над реализацией концепции ORS ВВС США изучают новые направления повышения уровня оперативности реагирования и живучести будущих систем, ориентируясь на малые, относительно дешевые космические корабли типа «Тактический спутник» (Tactical Satellite, TacSat) весом менее 453 кг (1000 фунтов). Такие космические корабли дают возможность опробовать многие конструктивные особенности, перспективные для применения и на больших моделях. В частности, на малых космических кораблях типа «TacSat» помимо прочего изучаются возможности реагирования (контрмеры) на такие внешние воздействия, как противоспутниковые системы или наземные системы глушения.
С функциональной точки зрения системы космического корабля подразделяются на два типа: полезная нагрузка и «автобус». Разработка соответствующей ORS концепции «реагирующего» космического корабля включает задачи совершенствования систем обоих типов.

Как правило, существующие космические системы сталкиваются с трудностями интеграции с быстро развивающимися современными технологиями и из-за длительности цикла разработки и закупки, и из-за больших сроков службы на орбите. 

С одной стороны, быстрая смена поколений информационно-коммуникационных технологий требует создания возможностей для ускоренного обновления и космических технологий, сокращения их цикла и сроков службы. Большую функциональность при меньших габаритах позволяют обеспечить достижения в сфере микроэлектроники. Так, особенностью корабля TacSat3 является его полезная нагрузка – оборудование гиперспектрального фотографирования, а также соответствующее ему бортовое программное обеспечение распознавания целей. 

С другой стороны, малый космический корабль дешевле, его проще заменить на орбите, а потому его можно запускать в космос на более короткий срок, что имеет дополнительные преимущества. 

В настоящее время в США производится не много космических кораблей и носителей, что затрудняет поддержание технологического потенциала отрасли (промышленной базы) и увеличивает стоимость каждого изделия (см. табл. 2).

Таблица 2


Носитель

PegasusXL

Falcon 1

Minotaur

Delta II

Atlas V

Delta IV

Shuttle

Количество запусков
в 2007 г.

1

1

1

8

4

1

3

При таком режиме производства (несколько единиц в год) в себестоимости изделий абсолютно доминируют фиксированные расходы, связанные с поддержанием и обслуживанием ключевых составляющих «мощности» космической инфраструктуры (например, пускового комплекса или вакуумной испытательной камеры) и не зависящие от частоты их использования. Фактически, при низких объемах производства к фиксированным расходам можно также отнести и затраты на поддержание квалификации специалистов. В подобных жестких экономических условиях военно-космической промышленности все труднее обеспечивать высокую надежность и качество изделий.

Одним из эффективных направлений решения подобных экономических проблем космической отрасли США является переход к производству большего количества меньших по размеру космических кораблей и носителей 21.

Соответствующая этому направлению альтернативная концепция разработки космических кораблей используется в работах над серией TacSat. Эта концепция отвергает такие традиционные принципы проектирования, как оптимизация веса и узкая функциональная специализация конструкции на заранее определенных задачах применения космического корабля. Наоборот, внутреннее пространство космического корабля проектируется стандартно-универсальным, модульным («как автобус»), допускающим адаптацию под различные задачи, на основе типично компьютерного принципа гибкой функциональной специализации изделия с помощью подключения того или иного набора прикладных программ («включи и играй»). Именно это позволяет снизить стоимость разработки и производства всей серии в целом 22

Объем производства и операциональная концепция очень влияет на размен между эффективностью, достигаемой в результате универсализации и стандартизации, с одной стороны, и модульностью – с другой. Концепция космического корабля как «автобуса» дает возможность его быстрой и достаточно дешевой адаптации к специфическим нуждам; а концепция «включи и играй» допускает отбор той или иной специфической полезной нагрузки космического корабля даже на финальных этапах его подготовки к запуску.
Некоторые проектные предложения по носителям тоже ориентируются на инновации, так или иначе связанные с концепцией ORS. Так, например, перспектива существенного сокращения сроков и стоимости вывода на орбиту малых космических кораблей обозначилась в рамках работ над малыми носителями по совместному проекту ВВС и DARPA «ForceApplicationandLaunchfromContinentalUnitedStates» (FALCON). Новый класс гибридных носителей, способных сократить стоимость и повысить уровень реагирования космических носителей, разрабатывается в Центре космических и ракетных систем, расположенном на базе ВВС в Лос-Анжелесе (SpaceandMissileSystemsCenteratLosAngelesAFB). Соответствующая концепция приемлемого по оперативности («реагирующего») космического лифта (AffordableResponsiveSpacelift, ARES) представляет собой гибридную конструкцию, состоящую из первой ступени многократного использования и отбрасываемой верхней ступени: носитель-бустер многократного использования разгоняет одноразовую ступень (и полезную нагрузку) до околокосмических высот, отделяется от них и возвращается к месту запуска на Земле; вывод полезной нагрузки на орбиту обеспечивает сброшенная одноразовая ступень.
Для снижения рисков и затрат такая гибридная конструкция ARES предлагает частично использовать преимущества концепции многократного носителя. (Проведенный правительством и промышленностью сопоставительный анализ по критерию стоимость-эффективность однозначно показывает преимущество полностью возвращаемого носителя многократного использования по сравнению с одноразовым системами. Однако стоимость создания полностью возвращаемого многократного носителя слишком высока и может оправдаться только при достаточно большом количестве полетов. Кроме того, попытки проектирования полностью возвращаемого носителя оказались обескураживающее сложными с технической точки зрения).
И новые ORS-носители, и новые ORS-космические корабли требуют адекватной наземной инфраструктуры. Стационарные береговые комплексы (на базе Ванденберг в Калифорнии (VandenbergAFB, California) и на мысе Канаверал во Флориде (CapeCanaveralAFB, Florida), которыми оперируют ВВС США, очень уязвимы. Они используют весьма протяженные площади и могут быть легко поражены противником. Отказаться от фиксированных и очень дорогостоящих участков земли может позволить технология мобильного запуска. Однако и в этом случае необходимо решить ряд достаточно сложных вопросов обеспечения безопасности и использования  уже существующей инфраструктуры.
Стоимость наземного контроля и обработки данных может превышать затраты на обеспечение такого рода операций на борту космического корабля. Вообще, создание быстро реагирующих наземных систем представляет серьезную проблему. Для сокращения затрат такие системы должны опираться на существующую военную и коммерческую инфраструктуру.
В свою очередь, реализация концепции ORS может стать основой для новых концепций. США могут использовать потенциал недорогих космических запусков высокого уровня реагирования для точной «стрельбы» конвенциональным оружием в любую точку мира в рамках «Системы быстрого глобального удара» (PromptGlobalStrikesystem). Дешевые космические корабли могут позволить космическим системам обеспечить прямую поддержку тактических боевых операций, как это предусмотрено документами концепции применения ВВС для совместных боевых операций в космосе (JointWarfightingSpace, JWS) . Создание быстрореагирующих космических кораблей в дополнение к существующему потенциалу может позволить перейти к концепции формирования экспедиционных космических сил, когда полномасштабная система размещается на нужной орбите только при необходимости. Совершенствование ассоциированных с ORS технологий космических запусков, малых носителей и малых космических кораблей позволит решить задачи противодействия в космосе. В конечном счете, малые космические корабли и технологии, повышающие уровень реагирования, преобразят способы решения традиционных задач в космосе.

Цели США в космосе

В ближайшие десятилетия национальная безопасность США будет во многом зависеть от того, как страна использует потенциал гражданского, коммерческого, военного и разведывательного космоса. С учетом существующих и возможных угроз космической деятельности, а также в связи с реализацией новых подходов к стратегическому сдерживанию США конкретизируют направления космической деятельности для обеспечения своих интересов в космосе.
Цели США в космосе следующие:

  • развитие мирного использования космоса;
  • использование национального космического потенциала в интересах внутренней и внешней политики, экономики, а также национальной безопасности;
  • разработка и внедрение средств сдерживания и обороны от вражеских актов, направленных против имущества США в космосе, а также от использования космоса против интересов США.

Правительство США должно обеспечить страну средствами, необходимыми для продвижения ее интересов в космосе. Для этого оно должно направить свою деятельность по следующим направлениям:

  • трансформировать военный потенциал США;
  • усилить разведывательный потенциал США;
  • сформировать международно-правовую среду, содействующую активности США в космосе;
  • укрепить технологическое лидерство США, связанное с операциями в космосе;
  • создать и поддерживать в космической сфере профессиональный кадровый потенциал.

Усилия, концентрированные в этих сферах, необходимы для укрепления национальной безопасности путем совершенствования потенциала сдерживания агрессии, защиты интересов страны и продвижения гражданских космических программ с помощью более мощных систем. Хорошо обдуманная, согласованная политика в этих сферах стимулирует также коммерческий сектор к новой активности в космосе и к созданию на основе космических систем новых прикладных товаров и услуг. Такая комбинация деятельности правительства и частного предпринимательства будет необходима для сохранения мирового лидерства США в освоении космоса.

Для непосредственной разработки доктрины, концепций возможностей и операций в космосе (включая системы вооружений, способные защитить имущество на орбите, а также нарастить воздушные, наземные и морские силы) необходимы четкие позиции в национальной безопасности и оборонной политике. Занимаясь трансформацией своего военного потенциала, США должны создать, развернуть и поддерживать средства сдерживания атак на свой космический потенциал, а также средства защиты его уязвимых составляющих. 
Новая концепция сдерживания в космосе должна опираться на широкие возможности операций в космосе


Рассмотрим, в заключение, основные из этих возможностей.

Сдерживание и оборонная политика для космоса
Принятая в 1996 г. национальная космическая политика США утверждает: «Целенаправленное вмешательство в космические системы будет рассматриваться как нарушение суверенных прав». Такая политика указывает на необходимость принятия шагов для защиты этих систем от атак с помощью таких мер, как размещение на спутниках сенсоров, защита спутников от электромагнитных эффектов и радиации, а также совершенствование безопасности наземных станций и коммуникаций. Упоминается также шифрование сообщений, отслеживание спутников и предупреждение (обычно операторы коммерческих спутников не считают нужным это делать, поскольку при этом увеличивается расходы, а потребитель космических услуг защитных мер не требует).

Текущая политика тоже высказывается за возможность элиминировать Соединенными Штатами угрозы использования космоса. В 1999 г. заместитель министра обороны Джон Хамр (John Hamre) утверждал, что США предпочитали придерживаться принципа «тактического отрицания возможностей», используемых неприятелем, а не «постоянного разрушения». При этом США оставляли за собой право на ответные действия и на уничтожение при необходимости как наземных объектов, так и спутников. Такой принцип ориентируется на воздействия, имеющие временный и возвратный по своей природе характер, – глушение сигнала или нарушение работы вражеского спутника, но не на вывод его из строя или уничтожение. Временный и возвратный характер воздействия технически элегантен и полезен, но он недостаточно хорош в других ситуациях, особенно когда важно с высокой степенью достоверности знать, что данный спутник больше работать не сможет.
США потребуются средства отражения угроз как возобновляемого или обратимого поражения, так и физического уничтожения спутников. Высшее политическое и военное руководство нуждается в регулярном тестировании этого потенциала и для практического обучения ВС, и для укрепления сдерживающего влияния на потенциальных противников. Помимо компьютерного моделирования и других технологий проведения военных игр, такое тестирование должно включать реальные («огневые») события, которые потребуют создания и тестирования в космосе «испытательного полигона» для защиты орбитального имущества США и других стран. И хотя такие эксперименты могут дать противникам информацию, которую они могут использовать против космического потенциала США, этот риск должен быть сбалансирован фактом, что от неопробованного и неизвестного потенциала нельзя ожидать эффекта сдерживания.

В соответствии с договорными обязательствами и интересами США политика сдерживания потребует расширения на друзей и союзников США. В отношении НАТО США должны решить, надо ли создавать группу планирования для выработки общих оценок угроз, обсуждать потенциальные ответы и консультироваться по формулировкам политики альянса и планов сдерживания и защиты от угроз из космоса. Только путем широких предварительных консультаций, планирования и соответствующих учений США получат кооперацию, которая им понадобиться во время кризиса.

Обеспечение доступа в космос и к орбитальным операциям
Возможности США по сдерживанию и обороне в космосе критически зависят от обеспечения гарантии своевременного доступа в космос. 

США должны продолжить работы по возвращаемым кораблям, даже если будут осваивать следующее поколение одноразовых транспортных средств. Кроме того, США должны инвестировать в технологии, позволяющие сократить срок начала работы спутников после их запуска на орбиту. Одной из ключевых целей этого технологического преимущества должно быть существенное сокращение стоимости размещения объектов на орбите при обеспечении регулярности запусков полезных спутников в короткие сроки (после уведомления).
Если США намерены овладеть космическими операциями, их потенциал должен отвечать как требованиям национальной безопасности, так и нуждам коммерческого и гражданского сектора. Это требует модернизации запускаемых кораблей и инфраструктуры запусков. Сложившаяся в настоящее время инфраструктура, включающая пусковые комплексы, системы слежения и обработки данных нуждается в модернизации. Сделать это можно только на основе партнерства правительства с бизнесом. Однако общая концепция космических запусков, опирающаяся на развитие партнерства между правительством и частным бизнесом, в стране отсутствует. 

В нормальных условиях полигоны и пусковые комплексы на мысе Канаверал, Центр космических полетов им. Кеннеди на восточном побережье, а также база Ванденберг на западном побережье располагают достаточным для проектируемых потребностей всех пользователей потенциалом. Тем не менее, в экстремальных случаях для сокращения задержек запусков и соблюдения графиков регламентных работ и модернизации нужны дополнительные мощности. США должны стремиться максимально увязывать процессы, связанные с интеграцией космических кораблей с носителями. Кроме того США должны реализовать планы сокращения стоимости и совершенствования гибкости на основе применения в сферах безопасности и слежения более эффективных технологий, таких как GPS и спутниковые коммуникации.

В рамках гарантированного доступа в космос США необходимо также разработать более совершенные способы проведения в космосе разовых операций. Новые подходы к орбитальным силовым установкам могут совершенствовать маневренность и безопасность космических кораблей, а орбитальные услуги (обслуживания и ремонта) должны продлить сроки службы космических систем и повысить их потенциал уже после запуска на орбиту. Автономность и возможность многократного использования транспортных орбитальных систем может обеспечить большую маневренность на орбите, а также между разными орбитами. Кроме того, DARPA, ВВС и НАСА изучают возможности применения для обслуживания космических кораблей роботов-микроспутников. В целом, такая система позволит прямо на орбите обеспечить замену модульных компонентов (проводить обновление космического корабля и его полезного груза), что может обеспечить существенную экономию затрат в течение жизненного цикла.

Осведомленность о ситуации в космосе
Чтобы эффективно использовать космос и защититься от связанных с ним угроз, США должны быть способны идентифицировать и отслеживать в космосе объекты, размеры которых значительно меньше регистрируемых в настоящее время. Сложившаяся в настоящее время сеть наблюдения – радары наземного базирования и камеры, используемые для слежения за объектами в космосе, – нуждается в расширении и модернизации. Более совершенная сеть космического наблюдения необходима для снижения вероятности столкновения спутников, космических кораблей и станций с тысячами обломков, обращающихся вокруг Земли. Такая сеть должна также отслеживать в более далеком космосе такие объекты, как астероиды и космические корабли. И, наконец, эта же сеть может снизить вероятность сюрпризов, связанных с действиями противника. Развитие технологий и сам характер проблемы определяет целесообразность размещения элементов этой сети, включая и оптоэлектронные и радарные системы, в космосе.

Наблюдение Земли из космоса
Космос предоставляет уникально выгодную позицию для наблюдения с громадной высоты за объектами в воздухе, на земле и в море. США нужно разработать такие сенсорные технологии, коммуникации, технологии генерации энергии и космические платформы, которые будут способны наблюдать Землю и движущиеся объекты 24 часа в день, практически в режиме реального времени. Если подобные системы будут внедрены, они революционизируют военные операции. Например, радар космического базирования, подобный тому, который предусматривался недавно отмененной программой Discoverer II, может предоставить военному командованию практически непрерывную во времени и глобальную в пространстве точную информацию о локализации сил противника и его передвижениях во времени. Если наблюдения радара космического базирования дополняются точным ударным оружием (которое может быть быстро доставлено издалека), то даже континентальные баллистические ракеты, оснащенные обычными (конвенциональными) боеголовками, приобретают эффект сдерживания враждебной деятельности противника. Такие же технологии космического базирования могут революционизировать общественный и частный транспорт, управление трафиком, а также восстановительные операции после катастроф, предоставляя информацию о статусе, местонахождении и движении транспортных средств.

Глобальное командование, контроль и коммуникации
Создание Глобальной Информационной Решетки (Global Information Grid) – глобального взаимосвязанного набора сквозных информационных возможностей и ассоциированных процессов, предоставляющего военным, политикам и обслуживающему персоналу доступ к информации по запросу, – перекладывает на космос обеспечение функций командования, контроля и коммуникаций (Consultation, Command and Control, C3), необходимых для маршрутизации мобильных и развернутых ВС.

Оборона в космосе
По мере развития технологий и упрощения доступа к ним потенциальных противников обеспечение безопасности космического потенциала становится все более сложной задачей. Потеря космических систем, поддерживающих военные операции или собирающих разведывательную информацию, драматически повлияет на способ ведения боевых действий ВС США. Космические системы США, включая наземные, коммуникации и космический сегмент, нуждаются в защите, в гарантии их живучести. Обеспечить активную и пассивную защиту уязвимого имущества в мирное время, в период кризиса или конфликта становится все более настоятельной задачей. Для повышения живучести спутников на орбите, а также способности быстрой замены испортившихся или разрушенных систем, необходимы новые технологии микроспутников, более защищенная электроника, автономные операции и носители многократного использования.

Защита территории США (Homeland Defense)
Некоторые полагают, что задача ПРО лучше всего решается, когда и сенсоры и перехватчики размещены в космосе. Эффективные сенсоры делают меры противодействия им более трудными, а перехватчики дают возможность разрушить ракету сразу после старта, до освобождения боеголовки или применения мер противодействия.

Проекция силы в, из и через космос
Наконец, космос предоставляет преимущества базирования систем, предназначенных для поражения воздушных, наземных и морских целей. Многие думают о космосе как о месте для пассивного собирания картинок, сигналов или коммутаторе, который может быстро передавать информацию на большие расстояния. Но космос дает возможность для проекции силы в, из или через него в ответ на события по всему миру. В отличие от оружия, применяемого самолетами, наземными силами или кораблями, задачи космоса инициируются с земли и могут выполняться с небольшой отсрочкой на транспортировку, информацию или погодные условия. Наличие таких возможностей дает США мощнейший механизм сдерживания и чрезвычайные военные преимущества в конфликте.

Особое место в реализации этих задач и обеспечении технологического лидерства США в космосе будут иметь отношения правительства и бизнеса. Последний доклад о состоянии космической промышленности США (U.S. Space Industrial Base Study) констатирует ухудшение финансового состояния традиционных подрядчиков Пентагона, нарастание бремени их долгов. Подробно эта тема будет отражена в отдельной статье.

1 В рассекреченной в октябре 2006 г. новой «Национальной космической политике» США констатируется резкое возрастание роли космоса в обеспечении национальной безопасности: «Соединенные Штаты считают космические технические средства, включая наземный и космический сегменты, а также линии связи, жизненно важными для своих национальных интересов».

2 Donald H. Rumsfeld. Prepared Testimony for the Senate Foreign Relations Committee regarding the Moscow Treaty. July 17, 2002; http://usinfo.state.gov/topical/pol/arms/02071802.htm.

3 Report of the Commission to Assess United States National Security Space Management and Organization (http://www.fas.org/spp/military/commission/report.htm).

4 Наличие такой угрозы в 2001 г. признала комиссия Д. Рамсфельда: «Если США хотят избежать космического Перл-Харбора, надо всерьез учитывать возможность атаки на космические системы США» (Jean-Michel Stoullig. Rumsfeld Commission Warns against ‘Space Pearl Harbor’ // SpaceDaily, 11 January 2001; http://www.spacedaily.com/news/bmdo-01b.html).

5 Радиообращение Дж. Буша к нации 19 марта 2005 г. (http://www.whitehouse.gov/news/releases/ 2005/03/20050319.html).

6 Jeremy Singer. U.S.-Led Forces Destroy GPS Jamming Systems in Iraq // Space News, 25 March 2003.

7 Lt Col Clayton K. S. Chun. Shooting Down a «Star»: Program 437, the US Nuclear ASAT System and Present-Day Copycat Killers, CADRE Paper no. 6 (Maxwell AFB, AL: Air University Press, April 2000), 32: http://aupress.au.af.mil/CADRE_Papers/PDF_Bin/chun.pdf.

8 Challenges to US Space Superiority, NASIC-1441-3894-05 (Wright-Patterson AFB, OH: National Air and Space Intelligence Center, March 2005), 2; http://www.armscontrol wonk.com/Challenges_to_Space_ Superiority.pdf.

9 Les Doggrell. Operationally Responsive Space: A Vision for the Future of Military Space (http://www.airpower.maxwell.af.mil/airchronicles/apj/apj06/sum06/doggrell.html)

10 Более 25% примененных в Ираке бомб были бомбы типа JDAM (JointDirectAttackMunition), которые использовали как систему глобального позиционирования GPS, так и инерционную навигационную систему. Такая бомба находит цель независимо от погоды (См.: Lt Gen T. Michael Moseley, USAF, commander, USCENTAF. Operation Iraqi Freedom – By the Numbers (Shaw AFB, SC: USCENTAF/PSAB, 30 April 2003); http://www.globalsecurity.org/military/library/report/2003/uscentaf_oif_report_30apr2003.pdf).

11 Gen Lance Lord, commander, Air Force Space Command, White Paper (Peterson AFB, CO: Headquarters AFSPC, 23 August 2004), 1.
Capt. Chris Watt. Space Superiority Essential In War on terror // Air Force News. Apr 27, 2004.
http://www.spacedaily.com/news/milspace-04k.html.

12 Operationally Responsive Space/Launch Vehicle Initial Capabilities Document, draft (Peterson AFB, CO: Headquarters AFSPC, Directorate of Plans and Requirements, n.d.), 3.

13 David N. Spires. Beyond Horizons: A Half Century of Air Force Space Leadership, rev. ed. (Peterson AFB, CO: Air Force Space Command in association with Air University Press, 1998), p. 247.

14 U.S. Space Transportation Policy, January 6, 2005 (Fact Sheet), n.p.; http://www.ostp.gov/html/SpaceTransFactSheetJan2005.pdf.

15 See Chun. Shooting Down a «Star», p. 32.

16 From briefing, Lt Col Gus Hernandez, Headquarters Air Force Space Command (AFSPC), Directorate of Plans and Requirements, subject: ORS Overview, 7 March 2005.

17 Operationally Responsive Space/Near Space Initial Capabilities Document, 3., app. A.

18 Сетецентрический подход к постановке задач, пересылке, обработке и использованию данных отличается от подобных процессов, предоставляющих различным пользователям для анализа сырые («необработанные») данные, а не централизованно распределяемый полностью проанализированный продукт. Независимо от метода обработки информации акцент в ORS делается на ускорении процесса реагирования.

19 ORS Analysis of Alternatives (Peterson AFB, CO: Headquarters AFSPC, Directorate of Plans and Requirements).

20 Operationally Responsive Space/Satellite Initial Capabilities Document, app. A.

21 Dr. Pedro “Pete” Rustan, director of the National Reconnaissance Office’s Advanced Systems and Technology Office, is well known for advocating this style of approach. He did so, for example, in his keynote address to the Third Responsive Space Conference in Los Angeles on 27 April 2005.

22 Douglas E. Lee. Space Reform // Air & Space Power Journal, 18, no. 2 (Summer 2004): pp. 103–112, http://www.airpower.maxwell.af.mil/airchronicles/apj/apj04/sum04/sum04.pdf.

23 «Joint Warfighting Space (JWS): The vision for JWS is a fully capable expeditionary space force, ready and responsive to theater warfighters’ needs, bringing the full impact of space/near-space capabilities to the operational and tactical levels of war» (USAF Operating Concept for JWS.– Peterson AFB, CO: Headquarters AFSPC, Directorate of Air and Space Operations, January 2005).



Назад
Наш партнёр:
Copyright © 2006-2016 интернет-издание 'Россия-Америка в XXI веке'. Все права защищены.