Россия и Америка в XXI веке
Россия и Америка в XXI веке На главную Написать письмо О журнале Свежий выпуск Архив Контакты Поиск
Подписаться на рассылку наших анонсов

E-mail:
№3, 2016

ПОЗИЦИИ ДОЛЛАРА В КОНФИГУРАЦИИ МИРОВЫХ ВАЛЮТ – ОЖИДАТЬ ЛИ ПЕРЕМЕН К ХУДШЕМУ

М. А. Портной,
д.э.н., Руководитель Центра внешнеэкономических исследований
Института США и Канады РАН
e-mail:

Аннотация. В статье рассматриваются основные факторы, определяющие в настоящее время положение доллара как ключевой мировой валюты. В дополнение к традиционным показателям, характеризующим роль доллара в международных расчетах, на мировом финансовом и валютном рынках, представлен анализ фундаментальных экономических факторов, действие которых находит отражение в платежном балансе США. Рассмотрение структуры и проблемы равновесия платежного баланса США с нетрадиционных позиций позволяет по новому раскрыть механизм взаимодействия реального сектора экономики и международного движения капитала через соотношение текущих и капитальных операций в платежном балансе США и механизм их взаимодействия с курсом доллара.

Ключевые слова: США, доллар, ключевая валюта, платежный баланс, валютный курс.

DOLLAR’S POSITION AMONG WORLD CURRENCIES HARDLY CAN BE ALTERED

Portnoy Mikhail A.,
Ph. D. in Economics
Head of Center for International Economic Studies
the Institute of USA and Canada Studies
Russian Academy of Sciences
e-mail:

Annotation. The article is devoted to consider main factors defining the modern role of the U.S. dollar as the key world currency. In addition to traditional indicators, about the role of the dollar in world trade, financial and currency markets, a new fundamental analysis is presented. Author investigates the structure of the U.S. balance of payments, and the problem of its imbalance, using a new approach. This approach provide the possibility to explain the interaction of the real sector of the U.S. economy with the international capital movement in the balance of payments as the substantial behavior of the current accounts and capital accounts, which are balanced by the floating exchange rate of the dollar.

Keywords: United States, dollar, key currency, balance of payments, exchange rate.

Победа Дональда Трампа на президентских выборах привлекает внимание к тем атрибутам экономики США, которые всегда служат предметом повышенного интереса, и теперь, очевидно, станут объектом новых подходов в экономической политике. Одним из таких предметов непреходящего интереса является судьба доллара и его положение в мировой валютной системе, в конфигурации набора мировых валют.

Предполагая возможные подходы новой Администрации в области кредитно-денежной и валютной политики с учетом программных установок республиканской партии, отдельных высказываний самого Трампа в ходе выборной кампании и предложений консервативного характера, можно полагать, что в предстоящий период мир станет свидетелем усилий Администрации по укреплению положения доллара как национальной и мировой валюты, в том направлении и такими средствами, как это понимают приверженцы консервативных взглядов на экономическое развитие.

Вместе с тем, пытаться сегодня предвидеть курс политики нового президента США в отношении доллара – очевидно, не имеет смысла. Реальная действительность покажет, станет ли положение доллара предметом особого подхода, и что конкретно будет в этой области предпринято.

С учетом отмеченных обстоятельств, интересно обратить внимание на фундаментальные факторы, определяющие положение доллара как национальной и мировой валюты, действие которых мало подвержено влиянию событий конъюнктурного характера.

Прежде всего, надо однозначно ответить на сакраментальный вопрос, который любят задавать сторонники возвращения золота в денежное хозяйство: чем обеспечен современный доллар? Ответ на этот вопрос столь же прост, сколь и категоричен – доллар, как впрочем, и любая другая валюта, обеспечен всем тем многообразием товаров, услуг и других ценностей, которые за него можно купить на американском и мировом рынке. За этим простым утверждением стоит понимание того, что современные деньги и доллар в их числе – это кредитные деньги, представляющие собой средство, в котором получает свое выражение стоимость всех товарных ресурсов, участвующих в хозяйственной жизни. Из этой природы денег формируется их важное свойство – будучи воплощением стоимости товарных ресурсов, деньги представляют собой претензию на эти ресурсы, то есть средство их приобретения.

Кредитные деньги – это творение капитализма, Они возникли из долговых обязательств и пришли на смену вещественным торговым деньгам, которые доминировали тогда, когда торговля была главным видом хозяйственной деятельности. Вещественные деньги прошли большой исторический путь от скота и других предметов до золота, оказавшегося наиболее приспособленным к миссии быть торговыми деньгами.

Вещественные деньги оказались неудобными для капитализма в силу многих причин, и капитализм, опираясь на созданные им тесные экономические отношения между людьми, создал соответствующие его потребностям кредитные деньги – символические деньги в форме долговых обязательств. Для своего обращения такие деньги требуют государственной организации денежного хозяйства, построенного на соблюдении долговых обязательств, и умного государственного управления. Долгое время кредитные деньги сосуществовали с вещественными деньгами из благородных металлов, и именно отсюда тянется представление о том, что в свое время деньги были прочными, поскольку они были обеспечены золотом.

На самом деле, вещественные деньги - тоже средство выражения стоимости товарных ресурсов, и были обеспечены всем изобилием товаров, стоимость которых в них выражена, и которые, следовательно, можно на них купить. Но в обращении товаров всегда присутствуют разрывы, обусловленные неполным их соответствием общественному спросу по количеству, качеству, доступности и т.п. Эти разрывы резко усиливаются во времена кризисов. Вот почему банкиру всегда надо было иметь под рукой запас универсального товара – золота и серебра – который заполнял разрыв спроса. Примечательно, что во времена благополучной конъюнктуры золото оказывалось востребованным довольно редко, а во времена кризисов его запасы сразу исчерпывались по известным причинам. Отсюда и сложилось представление о том, что деньги обеспечены не всем многообразием товаров и услуг, а золотым запасом, составляющим лишь небольшую часть товарной массы и по стоимости, и по количеству.

Кредитные деньги полностью отделились от вещественных в ХХ веке. Упрощенно говоря, это случилось в два приема: из внутреннего обращения золото ушло во времена первой мировой войны и последующих нескольких лет, а из мировой валютной системы – во время краха бреттонвудской валютной системы в 1971 г. В современной экономике функционируют полноценные кредитные деньги при большой роли государства как организатора денежного хозяйства с позиций правового обеспечения и как рационального регулятора.

После всего сказанного, мы должны понимать, что сила доллара определяется, в первую очередь, мощным экономическим и научно-техническим потенциалом США, их развитым и обширным финансовым рынком, большой степенью вовлеченности США в мировое хозяйство в качестве самого крупного и влиятельного участника.

Положение доллара в качестве главной мировой валюты определяется потребностями мировой экономики в единой валюте для обслуживания многочисленных мировых хозяйственных связей и операций. Такая валюта может быть только национальной, поскольку за ней должен стоять большой массив передовых товаров высокого качества, а также обширный комплекс доходных и надежных финансовых инструментов, которые обеспечивают ее содержание. Такая валюта опирается на обширный комплекс мировых хозяйственных связей страны, что определяет спрос на нее со стороны партнеров страны-эмитента. Такая валюта должна представлять экономику, в минимальной степени подверженную инфляции, что делает ее удобным инструментом для мировой торговли, а также для сбережений и инвестиций. Такая валюта должна быть встроена в оборот большого числа финансовых институтов по всему миру, что позволяет быстро и надежно совершать с ее участием широкий спектр финансовых операций. Можно перечислить еще ряд необходимых свойств, и окажется, что все они присущи американскому доллару в достаточной степени, и это определяет его положение ключевой мировой валюты. При таком положении экономическая и кредитно-денежная политика страны-эмитента приобретает большое мировое влияние, с которым приходится взаимодействовать партнерам этой страны.

Объективно оценивая отмеченный комплекс свойств, следует решительно отвергнуть представления, будто США произвольно навязывают доллар мировому сообществу. Ясно, что для продвижения своей денежной единицы в мировые валюты любой стране следует приобрести такой комплекс свойств в достаточной мере, и это требует больших усилий и достаточно долгого периода времени. Все это можно наблюдать на примере продвижения Китаем своего юаня на роль влиятельной мировой валюты. С учетом отмеченных положений ясно также, что путь снижения влияния доллара на ту или иную экономику лежит в направлении укрепления и развития ее потенциала, обеспечения динамичного роста и продвижения к вершинам научно-технического прогресса.

По последним оценкам МВФ, в 2016 г. ВВП США составит 18,6 трлн. долл. в текущих ценах. Страна с населением 320 млн. человек или менее 5% мирового населения производит более 24,7% мирового ВВП. По тем же данным Китай производит ВВП в размере 11,4 трлн. долл., что составляет 15,1% от мирового ВВП при населении страны несколько более 1350 млрд. человек или более 19% всего мирового населения. Характерно, что при подсчетах по паритету покупательной способности ВВП Китая составляет 21269 млрд. долл. против 18562 млрд. долл. у США, и опережает американский почти на 15%. Конечно, следует помнить о некоторой приблизительности таких расчетов, но самое главное – о громадной разнице в численности населения между двумя странами. Памятуя о «качестве» экономики США, ее научно-техническом потенциале, следует исходить из того, что экономическое лидерство США еще надолго будет сохраняться в мировом хозяйстве, что предопределяет соответствующее положение доллара.

Соединенным Штатам принадлежит также лидирующая роль в образовании и функционировании мирового финансового рынка. Эта позиция опирается на самый крупный и развитый национальный финансовый рынок. В США, финансовые институты, обеспечивающие разного вида возможности для сбережения и инвестирования денежных ресурсов, развиты гораздо больше, чем в других странах мира, и это образует одно из главных преимуществ и фактор превосходства финансового рынка США над финансовыми рынками других стран. Именно высокая степень развития при больших размерах финансового рынка США служит основой его влияния в мировой финансовой сфере. На финансовом рынке США примерно три четверти активов представлены в виде облигаций и акций, в то время как в банках размещено только около четверти активов. Американский рынок акций, который в середине 2016 г. оценивался по капитализации в 35,5 трлн. долл., вдвое превосходит европейский, и рынок облигаций, оцениваемый в 40,2 трлн. долл., также больше европейского, по крайней мере, на 20% по стоимости.[1] Все это открывает широкий горизонт возможностей для национальных и иностранных инвесторов и создает большой массив использования долларов для финансовых операций в мировом масштабе.

Обратим внимание также на традиционно используемые показатели для характеристики лидирующего положения доллара в мировой валютной системе. На доллар по-прежнему приходится преобладающая часть официальных валютных резервов. Здесь надо заметить, что вследствие высокой активности операций на мировых валютных рынках и действий центральных банков по управлению международными резервами, МВФ с достаточной уверенностью сообщает о валютной структуре только двух третей от общей величины этих резервов, составляющей в середине 2016 г. около 11 трлн. долл. по стоимости. Так вот на активы в долларах в учтенной части этих резервов округленно приходится 64%, на евро – 29%, по 4% на фунт и иену, и порядка 1% и менее – на несколько других популярных в мировом обороте валют. С некоторой долей уверенности можно распространить эту структуру на весь массив официальных резервов иностранной валюты.

Порядка половины объема мировой торговли также по-прежнему обслуживается расчетами в долларах. Примерно в тех же пропорциях доллар, евро и другие мировые валюты участвуют в операциях на мировом финансовом рынке. Но наиболее выразительными могут оказаться показатели, характеризующие работу мирового валютного рынка – согласно этих данным, более 80% сделок на этом рынке по принципу валютных пар совершаются с участием доллара.[2]

Нами уже отмечалось ранее, что продвижение китайского юаня к положению мировой валюты, которое настойчиво проводится в последние годы, не должно рассматриваться как предстоящее поражение доллара в мировой конкуренции валют. Очевидно, что неравномерность экономического развития как непреложный принцип функционирования мировой экономики проявляется в этом случае во всей своей полноте. Но следует принимать во внимание, что восхождение юаня совершается в контексте общего роста мировой экономики. Таким образом, неизбежное перестроение структуры мировых валют при вхождении в их состав юаня может означать некоторое уменьшение доли доллара в этом наборе, при значительном объеме операций. Некоторым успокоением по поводу этого процесса послужила проведенная в рамках МВФ процедура включения юаня в состав корзины валют для исчисления СДР. Неслучайно доля доллара в этой корзине не была существенно затронута. В настоящее время структура корзины СДР выглядит следующим образом (в скобках – предыдущие значения): доллар – 41,73% (41,9%), евро – 39,93% (37,4%), юань – 10,92%, иена – 8,33% (9,4%), фунт стерлингов – 8,09% (11,3%).

Приведенные данные о позиции доллара в сфере мировых валют финансов в достаточной мере свидетельствуют о том, что изменить это положение могут только долговременные процессы мирового экономического развития, связанные с усилением позиций других участников мирового хозяйства в экономике, научно-технической сфере и в области мировых финансов.

Однако по нашему мнению, недостаточно ограничиться приведенной характеристикой положения доллара. За пределами рассмотрения в этом случае остаются важные процессы, определяемые особенностями состояния платежного баланса США и его взаимодействия с курсом доллара. Обратимся к рассмотрению этого вопроса.

Представленное в свое время определение платежного баланса логично предполагает необходимость развертывания соответствующей трактовки образующих его статей. Напомним это определение. Платежный баланс — балансовый счет международных операций — это стоимостное выражение всего комплекса мировых связей страны в форме соотношения показателей вывоза и ввоза товаров, услуг, капиталов, а также движения официальных валютных резервов. Балансовый счет международных операций представляет собой количественное и качественное стоимостное выражение масштабов, структуры и характера внешнеэкономических операций страны, ее участия в мировом хозяйстве. [3]

Следует констатировать, что современное представление платежного баланса, рекомендованное МВФ, позволяет получить, насколько возможно близкое к действительности представление о состоянии мировых связей страны. Но для оценки реального положения страны в мировых платежных отношениях необходимо преодоление некоторых ошибочных стереотипов и введение в научный и практический оборот новых подходов. Следует исходить из того, что показатели одинакового рода могут по-разному характеризовать экономики разных стран. То, что для небольшой страны является негативным явлением, подлежащим устранению, для крупной лидирующей экономики может оказаться нормой жизни. Кроме того, принципиальное значение имеет оценка сущности и значения операций, получающих отражение в платежном балансе, по критерию рыночного или нерыночного характера этих операций. С учетом указанных соображений следует подходить к разделению статей платежного баланса на основные и балансирующие. В результате становится возможным получение объективной оценки значения актива или дефицита платежного баланса и отход от сложившихся мифов, существенно искажающих реальное положение вещей.

Один из широко распространенных в современной экономической науке и практике государственного регулирования стереотипов – это представление о негативном характере так называемых дисбалансов. На эту тему в последние три десятилетия написаны десятки аналитических работ, в которых рассматривается феномен дефицитов торговых балансов и балансов текущих операций, и он характеризуется как один из болезненных изъянов современной мировой экономики, непременно подлежащий устранению для ее оздоровления. Много работ посвящено проблемам дефицитов торгового и платежного баланса США в силу их большой величины и длительного существования. Однако дефициты торгового и платежного баланса по текущим операциям необязательно служат характеристикой неблагополучного положения страны. Напротив, история запечатлела ситуации, когда эти дефициты были присущи сильным, лидирующим в мировой экономике странам. Феномен неравновесия торгового баланса заслуживает отдельного рассмотрения.

Весьма поучительно обратиться к недавней истории структуры платежных отношений США. К концу XIX в. они имели устойчивый актив торгового баланса, который служил источником средств для погашения внешней задолженности, а затем – для финансирования вывоза капитала. На примере торговых отношений США с ведущими странами Европы в последние десятилетия XIX в. мы видим, как активное сальдо торгового баланса становится обязательным признаком экономики отстающей страны, стремящейся догнать лидирующих партнеров. Оно означает, что отстающая страна может извлечь выгоду из мирохозяйственных связей для своего прогресса, предлагая на первых этапах в качестве предметов международного обмена больше продуктов относительно простого труда, чтобы получить необходимые ей для развития продукты более сложного труда. Этот избыток труда в форме активного сальдо торговли служит платой за прогресс, купленный на внешнем рынке в виде более сложных и производительных инвестиционных товаров, лицензий и др.

США имели активный торговый баланс с 1883 г. по 1971 г., и за это время их положение в мире, как известно, радикально изменилось. Будучи необходимым условием начального этапа активного вступления в мирохозяйственное общение, позитивное сальдо внешней торговли со временем становится источником финансирования не только платежей доходов иностранному капиталу, выплаты задолженности, приобретения лицензий и других видов передовых достижений, но и источником финансирования в валютном аспекте вывоза капитала.

Существовавшее почти столетие позитивное сальдо торгового баланса США трактовалось как один из признаков превосходства страны в мировой экономике, и это в значительной мере было оправданно, поскольку до начала 1970-х годов США, на фоне других факторов превосходства, выступали также поставщиком большого объема продукции передовых технологий, которую больше никакая страна не производила.

К началу 1970-х годов окрепли и далеко продвинулись по пути научно-технического прогресса экономики ведущих стран Западной Европы и Японии. Они имели устойчивое активное сальдо внешней торговли, а торговый баланс США с этими странами (а также с некоторыми другими) уже давно был отрицательным. Изменение торговых позиций и общего соотношения экономик отмеченных стран стало главной причиной крушения Бреттонвудской валютной системы и введения плавающих валютных курсов, что усилило тенденцию к дефицитности торгового баланса США.

Характерно, что в период после второй мировой войны позитивное сальдо торгового баланса США в научном анализе рассматривалось как положительное явление, которое требовало всесторонней государственной поддержки. В русле кейнсианского учения позитивный торговый баланс одобрялся как источник дополнительной занятости и увеличения ВВП. Была сформулирована теория внешнеторгового мультипликатора, который активно использовался в моделях внешнеэкономических связей.

Примечательно, что разработчики этих концепций, понимая, что позитивному сальдо внешней торговли на стороне США противостоит дефицит у торговых партнеров, не поднимали вопроса о негативном характере дисбалансов как явления мировой экономики. Напротив, положительное значение активного сальдо внешней торговли всячески одобрялось как вклад в решение приоритетной в те времена задачи обеспечения полной занятости и динамичного роста экономики.

С середины 70-х годов дефицит торгового баланса США стал устойчивым явлением, и его величина возрастала год от года. Он обусловлен увеличением экспорта целого ряда стран, развивавшихся по пути экспортно-ориентированного роста. В эти годы активно наращивали экспорт в США несколько стран одновременно: ФРГ, другие страны Западной Европы, Япония, Южная Корея. Сложилась такая модель положения США в мировой экономике, когда их экономическое и научно-техническое превосходство над капиталистическими партнерами проявлялось не только в форме экспорта передового оборудования, заграничных прямых инвестиций, продаж предметов интеллектуальной собственности и т.п., но и в форме самого большого и самого богатого рынка сбыта, на котором реализация экспорта догоняющих стран служит источником их роста. Думается, эта роль рынка США для торговых партнеров недостаточно оценена до сих пор, что и объясняет негативную оценку дефицита торгового баланса США.

В середине 1970-х годов был принят принцип рассмотрения сальдо текущих операций как показателя состояния платежного баланса страны. Экономическое содержание текущих операций состоит в том, что они по своему составу связаны с производством. Иначе говоря, текущие операции представляют собой естественное порождение реального сектора национальной экономики. Такой метод учета текущих операций в платежном балансе логично привел к их соответствию и согласованности с системой национальных счетов. В настоящее время это выражается в том, что сальдо счета текущих операций равно сальдо сбережений и инвестиций страны. [4]

Текущим операциям противостоят операции движения капитала и финансовых инструментов. Здесь проходит явная аналогия с делением национальной экономики на реальный и финансовый сектор. Похожим образом в платежном балансе текущие операции принято считать основными, а движение капитала и финансовых инструментов – балансирующими, хотя в действительности это не всегда так.

Рассматривая с позиции этого критерия проблему равновесия или перекоса платежного баланса, мы должны отказаться от единообразного подхода к этой проблеме применительно к разным странам по уровню развития. Тогда мы обнаружим, что дефициты торгового баланса имеются у развитых и развивающихся стран, но их значение для одной группы стран радикально отличается от их значения для стран другой группы. В развитых странах торговый дефицит может компенсироваться позитивным сальдо услуг, притоком доходов от инвестиций и трансферов. Даже, если образуется отрицательное сальдо текущих операций, для развитых стран это может составить проблему, но все-таки не столь трудную и опасную для благополучия их экономики, нежели дефицит по торговле и текущим операциям у развивающихся стран.

В случае дефицита баланса торговли и текущих операций у развивающейся страны, в особенности из категории бедных стран, его финансирование образует проблему, в решение которой вовлекаются международные финансовые институты, другие международные организации и отдельные страны. Многочисленные примеры подобного урегулирования хорошо известны.

Здесь уместно поставить вопрос о разной природе кредитов – покровительственном договорном кредите и рыночном, которая имеет ключевое значение для оценки значения международного движения капиталов и кредитов. Кредиты, которые будут предоставлены бедной развивающейся стране с дефицитом платежного баланса по текущим операциям, носят покровительственный договорный характер. Они не представляют собой свободное международное движение денег под влиянием рыночных сил, которое состоит в поисках надежного и доходного приложения капитала. Предоставление таких денежных ресурсов и связанные с этим условия – результат переговоров, государственных решений, решений международных институтов, применения специальных процедур, но никак не рыночных сил. Вот что стоит за термином «покровительственный договорный кредит». В этом смысле все государственные кредиты от одной страны к другой – это покровительственные договорные кредиты, все кредиты МВФ и Всемирного Банка по специальным программам содействия развитию – это покровительственные договорные кредиты. Все кредиты Парижского клуба – это покровительственные договорные кредиты. Для большей убедительности обратим внимание на то, что предоставление отмеченных кредитов в наше время часто обусловлено предварительным согласованием проблемной страной с МВФ программы оздоровления ее экономики. Только после этого включаются программы ее кредитования со стороны того же МВФ, других международных институтов и стран-доноров. Вспомним знаменитый «вашингтонский консенсус». Кстати, программы оздоровления экономики проблемной страны могут предусматривать в качестве одного из главных положений устранение дефицита внешней торговли и текущих операций ее платежного баланса.

В платежном балансе бедной развивающейся страны с дефицитом текущих операций могут иметь место операции движения капитала также и по рыночным мотивам. Они могут проходить в виде прямых и портфельных инвестиций, торговых и банковских кредитов и т.п. Будет также иметь место движение официальных валютных резервов. Но важнейшим средством для финансирования дефицита платежного баланса будет получение покровительственных договорных кредитов. Более того: только согласование с МВФ программы оздоровления экономики и получение обусловленной этим согласием кредитной поддержки, как правило, служит сигналом для последующего оживления притока капитала в данную страну по другим операциям, включая движение капитала по рыночным мотивам.

При таком положении дел можно считать, что для данной страны деление платежного баланса на основные и балансирующие статьи проходит по линии отделения текущих операций от движения капитала, а в разделе движения капитала решающая роль принадлежит покровительственным договорным кредитам, позволяющим предотвратить или урегулировать кризис платежного баланса.

Конкретный анализ структуры и размеров операций международного движения капитала в платежных балансах разных по уровню развития стран позволяет обнаружить большое разнообразие сочетаний покровительственных договорных и рыночных кредитов и примеров их влияния на движение прямых и портфельных заграничных инвестиций.

На другом конце спектра находятся США. Дефицит внешней торговли США в последние несколько десятилетий отнюдь не является следствием каких-либо упущений государственной экономической политики, и тем более не является следствием каких-либо изъянов или пороков развития мировой экономики. Напротив, внешнеторговый дефицит выступает проявлением роли рынка США как мирового локомотива роста и прогресса. Он служат подтверждением лидирующего влияния экономики США на мировое развитие. Оно проявляется не только во времена подъема, но и во времена спада. То есть, США тянут своих капиталистических партнеров не только вверх по циклу конъюнктуры, но и вниз. Это убедительно продемонстрировала практика в годы кризиса 2008-2009 гг. и в последующий период. Приведем показатели платежного баланса США в последние полтора десятилетия. При этом ограничимся данными за 2014 г., поскольку показатели за 2015 г., все еще носят предварительный характер.

Таблица 1.
Основные показатели платежного баланса США, в млрд. долл.

Статьи баланса

2000

2007

2008

2012

2013

2014

Экспорт товаров

+785

+1153

+1295

+1561

+1590

+1633

Импорт товаров

-1232

- 1969

-2112

- 2302

-2294

-2385

Торговый баланс

-447

- 815

-817

- 741

-704

-752

Баланс текущих операций

-416

- 731

-673

- 440

-379

-393

Вывоз капитала

-560

- 1290

- 656

- 98

-553

- 823

Приток капитала

+1038

+ 2058

+ 1193

+ 544

+906

+1056

Чистый приток

+478

+ 768

+ 537

+ 446

+353

+233

Ошибки и пропуски

- 61

- 41

+ 144

+2

+28

+105

Итоговый баланс

0

- 4,0

4,84

+ 8

-3

+392

Изменения резервов

0

+ 4,0

-4,84

- 8

+3

- 7

Источник: Бюро экономического анализа США. Данные округлены.

Необходимо признать, что дефицит торгового баланса США в последние десятилетия ХХ в. и в начале XXI в. – это проявление экономического превосходства США над своими партнерами в современном мировом хозяйстве как крупнейшего рынка сбыта товаров возрастающей сложности, тем самым обеспечивающего продвижение к прогрессу стран-партнеров. Дефицит внешней торговли США – это результат сложившегося в наше время международного разделения труда. В таком качестве он образует встроенный структурный компонент экономики США, и в обозримом будущем речь может идти не о его устранении, а об удержании в приемлемых размерах с учетом состояния занятости и других важнейших параметров экономики США. С этой точки зрения все алармистские сентенции о вреде дефицитов для американской экономики, о катастрофическом сочетании дефицитов бюджета, торгового и платежного балансов, следует признать несостоятельными и относиться к подобным выступлениям соответствующим образом.

Признание дефицита внешней торговли США естественным положением для современной экономики страны требует соответствующей коррекции национальной экономической политики, выработки иных критериев и целей.

Теперь обратимся к рассмотрению международного движения капитала в платежном балансе США. Во второй половине ХХ в. аналитики при характеристике внешнеэкономической позиции США больше обращали внимание на их позицию мирового инвестора с упором на роль прямых зарубежных инвестиций. Появилось выражение «вторая экономика США», посредством которого авторы пытались охарактеризовать сущность и значение прямого заграничного инвестирования американских компаний. Казалось, что создание «второй экономики США» объясняет все процессы, связанные с прямым заграничным инвестированием: цели и мотивы создания компаниями США производственных мощностей за границей, движение порожденных этими инвестициями доходов в США, зависимое положение стран-получателей инвестиций от американских ТНК и более – от политики США.[5]

На фоне столь важного в мировом масштабе явления, как прямые заграничные инвестиции, движение краткосрочного капитала в платежном балансе США в глазах аналитиков приобретало второстепенное значение, которое парадоксальным образом оказывалось связанным с определением сальдо платежного баланса и необходимостью покрывать его вывозом золота ради соблюдения принципа обратимости доллара. Такая трактовка роли международного движения капитала в платежном балансе США мешала правильно понимать события, происходящие в мировой валютно-финансовой системе, и своевременно принять надлежащие меры по ее реформированию.

Следующим большим заблуждением стала трактовка международной финансовой позиции США как страны-мирового должника, которая вошла в оборот во второй половине 1980-х годов, когда стоимость иностранных финансовых активов в экономике США превзошла по величине стоимость финансовых активов американских инвесторов за границами страны. При отсутствии научно обоснованной трактовки, восторжествовал примитивно бухгалтерский подход: раз возник дефицит по блоку накопленной стоимости капитала и финансовых инструментов, значит США, превратились в страну-должника. Положение страны-должника расценивалось как ситуация, к которой закономерно привели неблаговидные элементы, присущие внешнеэкономической деятельности США.

Трактовка США как крупнейшего мирового должника еще более укрепилась в наше время, особенно после кризиса 2008-2009 гг., когда США за счет внешних заимствований посредством продажи государственных облигаций вовлекли в финансирование своей переживающей трудности экономики десятки стран мира, переложив на них почти половину бремени борьбы с кризисом и его последствиями.

Таблица 2.
Международная финансовая позиция США, млрд. долл.

Накопленная стоимость активов

1993

2006

2008

2010

2014

Накопленная стоимость активов,
принадлежащих резидентам США за границей, всего

3055

13755

19888

20315

24717

Прямые инвестиции

1028

2856

3699

4429

7133

Портфельные инвестиции в том числе:

854

5838

4244

6223

9704

В акции

544

4251

2851

4486

6770

В облигации

310

1587

1393

1737

2934

Прочие инвестиции

1009

3604

5025

5650

4232

В т. числе: Банковский капитал

686

2345

3411

4573

2400

Резервные активы

165

220

294

489

434

Накопленная стоимость активов,
принадлежащих нерезидентам в США, всего

3236

16295

23357

22786

31764

Прямые иностранные инвестиции в США

768

2099

2647

2659

6350

Портфельные частные иностран. инвестиции, в том числе:

1336

8672

10374

6935

16920

в акции

374

2777

2866

2992

6642

в облигации

962

5895

7508

6935

10277

Инвестиции в прочие секторы

229

1026

нд

3542

5365

Превышение обязательств США над активами

181

2540

3469

2471

7047

Примечание: Показатели округлены до целых чисел. Бюро экономического анализа.

Односторонняя трактовка США как страны-должника молчаливо ставит США в один ряд со странами-должниками с неблагополучным положением в экономике. Особая позиция США объясняется при этом их способностью решать финансовые проблемы страны посредством печатного станка. Однако, убеждены критики американской финансовой системы, такая политика неизбежно должна привести к масштабному кризису, грозящему крушением экономики США. Такое убеждение широко распространено среди американских экономистов и разного рода деятелей, что иностранными аналитиками воспринимается как безусловное подтверждение правоты этой позиции. Почему-то упускается из виду, что экономисты США тоже могут ошибаться.

Правильная оценка событий состоит в том, что движение капитала и финансовых инструментов в платежном балансе США следует рассматривать не как средство компенсации дефицита торгового баланса, а как самостоятельное экономическое явление, образующееся в результате естественного хода событий в экономике США и в мировой экономике. Если исходить из самостоятельной природы движения капитала в платежном балансе США, возникнут основания для новых выводов.

В определенной мере нуждается в пересмотре движение прямых заграничных инвестиций, хотя считается, что эти процессы хорошо изучены и подробно описаны в современной науке. Ясное дело, что ТНК принимают решения о прямом инвестировании за границей, руководствуясь своими интересами, а не состоянием платежного баланса. По линии прямых зарубежных инвестиций формируется мировой рынок бизнеса, где действуют рыночные условия оценки структур бизнеса, их купли-продажи, применения методов управления и контроля.

В наше время на передний план вышли мотивы создания привлекательного инвестиционного климата странами, озабоченными стремлением модернизировать свою экономику, повысить ее конкурентоспособность в мире и продвинуть ее на более высокий уровень развития. С привлечением иностранного капитала в наше время ассоциируется получение передовых технологий, новых видов продукции, достижений менеджмента, финансовых ресурсов и доступа к мировым рынкам. Современная трактовка операций прямых заграничных инвестиций должна рассматривать их как международные сделки купли-продажи бизнеса или контроля над бизнесом, где предметом купли-продажи выступает бизнес как источник созидания богатства и дохода. С этой точки зрения США естественно выступают страной, привлекающей самый большой в мире объем иностранных инвестиций. Это является демонстрацией того обстоятельства, что наиболее развитая экономика, открывает самые большие возможности для инвестиций.

Иное дело – портфельные инвестиции и движение различных форм ссудного капитала. Предметом купли-продажи, то есть товаром, на мировом рынке портфельных инвестиций выступает доход от владения ценными бумагами, торговля которым в последние десятилетия приобрела глобальные масштабы, с одной стороны, и денежных ресурсов в обмен на доход – с другой стороны.

Международное движение портфельных инвестиций в наше время превратилась в область экономической деятельности, которая чутко реагирует на изменения конъюнктуры, а также общей обстановки в странах современного мира и на мировых рынках. Значительные масштабы притока капитала происходят в связи с формированием благоприятных условий инвестирования в той или иной стране, но в не меньших, а порой в гораздо более крупных масштабах – происходит отток капитала при появлении неблагоприятных событий, который может стать причиной кризиса. Мировые финансово-экономические кризисы 1997-1998 гг. и 2008-2009 гг. продемонстрировали эти явления в полной мере.

Можно утверждать, что свободное международное движение капитала между развитыми странами утвердилось как сложившийся процесс к середине 1980-х годов. Дальнейшее развитие событий связано с динамичным ростом размеров всех сегментов этого рынка, с появлением и развитием мировых рынков производных финансовых инструментов, становлением и стремительным расширением процессов секъюритизации в национальных и мировых масштабах. Развитие отмеченных процессов привело к тому, что свободное международное движение капитала на рубеже веков стало устоявшимся экономическим явлением, и теперь воспринимается как естественное свойство мировой экономики и одна из главных движущих сил глобализации.

То, что в экономических исследованиях принято называть международным движением капитала, теперь в платежном балансе получает отражение в финансовом счете. «Руководство по составлению платежного баланса» гласит, что финансовый счет отражает чистое приобретение и выбытие финансовых активов и обязательств. С концептуальной точки зрения показатель итога текущих операций и счета капитала равен по величине показателю финансового счета. Иными словами, финансовый счет показывает, как финансируется чистое кредитование или чистое заимствование в отношении с нерезидентами. Общее сальдо финансового счета отражает таким образом чистое кредитование или чистое заимствование страны в ее отношениях с внешним миром.[6]

Применительно к платежному балансу США все изложенное означает, что в его структуре следует различать два самостоятельных блока операций: блок текущих операций и блок капитала и финансовых инструментов. Эти два блока уравновешивают друг друга и платежный баланс в целом через механизм валютного курса. Небольшое корректирующее влияние на валютный курс оказывают изменения величины централизованных валютных резервов, но эти операции не являются систематическими, носят эпизодический характер и невелики по размерам. Изложенное означает, что в современном платежном балансе США отсутствует деление статей на основные и балансирующие. Оба блока статей имеют самостоятельное значение, а равновесие платежного баланса обеспечивается через механизм свободно колеблющегося курса доллара к другим валютам.

Изменения валютного курса оказывают обратное влияние на внешнеэкономические операции. В условиях свободно колеблющегося валютного курса крупная операция по линии международного движения капитала может вызвать заметное изменение валютного курса, а оно, в свою очередь, окажет влияние на текущие и другие операции, которые будут проводиться уже по изменившемуся курсу. Среди текущих операций такое влияние в наше время наглядно оказывает изменение мировых цен на нефть. В последние два-три десятилетия сложилась отчетливо выраженная зависимость: когда цена нефти повышается, курс доллара падает и наоборот.

Таким образом, взаимодействие платежного баланса США и курса доллара представляет собой динамическую систему с обратной связью, в которой непрерывные изменения приводят ее к новому равновесию. Поэтому платежный баланс США следует рассматривать как соотношение платежей и поступлений по международным экономическим операциям страны на основе рыночных интересов, где предметом торговли выступают: вещественные продукты, услуги, бизнес и доход, а также происходит перемещение доходов и денежных ресурсов по линии других видов рыночной деятельности и на основе мероприятий государственной политики. Доминирующее значение в платежном балансе США имеют рыночные сделки, а средством их уравновешивания выступают изменения валютного курса.

Изложенные соображения позволяют обратить внимание на существование фундаментальных экономических факторов, которые определяют положение доллара как мировой валюты в долговременном плане. Следует ожидать, что даже в случае непродуманных мер государственной экономической политики будущей Администрации США в валютно-финансовой области, они не приведут к существенному ослаблению позиций доллара в мировой экономике и валютной системе.


Список литературы

[1] Flow of Funds Accounts of the United States. June 9, 2016. L208. L223.

[2] 2016 Triennial Central Bank Survey of Foreign Exchange and OTC Derivatives Market Activity.

[3] Международные валютно-кредитные отношения. Под ред. Л.Н.Красавиной. – М., ЮРАЙТ. 2014. С.115.

[4] Balance of Payments and International Investment Position Manual. Sixth Edition (BPM6). P.10-12,264,283-284.

[5] В этом отношении весьма репрезентативны книги И.Д.Иванова, опубликованные во второй половине 1970-х годов, в которых автор ввел в научный оборот большой массив данных об американских ТНК. См. например: Иванов И.Д. Международные корпорации в мировой экономике. М., Мысль. 1976.

[6] Balance of Payments and International Investment Position Manual. Sixth Edition (BPM6). P.12, 133.



Назад
Наш партнёр:
Copyright © 2006-2016 интернет-издание 'Россия-Америка в XXI веке'. Все права защищены.