Россия и Америка в XXI веке
Россия и Америка в XXI веке На главную Написать письмо О журнале Свежий выпуск Архив Контакты Поиск
Подписаться на рассылку наших анонсов

E-mail:
№3, 2017

ПОСТРОЕНИЕ ЭФФЕКТИВНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ МЕЖДУ ГОСУДАРСТВЕННЫМИ СТРУКТУРАМИ ПРИ ПОСТРОЕНИИ ЭЛЕКТРОННОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА

М.А. Никитенкова,
кандидат экономических наук,
руководитель Центра исследовательских
и образовательных проектов
Института США и Канады РАН
шеф-редактор электронного научного журнала
«Россия и Америка в XXI веке»
e-mail:

Аннотация. Статья посвящена процессу взаимодействия между государственными органами США и России при формировании электронного правительства. Автором рассмотрен опыт США и России в создании электронного варианта оказания государственных услуг. Проведен сравнительный анализ проблемных областей рассматриваемого процесса, а также сформулированы основные рекомендации для преодоления основных негативных факторов, сопровождающих создание электронного правительства.

Ключевые слова: электронное правительство, экономика России, экономика США, государственное управление, e-Government.

GOVERNMENT AGENCIES INTERACTION AT ELECTRONIC GOVERNMENT

Maria Alexandrovna Nikitenkova,
Bachelor of Economics,
Ph.D. (Economics), The Head of the Center of the research and educational projects,
the Institute of USA and Canada Studies
Russian Academy of Sciences
Editor-in-Chief, scientific journal “Russia and America in the XXI century”
e-mail:

Annotation. The author describes the experience of the USA and Russia in the creation of electronic versions of public services. Comparative analysis of problematic areas in the review process, and formulated key recommendations to overcome major problem factors accompanying the development of electronic government.

Keywords: e-government, Russian economy, US economy, governance

Формирование информационного общества в целом и цифровой экономики в частности выражается, в том числе, в переводе большинства, а в перспективе полностью, государственных услуг в электронный формат.

Одним из самых значимых крупномасштабных направлений информационно-технологического прогресса, которое является существенным и для правительственных органов, и для представителей ИКТ-сферы, и большей части общества, представляется развитие электронного правительства. Перспективам данного электронного проекта посвящено множество дискуссий и научных исследований. Такая ситуация объясняется тем, что процесс электронизации функций государственных органов и его взаимоотношений с обществом – это важная технологическая сфера, способная объединить интересы общества и правительства, а также обострить остаточно большое количество проблем, а именно: организационных, социальных, экономических и психологических.

К главным целям, которые провозглашаются сторонниками проектов e-government, относятся1:

1.рост эффективности государственного управления и исполнения государственными органами своих непосредственных обязательств перед населением,

2. создание технологической базы для формирования принципиально нового гражданского общества, в котором взаимоотношения между населением и государственными органами базировались бы на осознанной, взаимовыгодной, развивающей и регулирующей деятельности.

Таким образом, реализация данного проекта должна способствовать: развитию и совершенствованию демократизации общества, сокращению расстояния между населением и государственными учреждениями, увеличению оперативности исполнения чиновниками их функций, устранению несогласованности содержания этих функций с реальными нуждами и потребностями общества, расширению спектра и улучшению качества обслуживания и самообслуживания населения, поднятию уровня информированности граждан, действенности разнообразных форм и методов их участия в государственном управлении, стимулированию социально-политической активности населения, поднятию технологической подготовленности граждан, изменению структуры занятости населения в направлении роста количества занятых в сфере интеллектуального труда.

В настоящий момент понятие «электронное правительство» (e-government) давно имеет глобальный статус. Первое упоминание этого термина относится к 1991 году. Он был употреблен в США при президенте Б. Клинтоне. Этот президент значительное внимание оказывал внедрению информационных технологий в государственное управление . Вскоре он из официальных документов и отчетов по научным исследованиям перешел в СМИ, а затем и в тексты нормативно-правовых документов.

В данный момент законодательством США под электронным правительством понимается «деятельность по использованию органами власти Интернет-приложений и других информационных технологий, интегрированных с процессами, которые используют данные технологии для того, чтобы улучшить доступ к и распространение государственной информации и услуг гражданам, другим государственным организациям или внести улучшения в деятельность органов власти, в частности в результативность, качество услуг и преобразований»2.

Процесс создания электронного правительства был инициирован впервые уже в 1994 году в Канаде. На тот момент остро стояла проблема организации открытого доступа к информации государственных структур, предназначенной для населения. Затем инициативу поддержали США и европейские страны.

Электронное правительство (e-Government) представляет собой систему интерактивного взаимодействия государства и граждан при помощи сети Интернет, новая модель государственного управления, которая преобразует традиционные отношения граждан и властных структур3.

Создание электронного правительства стало возможным с появлением и широким распространением глобальной сети Интернет. Использование информационно-коммуникационных технологий в государственном управлении связано, в том числе, с применением сети Интернет для оказания государственных услуг населению. Сеть Интернет несет множество потенциальных возможностей для реализации проектов электронного правительства. Наиболее очевидной из которых является использование его как ключевой точки официальной пропаганды и внедрения идей информационного общества в сознание населения. При этом, «электронное правительство» в качестве развитой системы политического информирования населения в целом способствует росту степени общественного доверия, которая необходима для эффективного функционирования власти.

Значимым моментом является то, что сеть Интернет способствует формированию устойчивой обратной связи, интерактивного взаимодействия, как государственных структур между собой, так и между властными структурами и населением. Следовательно, не только граждане страны получают открытый доступ к полной (в определенной степени) информации о деятельности правительства, но и у государственных структур возникает еще один канал обмена информацией. При этом государственные органы собирают необходимую информацию о населении, предоставляемую добровольно.

Возвращаясь к истории развития электронного правительства, необходимо отметить, что канадские специалисты, опыт которых при определенной адаптации был успешно применен в других странах, разбили проект внедрения электронного формата оказания государственных услуг на три этапа реализации. Что позволило за пять лет создать эффективную систему «электронного правительства».

Можно сказать, что канадские специалисты применили модульный принцип к формированию электронного правительства. В результате система была разделена на четыре контура:

1. сайт Канады;

2. информационный государственный портал, который объединил тематические подпорталы;

3. промежуточное программное обеспечение (ПО), которое включало поисковую машину, системы автоматизации бизнес-процессов, системы интеграции приложений и данных;

4. инфраструктурное ПО, которое состояло из системы управления бумажными и электронными документами, электронного хранилища и системы управления базами данных.

На данный момент реализация проекта привела к тому, что канадские государственные органы напрямую взаимодействуют с населением с использованием мощного информационного портала, который объединяет до 500 Интернет-сайтов. Отказ от необходимости непосредственного посещения служб населением и обработки бумажной документации, по оценкам Canada eGovernment Resource Centre, за последние три года позволил бюджету уменьшить госрасходы на 10 млрд.долларов4.

Правительство США начало создание системы «электронного правительства» практически сразу вслед или даже параллельно с Канадой. Начальным проектом электронного правительства в США стал веб-сайт Президента США в 1993 году. В то Время типичным примером системы электронного правительства было представление в сети Интернет информационных данных о функционировании государственных структур и возможность оплаты налогов в электронном виде.

Фундаментом формирования электронного правительства в США стали две инициативы, которые имели существенное значение для эффективной реализации каждого из отдельных проектов, которые входили в обобщающую программу трансформации федерального правительства в электронное.

Первая из них, получившая название e-Аutentification, была направлена на создание и поддержание доверия к электронным государственным услугам с целью содействия массовому распространению электронного взаимодействия между населением и правительством и между государственными структурами разных уровней при помощи формирования общего решения в сфере «идентичности». Данные решения были ориентированы на аутентификацию в области обеспечения безопасности, защиты собственности и внедрения электронной подписи во всех инициативах развития электронного правительства.

Другая инициатива, получившая название E-Government Architecture, была ориентирована на достижение двух основных целей. Первая цель состояла в создании архитектуры, рассматривающейся как архитектура федерального предприятия и использующаяся в любой инициативе «электронного правительства». Данная архитектура – это ядро стандартизованных моделей для формирования конкретных технологических решений. Вторая цель состояла в том, чтобы собирать и анализировать всевозможную информацию об архитектуре и структуре бизнеса и данных, которые используются федеральным правительством, и на основании этого создать направления развития инициатив электронного правительства и уменьшить имеющуюся избыточность. Приоритетными направлениями были признаны: национальная безопасность, экономическое стимулирование, социальное обслуживание и внутренняя деятельность офисов.

В тоже время в США было сформулировано президентское видение трансформации правительства. Согласно ему, прежде всего, необходимо реформировать деятельность правительства в отношении сферы бизнеса и сферы обслуживания населения. Следовательно, в основе изменения правительства США были три следующих фундаментальных принципа:

1. ориентация на население, а не на бюрократические структуры;

2. обеспечение конкретности и результативности правительственных действий и программ;

3. использование рыночных механизмов и активная поддержка инноваций через развитие.

Перед федеральным правительством США стояла задача усовершенствовать и снизить стоимость своих услуг при помощи формирования ориентированного на население электронного правительства, значительно повышающее эффективность деятельности федерального правительства и увеличения его значимости для всех граждан страны. При этом необходимость полного перехода к электронному правительству была очевидна уже в то время, поскольку правительство являлось, как и сегодня, одним из самых главных потребителей информационных технологий. При этом первоначально даже крупные финансовые сложения, потраченные правительством США на информационно-коммуникационные технологии (ИКТ) в начале XXI века, не дали сопоставимого роста производительности в общественном секторе американской экономики. Такая ситуация сложилась по следующим причинам:

1. государственные структуры оценивали используемые ИКТ с точки зрения их применения с целью обслуживания собственных потребностей и не принимали во внимание потребности населения;

2. в 90-е гг. государственные структуры США применяли ИКТ для автоматизации своих рабочих процессов, а не с целью формирования новых и более эффективных решений;

3. многие государственные структуры воспринимали ИКТ в качестве угрозы и часто шли на безосновательные инвестиции, для сохранения своего командного положения;

4. часто государственные структуры не обеспечивались возможностью совместной работы своих ИКТ-систем.

Администрация президента США, в процессе разработки стратегии электронного правительства, была намерена оказать поддержку проектам, которые направлены на совершенствование совместной работы государственных структур, в том числе в сфере электронного снабжения, электронных грантов, электронного регулирования, электронной подписи.

Главной новой возможностью электронного правительства стало упрощение для населения получения высококачественных услуг от федерального правительства и при этом снижение стоимости государственных услуг.

Главными задачами, которые были поставлены перед разработчиками электронного правительства, были следующие:

1. обеспечение высокого качества обслуживания потребителей государственных услуг не зависимо от того, как граждане вступают в контакт с агентством - по телефону, лично или через веб-сайт;

2. снижение издержек и «узких мест» в осуществлении бизнеса с государственными структурами;

3. возможность сокращения правительственных операционных расходов;

4. возможность предоставления доступа к правительственным сайтам и приложениям гражданам с ограниченными возможностями;

5. увеличение степени прозрачности и ответственности правительства США.

В настоящий момент наиболее пристальное внимание федеральное правительство США уделяет следующим направлениями развития электронного правительства:

1. электронная торговля между государственными организациями и министерствами, конкурсные электронные торги на поставку товаров и услуг для удовлетворения государственных нужд;

2. доступ населения к правительственной и административной информации;

3. использование смарт-карт, в том числе в федеральном правительстве;

4. решение множества задач, в частности, получение официальных документов через правительственные Web-сайты, оплата налогов, предоставление статистической информации о работе государственных органов населению и др.;

5. применение ИКТ в медицине и здравоохранении.

Рассмотрим специфику российского проекта «электронного правительства».

В «Концепции формирования в Российской Федерации электронного правительства» указано его следующее определение: это новая форма организации деятельности органов государственной власти, которая обеспечивает за счет широкого применения информационно-коммуникационных технологий качественно новый уровень оперативности и удобства получения гражданами и организациями государственных услуг и информации о результатах деятельности государственных органов5.

В конце ХХ начале ХХI века рост числа индивидуальных пользователей сети Интернет в РФ дало возможность инициации нового уровня взаимодействия между государственными органами власти и обществом в интерактивном пространстве. В соответствии со стратегией развития информационного общества в России к 2018 году уже 70% всех государственных услуг в России должно предоставляться в электронном виде6.

В самом начале российского проекта «электронного государства» была поставлена задача интеграции информационных ресурсов федеральных министерств и ведомств, обеспечения доступа к ним, а также создания системы онлайновых сервисов.

Создаваемая правительственная сетевая инфраструктура нацелена на решение актуальных политических, экономических и социальных задач государства и должна обеспечить:

1. реализацию прав населения на доступ к открытой государственной информации;

2. возможность доведения до населения объективной и достоверной информации о функционировании государственных структур, укрепляющей доверие к государству и проводимой им политике;

3. возможность взаимодействия и постоянного диалога государства с гражданами и институтами гражданского общества, а также необходимого уровня общественного контроля деятельности государственных органов и организаций;

4. объединение информационных ресурсов и сервисов государственных структур, органов государственной власти субъектов федерации и местного самоуправления в целях укрепления общенационального информационного пространства;

5. улучшение системы государственного управления, оптимизацию структуры государственного аппарата, снижение финансовых и материальных издержек на его содержание, поэтапный перевод части государственных услуг, которые имеют стоимостное выражение, в систему государственных сетевых сервисов, которая отвечает реальным потребностям физических и юридических лиц;

6. эффективную поддержку экономической деятельности представителей российского бизнеса, для оптимальной интеграции в общенациональное и мировое экономическое пространство;

7. возможность взаимодействия и сотрудничества с государственными структурами зарубежных стран и международными неправительственными организациями.

Для понимания какие направления построения взаимодействия между государственными структурами в процессе формирования электронного правительства можно признать эффективными необходимо рассмотреть этапы реализации концепции электронного правительства РФ в сравнении с другими государствами. Основным показателем, отражающим положение РФ среди других стран, является индекс готовности к электронному правительству, E-Government Development Index (EGDI)7. Сущность этого составного индикатора состоит в том, чтобы измерять готовность и способность органов власти применять информационно-коммуникационные технологии с целью оказания услуг населению.

Расчет данного показателя осуществляется путем нахождения среднего арифметического следующих показателей:

1. широта и качество онлайн-услуг (Online Service Index, OSI);

2. уровень развития телекоммуникационной инфраструктуры (Telecommunication Infrastructure Index, TII);

3. объем человеческого капитала (Human Capital Index, HCI)8.

По результатам 2016 года РФ заняла 35-е место в рейтинге (значение Индекса – 0,7215), потеряв за рассматриваемый период 8 позиций (27-е место в 2014 г.). Однако динамика показателей Индекса позволила России сократить разрыв со страной-лидером на один процентный пункт – с 27 до 26%. По показателю OSI Россия в 2014 г. заняла 27-е место, по TII — 33-е, по HCI — 37-е. Итоговый индекс составил 0,7296, что позволило занять 27-е место из 133. Однако, он слегка уменьшился при сохранении занимаемого места по сравнению с 2012 годом, когда произошел скачек с 59-го на 27-е с присвоением индекса 0,7345. Такой рост позиций РФ в 2012 году по сравнению с другими государствами объясняется осуществлением комплекса стратегий, концепций и программ, которые направлены на информатизацию общества и развитие системы электронного правительства9.

Таким образом, значение показателя OSI за период 2014 - 2016 гг. выросло на 3% – c 0,7087 до 0,7319. Отставание от лидера сохраняется на уровне 27%. При этом Россия вошла в число 56 стран с высоким уровнем OSI (от 0,50 до 0,75), ненамного уступая группе лидеров со значением более 0,75 (32 страны). Показатель TII снизился на 5% по сравнению с 2014 г., несмотря на значительное повышение доли пользователей интернета (с 53,3 до 70,5% населения) и уровня распространения мобильного широкополосного доступа (с 52,8 до 60,2 ед. на 100 человек населения). Падение показателя обусловлено, прежде всего, недостаточно высокими темпами развития фиксированного широкополосного доступа к интернету (с 14,45 до 17,5 ед. на 100 человек населения) и уменьшением плотности фиксированной телефонной связи (с 30,0 до 27,7 ед. на 100 человек населения). Кроме того, отрицательную роль сыграл тот факт, что в 2014 г. по России по показателю «Число активных абонентов мобильной телефонной связи на 100 человек населения» приведено значение другого индикатора – «Число абонентских устройств подвижной радиотелефонной связи на 100 человек населения». Показатели HCI практически не изменились, что привело к сокращению его значения на 1,8%10.

В настоящий момент инфраструктура осуществления проекта российского «электронного правительства» представляет собой:

1. сеть многофункциональных центров предоставления услуг (действует с декабря 2008 года);

2. единый портал предоставления государственных и муниципальных услуг (иначе – сайт госуслуг, с 2009 года);

3. система межведомственного электронного взаимодействия (СМЭВ);

4. система открытого правительства (действует c 2012 года).

Все документы, регламентирующие процес формирвоания и функционирования «электронного правительства», предполагают использование ИКТ (прежде всего сети Интернет) для следующих направлений:

1. возможность обеспечения взаимодействие государственных структур, при этом для характеристики взаимодействия между сотрудниками государственной власти в формате он-лайн был введен специальный термин «электронный документооборот», который затем распространился и на другие сферы, в том числе бизнес;

2. анонимное и оперативное оказание населению государственных услуг (идеальный вариант предполагает режим – 24/7, т.е. двадцать четыре часа в сутки семь дней в неделю);

3. осуществление обратной связи между гражданами и государственными структурами («электронное участие», «электронная демократия» и т.п.).

Не только в России, но и в других странах, пристальное внимание обращается на необходимость обеспечивать широкий доступ к государственным услугам и информации всех слоев населения. Признанным фактом является то, что для этого нужно пермонентно учитывать политические, социально-экономические и культурные контексты, в которых реализуются стратегии перехода к электронному правительству11. Эти вопросы очень важны, поскольку на начальном этапе внедрения до 85% проектов в электронной сфере бывают невостребованными, что ведет к их провалу. По мнению некоторых авторов, основной причиной неэффективности «электронного правительства» выступает несоответствие между замыслом и реальностью («design-reality gap»)12. Истоки этой проблемы лежат в принципах создания архитектуры электронного правительства. Поскольку ее разработчики ориентируются, прежде всего, на жесткие требования технической рациональности и удобства, а пользователи данной системы, наоборот, исходят из «мягких» ценностей и, следовательно, «когда «жесткие» решения в сфере электронного правительства сталкиваются с «мягкой» реальностью, вероятность неудачи резко возрастает»13.

Очевидным выводом является то, что любые решения в сфере электронного правительства не должны полностью заимствоваться, даже если они очень удачны, а целенаправленно адаптироваться к существующим контекстам.

Когда реализация концепции российского «электронного правительства» только началась (в 2002 году), была выработана федеральная целевая программа (ФЦП) «Электронная Россия». На нее было выделено 20,77 млрд. рублей, однако, несмотря на это, проект столкнулся с рядом проблем, которые не позволили сразу достичь установленных целей. Основными из них являлись:

1. трудности информатизации органов государственной власти и местного самоуправления;

2. низкий уровень развития информационной технической базы РФ в целом;

3. недостаток финансирования, а также несогласованности действий двух курирующих министерств – Экономики и развития и Связи и коммуникаций), что не позволило большинству граждан и представителям бизнеса в полной мере ощутить результаты внедряемой программы.

Мероприятия, внедренные в рамках концепции формирования электронного правительства на 2008-2010 гг., позволившие сформировать единое электронное пространство для оказания государственных услуг, не дали значительного результата. Они не дали занять РФ лидирующих позиций в рейтинге готовности к электронному правительству, где мы находимся 35м месте, а еще Стратегией развития информационного общества в Российской Федерации, разработанной в 2008 году, была поставлена цель войти в топ-20 к 2015 году. Российское отставание от США и Канады значительное. При этом в целом реализация проекта идет в соответствии с первоначальными намерениями: сформированы нормативно-правовые акты, утверждающие и регулирующие применение цифровой подписи, регламентирующие процесс электронного документооборота, активирующие электронную систему государственных заказов и конкурсов.

Еще оной значимой проблемой является эффективность оказания государственных услуг. Опросы населения и статистическая информация по показателям, приведенным в Концепции развития механизмов предоставления государственных и муниципальных услуг, утвержденной распоряжением Правительства РФ от 25.12.2013 N 2516-р, показывает, что эффективность низкая 14. Причины также очевидны: информация лишь о 50% услуг на портале является актуальной, поиск информации на сайте затруднен (возможность поиска услуг сокращается с увеличением их количества, однако наблюдается положительная динамика).

На часть услуг можно подать запрос в электронной форме, и лишь на небольшой процент - получить электронный результат. Деятельность многофункциональных центров (МФЦ) ограничивается не совсем удачным программным обеспечением и необученным персоналом, а также тем, что нередко гражданам и организациям придется предоставлять одну и ту же справку в несколько мест обращения, тогда как изначально задумывалось, что одну конкретную справку (или документ) необходимо предоставить лишь в одно ведомство и дальше через систему электронного документооборота она будет доступна всем остальным. МФЦ не включают в себя полный спектр услуг и поэтому возникают трудности с выбором – обращаться ли напрямую в нужный орган или предоставить документы в МФЦ. Добавим, что количество МФЦ слишком мало по отношению к численности человек, проживающих в населенном пункте, чтобы обеспечить доступ к услугам для всех граждан, а информация об их деятельности и расположении не распространяется, что также затрудняет доступ граждан к получению услуг.

Учитывая рассмотренные выше проблемы, преследующие концепцию E-Government в РФ, перечислим факторы, не позволяющие России занять лидирующие позиции в развитии концепции электронного правительства. В РФ на процесс исполнения концепции E-Government отрицательно влияют следующие факторы.

В РФ действует трехуровневая структура федерального и местного управления, поэтому организовывать и координировать процесс формирования электронного правительства намного сложнее. Такие же трудности возникают и у других федеративных государств (например, США). Чаще всего они решаются оптимизацией законодательства, включающего четкое разграничение полномочий как по организации оказания системы электронных услуг, так и самих государственных услуг в целом.

Следующий фактор - коррупция и бюрократия. Концепция «электронного правительства» является эффективным средством борьбы с указанной проблемой, так как сводит к минимуму влияния человеческого фактора во взаимоотношениях чиновников, организаций и граждан. Поэтому она встречает серьезное сопротивление со стороны бюрократии. Использование подобных систем затрагивает главным образом компоненты открытого правительства. Получается замкнутый цикл – электронное правительство способствует борьбе с бюрократизмом, но бюрократизм мешает внедрению этой концепции, так что к решению данной проблемы следует подходить со стороны мер, традиционно используемых в РФ для снижения уровня коррупции, либо со стороны общества, проявляющего гражданскую позицию в данном вопросе.

Кроме того, не совсем удачно в РФ реализуются идеи открытого правительства и электронной демократии. Электронная демократия – «любая демократическая политическая система, в которой компьютеры и компьютерные сети используются для выполнения важнейших функций демократического процесса, таких как распространение информации и коммуникаций, объединение интересов граждан и принятие решений (путем совещания и голосования)»15. Теоретически, открытое правительство позволяет гражданам получать максимальный объем информации о деятельности государства и вовлечения общества в управление государством, однако на данный момент данная тенденция получает лишь негативную оценку16. Электронная демократия направлена на инициативу управления государством «снизу» с использованием электронных информационных ресурсов, однако большинство действующих на данный момент проектов лишь активизируют законодательную инициативу граждан и обеспечивают общественное обсуждение и контроль деятельности органов государственной власти. Идеологическую основу можно найти в программе «Информационное общество», которая предусматривает реализацию мероприятия «Создание сервисов для обеспечения общественного обсуждения и контроля деятельности органов государственной власти, создание инструментов общественного управления на муниципальном уровне».

Некоторые авторы, ставят четкую границу между концепциями E-Government и e-democracy, однако мы считаем первое общим понятием, поскольку реализация концепции электронной демократии служит основой для реализации основной идеи – не получению не только услуг, но и информации о деятельности министерств и ведомств, а также выражение гражданской позиции.

В целом сохраняется недоверие населения к электронным сервисам и недостаточная интернет-грамотность. Граждане лучше лично посетят министерство или ведомство, чем будут разбираться в интернет-сервисе, потому что так надежнее. По статистике, 68% опрошенных респондентов предпочитают получать документы не через многофункциональные центры, а более привычными методами. Однако электронная грамотность населения растет и все большая его доля адекватно оценивает достоинства данной системы (что подтверждает сильнейший рост как развития информатизации общества, так и, в частности, количества зарегистрированных пользователей на сайте государственных слуг).

Еще одним отрицательным фактором является сложность работы с порталами государственных услуг. Каждый год этот фактор уменьшает свое влияние, потому что группировка услуг становится все более ясной, а сайты порою выглядят понятнее и удобнее европейских, то есть услуги находятся на ссылках первого и второго уровня, что улучшает ориентирование в услугах на сайте. Повышая качество предоставления услуг, легкость доступа к услугам, Россия постепенно растет в рейтинге качества предоставления услуг электронного государства, а граждане все больше дистанционно оформляют документы.

Однако, остается проблема отсутствия единых баз данных для различных государственных структур, что затрудняет обмен информацией. Существующие соглашения по обмену информацией между органами государственной власти и местного самоуправления не являются эффективными, поскольку затрагивают в большей части отношения между конкретными субъектами, а не всеми элементами системы управления в целом, что приводит к затруднению обмена данными, их хранения и обработки. Данная проблема также решаема путем семантической интеграции ведомств: вместо создания определенного регламента обмена между конкретными субъектами власти необходимо выбрать одну базу данных, которая будет использоваться всеми министерствами и ведомствами, что облегчит процесс обмена информацией и исключит действующие трудности электронного документооборота.

Необходимо также ввести электронные аналоги документов, которые предоставляют граждане и организации. Например, вместо копии паспорта (которая требуется при получении любой услуги через сеть МФЦ) можно организовать единую базу данных, где хранятся эти копии, а обмен информацией между ведомствами сократить до обмена серией, номером паспорта, а также сканом фотографии и подписи (в случаях, где требуется подобная идентификация личности; данные о прописке, браке и прохождении воинской службы также будут храниться в текстовом формате). Данная мера позволит как уменьшить объем данных, так и ускорить обмен, однако подразумевает не только введение единой системы хранения данных, но их ввода/вывода, что требует разработки качественно нового, унифицированного программного обеспечения.

В данный момент развитие электронного правительства должно реализовывать принцип «4Л», который заключается в том, чтобы «любой гражданин и любое ведомство могли взаимодействовать в любом месте и в любое время»17.

Документ, регламентирующий развитие российского «электронного правительства» предполагает два базовых направления изменений в этой сфере:

1. переход от ориентации на инфраструктуру к ориентации на потребности пользователя;

2. внедрение современных управленческих подходов к развитию электронного правительства.

При этом на пути формирования эффективного взаимодействия государственных органов власти между собой существуют достаточно серьезные проблемы. Наиболее значимые из них: «цифровое расслоение» общества, значимый разрыв в степени образования и имущественном положении различных социальных категорий и групп, разнородность действующих организационных, правовых и экономических регламентов, стандартов, норм и правил, межведомственные и межрегиональные противоречия. При этом наибольшая эффективность электронного правительства, по сравнению с обычным, возможна только в случае всеобщего доступа граждан к правительственным услугам в онлайн-режиме.


Список литературы

[1] United Nations. E-Government Survey 2016 – URL: https://publicadministration.un.org/egovkb/en-us/Reports/UN-E-Government-Survey-2016

[2] Йюни Ким Ph.D. Сравнительным анализ систем электронного правительства в России и США / Йюни Ким Ph.D., А.С. Никитина // Вопросы управления. – 2015. – №6 (18). – URL: http://cyberleninka.ru/article/n/sravnitelnym-analiz-sistem-elektronnogo-pravitelstva-v-rossii-i-ssha

[3] Recommendation of the Council on Digital Government Strategies Adopted - OECD, 2014 – URL: http://www.oecd.org/gov/digital-government/Recommendation-digital-government-strategies

[4] Building a More Innovative Economy - Canada. Department of Finance. Government of Canada, — Ottawa, 1994

[5] Распоряжение Правительства РФ от 25.12.2013 N 2516-р (ред. от 25.05.2017) «Об утверждении Концепции развития механизмов предоставления государственных и муниципальных услуг в электронном виде» – URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_156812/

[6] Указ Президента Российской Федерации от 7 мая 2012 года № 601 «Об основных направлениях совершенствования системы государственного управления» – URL: http://base.garant.ru/70170942/

[7] United Nations. E-Government Survey 2016 – URL: https://publicadministration.un.org/egovkb/en-us/Reports/UN-E-Government-Survey-2016

[8] Абдрахманова Г.И Россия в рейтинге развития электронного правительства [Электронный ресурс] / Г.И Абдрахманова Г.Г. Ковалева М.Н. Коцемир // Информационный бюллетень ВШЭ. – 2016. – №5 (10). – URL: www.hse.ru/data/2016/08/19/1118759095/Мониторинг%205_10_2016.pdf

[9] United Nations. E-Government for the People. E-Government Survey 2012 https://publicadministration.un.org/egovkb/Portals/egovkb/Documents/un/2012-Survey/unpan048065.pdf

[10] Ibidem.

[11] Дьякова Е.Г. Переход к электронному правительству в России: нормативно-правовая база и социальный контекст / Е.Г. Дьякова // СИСП. – 2011. – №3. – URL: http://cyberleninka.ru/article/n/perehod-k-elektronnomu-pravitelstvu-v-rossii-normativno-pravovaya-baza-i-sotsialnyy-kontekst

[12] Станкевич Л.Т. Электронное правительство: теоретические модели и реальная практика / Л.Т. Станкевич Н.О. Новоженина // Технологии информационного общества - Интернет и современное общество: тр. VI Всерос. объединенной конф., Санкт-Петербург, 3-6 ноября 2003 г. - СПб.: Изд-во Филол. фак. СПбГУ, 2003. - С. 129

[13] Там же.

[14] Распоряжение Правительства РФ от 25.12.2013 N 2516-р (ред. от 25.05.2017) «Об утверждении Концепции развития механизмов предоставления государственных и муниципальных услуг в электронном виде»– Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_156812/

[15] Абдрахманова Г.И Россия в рейтинге развития электронного правительства [Электронный ресурс] / Г.И Абдрахманова Г.Г. Ковалева, М.Н. Коцемир // Информационный бюллетень ВШЭ. – 2016. – №5 (10). – URL: www.hse.ru/data/2016/08/19/1118759095/Мониторинг%205_10_2016.pdf

[16] Дьякова Е.Г. Переход к электронному правительству в России: нормативно-правовая база и социальный контекст / Е.Г. Дьякова // СИСП. – 2011. – №3. – URL: http://cyberleninka.ru/article/n/perehod-k-elektronnomu-pravitelstvu-v-rossii-normativno-pravovaya-baza-i-sotsialnyy-kontekst

[17] Системный проект электронного правительства Российской Федерации: Электронное правительство 2020 // Минкомсвязь России. – М., 2016. – URL: www.tadviser.ru/images/b/b2/Системный_проект_ЭП2020_12.10.16.pdf



Назад
Наш партнёр:
Copyright © 2006-2016 интернет-издание 'Россия-Америка в XXI веке'. Все права защищены.