Россия и Америка в XXI веке
Россия и Америка в XXI веке На главную Написать письмо О журнале Свежий выпуск Архив Контакты Поиск
Подписаться на рассылку наших анонсов

E-mail:
№3, 2012

ФИНАНСОВОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ РАЗВИТИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ПОТЕНЦИАЛА
В РОССИИ, США И ДРУГИХ СТРАНАХ G8

Л. Ф. Лебедева, доктор экономических наук,
профессор, руководитель Центра
социально-экономических исследований, ИСКРАН
e-mail:

Н. Е. Петровская, кандидат экономических наук,
научный сотрудник ИСКРАН
e-mail:

Аннотация. В статье анализируются ключевые показатели развития человеческого потенциала в странах G8, государственные и частные расходы на социальные цели, финансирование основных социальных программ, особое внимание уделяется вопросам социальной политики в условиях бюджетных дисбалансов.

Ключевые слова: развитие человеческого потенциала, государственные и частные расходы на социальные цели, страны G8.

FINANCING HUMAN DEVELOPMENT: RUSSIA, US AND OTHER COUNTRIES G8

Liudmila Lebedeva,
Ph.D., Professor of Economics,
Head of the Center for social-economic studies,
Institute for the U.S. and Canadian Studies, Russian Academy of Sciences

e-mail:

Natalia Petrovskaya,
Researcher, Institute for the U.S. and Canadian Studies, Russian Academy of Sciences
e-mail:

Annotation. The article examines key indicators of human development in G8, public and private social expenditures, financing the main social programs, with focus on which policies are most promising when public budgets are under strain.

Keywords: human development, public and private social expenditures, G8.

В начале XXI в. Россия, США и другие страны G8, столкнулись со сходными проблемами: давлением на бюджет растущего объема пенсионных и иных предусмотренных законом социальных выплат; потребностью увеличения финансового обеспечения образования и здравоохранения как фактора развития человеческого потенциала. В США на рубеже нулевых-десятых годов XXI в. совокупные государственные расходы (федеральные, штатов и местных органов власти) на образование, здравоохранение и социальное обеспечение достигли приблизительно 3,9 трлн. долл., превысив ВВП (по отдельности) Германии, России, Великобритании и других стран1,2.

Страны G8, в том числе и Россия, различаются по уровню развития человеческого потенциала, но сходны в том, что социальные системы каждой из них нуждаются в новых механизмах мобилизации ресурсов для финансирования социальной сферы. В связи с различием проявлений глобального кризиса 2008–2009 гг., его социально-экономических последствий и мер по их преодолению в разных странах, интересно выявить особенности национальных антикризисных моделей, оценить адекватность регуляторов происходящим изменениям, обоснованность и эффективность затрат в условиях сохранения бюджетных дисбалансов.

Все страны G8, за исключением России, обладают очень высоким уровнем человеческого потенциала (рассчитываемого в рамках Программы развития ООН с 1990 г.). Категория «очень высокий уровень развития человеческого потенциала» была введена в 2009 г., и с этого времени другие страны и регионы были расклассифицированы по одной из трех категорий: страны с высоким уровнем развития человеческого потенциала, страны со средним уровнем развития человеческого потенциала и страны с низким уровнем развития человеческого потенциала.

Согласно Докладу о человеческом развитии 2011 г., индекс развития человеческого потенциала (ИРЧП) стран с очень высоким уровнем развития должен быть не ниже 0,793 (в частности индекс США – 0,910, Канады – 0,908, Германии – 0,905, Японии – 0,901, Франции – 0,884, Италии – 0,874, Великобритании – 0,863).

Таблица 1.
Ключевые показатели развития человеческого потенциала G8

Рейтинг по ИРЧП 2011 г.

Страна

ВВП на душу населения тыс. долл. США по ППС 2001 2010 гг.

Ожидаемая продолжительность жизни при рождении (лет)

4.

США

46,0

78,5

6.

Канада

37,8

81,0

9.

Германия

36,3

80,4

12.

Япония

32,4

83,4

20.

Франция

33,7

81,5

24.

Италия

32,4

81,9

28.

Великобритания

35,2

80,2

66.

Россия

18,9

68,8

Источник: Human Development Report. UN, 2011.

По состоянию на 2011 г. Россия находится среди стран с высоким уровнем развития человеческого потенциала (ИРЧП не ниже 0,698), занимая 66 место (ИРЧП России – 0,755). У стран со средним уровнем развития человеческого потенциала ИРЧП не ниже 0,522, у стран с низким уровнем развития человеческого потенциала ИРЧП ниже 0,5103.

При всей ограниченности любого индекса для характеристики развития человеческого потенциала, ИРЧП существенно расширяет представления о состоянии человеческих ресурсов, дополняя наиболее общий показатель материального благополучия – ВВП на душу населения – и ряд других измерителей социальной защищенности и возможностей развития.

Речь идет не только о гуманитарных соображениях обеспечения прав человека, в том числе экономических, но также о развитии человеческих ресурсов как условии расширения возможностей экономического роста, об использовании новейших научных разработок при обеспечении кадрового потенциала экономики. При сохранении традиционных мер социальной поддержки населения, направленных на повышение уровня социальных гарантий и качества жизни, необходимо модернизировать инструменты государственного регулирования в социальной сфере, а также сами подходы к нейтрализации угроз социальной стабильности и к повышению защищенности человеческих ресурсов.

Как видно из табл. 1, рейтинги стран по ВВП на душу населения и по продолжительности жизни, ожидаемой при рождении, значительно различаются даже по странам – лидерам развития человеческого потенциала. Так, Япония, находясь на первом месте по ожидаемой при рождении продолжительности жизни, занимает 12 место по ИРЧП и 22-е – по ВВП на душу населения (долл. ППС).

По ВВП на душу населения Россия более чем в два раза отстает от среднего показателя других стран G8, а по ожидаемой при рождении продолжительности жизни – более чем на 10 лет (см. рис. 1). В группе стран с высоким уровнем развития человеческого потенциала по ожидаемой продолжительности жизни Россия (68,8 лет) опережает только Казахстан (67 лет).

Рис. 1.

Ключевые показатели состояния человеческих ресурсов в странах G8

Источник: OECD FactBook. OECD, 2011.

Синий цвет – ожидаемая при рождении продолжительность жизни (лет);
коричневый цвет – ВВП на душу населения (тыс. долл. ППС).

При сравнении российских показателей со средними по странам ОЭСР (ожидаемая при рождении продолжительность жизни – 79,3 года, ВВП на душу населения – 34,0 тыс. долл.) отставание сохранится примерно на том же уровне4.

В меньшей степени Россия отстает от других стран G8 по средней продолжительности обучения, но показатель общей удовлетворенности жизнью в нашей стране наименьший – 5,4 балла по 10-балльной шкале (см. табл. 2).

Таблица 2.
Показатели человеческого развития стран «большой восьмерки»

Рейтинг по ИРЧП 2011 г.

Страна

Средняя продолжительность обучения (лет)

Общая удовлетворенность жизнью (0 – min, 10 – max)

4.

США

16

7,2

6.

Канада

12,1

7,7

9.

Германия

12,2

6,7

12.

Япония

11,6

6,1

20.

Франция

10,6

6,8

24.

Италия

10,1

6,4

28.

Великобритания

9,3

7,0

66.

Россия

9,8

5,4

Источник: Human Development Report. UN, 2011.

Составляющие ИРЧП зависят от множества факторов экономического, социального и культурно-исторического характера. В странах G8 (США, Канаде, Германии, Японии, Франции, Италии и Великобритании) важнейшими факторами высокого уровня развития человеческого потенциала, наряду с экономическими, являются социальные: развитие программ, нацеленных на социальную защиту населения; доступность образования, медицинских и социальных услуг. Однако масштабы перераспределения и формы реализации социальной политики в этих странах существенно различаются.

Финансирование социальной сферы

Социальные расходы в широком понимании охватывают государственные расходы на выплату пенсий, медицинское обслуживание, на предоставление некоторых видов социальной помощи; расходы на образование и здравоохранение из государственных и частных источников; частные расходы на пенсионное обеспечение5. Прогнозируемый рост социальных расходов во всех странах G8 прежде всего связывается с растущей долей пенсионеров в общей численности населения.

В Германии и Франции в основу развития социального обеспечения положена так называемая континентальная модель, в Великобритании и США – разновидности либеральной модели, предполагающей ограниченную поддержку низкодоходных слоев населения (хотя в Великобритании, например, государственная система здравоохранения охватывает всех граждан). В Японии и России за разработку и реализацию мер социальной политики отвечают в основном государственные структуры.

Перераспределение финансовых ресурсов на социальные цели существенно различается по странам, но в каждой из них увеличение затрат на социальную сферу сопровождается изменением структуры источников финансирования. В ряде стран в бюджетах разных уровней власти растущий сегмент расходов на социальное обеспечение, здравоохранение, образование и профессиональную подготовку дополняется частными инвестициями. Взаимодействие государственных и частных структур в социальной сфере является доминирующей тенденцией последних десятилетий.

Таблица 3.
Расходы на социальные трансферты, % ВВП

Страны

Всего

Государственные

Частные

Франция

31,3

28,4

2,9

Германия

28,1

25,2

2,9

Италия

27,0

24,9

2,1

США

26,7

16,2

10,5

Великобритания

26,3

20,5

5,8

Япония

22,3

18,7

3,6

Канада

22,2

16,9

5,3

Источник: Fact Book 2011: Economic, Environmental and Social Statistics. OECD, 2011.

Сравнивая бюджеты стран G8 по их социальной составляющей, попытаемся оценить основные направления финансового обеспечения социальной сферы и его масштабы относительно ВВП, а также выявить общие тенденции и национальные особенности социального финансирования.

По странам структура расходов на социальные трансферты серьезно различается. В США, Канаде, Японии доля государственных социальных расходов (на денежные и иные пособия, товары и услуги, налоговые льготы лицам, достигшим пенсионного возраста, инвалидам, безработным, домохозяйствам с низким доходом) составляет менее 20% ВВП, а во Франции, Германии, Италии, Великобритании приближается к 30% ВВП (см. табл. 3).

Однако в США относительно низкие показатели государственных расходов на социальные нужды в значительной степени дополняются частными расходами – 10,5% ВВП, Великобритании, Канаде и Японии это свойственно в меньшей степени, а в Италии доля частных расходов на социальные цели составляет всего 2,1% ВВП.

В сфере высшего образования США также преобладают частные источники финансирования – около 65%. Среди стран G8 доля частных средств в финансировании высшего образования выше только в Японии – 66%.

В развитых странах за последние десятилетия существенно увеличились расходы на финансирование высшего образования, но модели финансирования разные. Если во Франции и Германии доля государства в расходах на высшее образование превышает 80%, в Италии составляет 69%, в Канаде – 55%, то в США и Японии он составляет только 35% и 33%, соответственно. В начале XXI в. в Канаде, Германии, Франции, Италии, Великобритании и Японии доля государства в расходах на высшее образование несколько снизилась, однако в США этот показатель даже увеличился – до 35%6.

В финансировании здравоохранения в США также преобладают частные источники – 56%. Государственным медицинским страхованием охвачено всего 29% американцев – наименьший показатель среди стран G8. Подавляющая часть населения в США пользуется частным медицинским страхованием.

В первом десятилетии XXI в. по среднегодовому росту совокупных расходов на здравоохранение в расчете на душу населения среди стран G8 лидировали Великобритания (4,9%), США и Канада (3,4%), затем следовали Япония (2,6%), Италия (2,4%), Франция (2,3%) и Германия (1,8%)7.

На здравоохранение в США приходится 16,2% ВВП – почти вдвое больше, чем в Японии, и в среднем почти в 1,5 раза больше, чем в странах G7 (см. табл. 5).

В конце первой декады XXI в. США расходовали на социальные нужды (с учетом всех расходов на социальное обеспечение, образование и здравоохранение из государственных и частных источников) наибольшую долю ВВП – 51,7% ВВП.

Таблица 5.
Совокупные* расходы на здравоохранение, образование и социальные трансферты, % ВВП

Страны

Всего

Здравоохранение

Образование

Социальные трансферты

США

51,7

16,2

7,4

26,7

Франция

49,1

11,7

6,0

31,3

Германия

44,5

11,3

4,8

28,1

Великобритания

41,9

9,0

5,8

26,3

Италия

41,3

9,5

4,8

27,0

Канада

39,7

10,6

6,0

22,2

Япония

35,3

8,1

4,9

22,3

* государственные и частные

Источники: Fact Book 2011: Economic, Environmental and Social Statistics. OECD, 2011; OECD Health Data. OECD, 2011; OECD Education Data. OECD, 2011

Процесс старения населения в последние десятилетия ускоряется: за 1983–2008 гг. продолжительность жизни в Италии увеличилась на 6,7 лет, в Германии и Франции – на 6,4 года, в Японии – на 5,7 лет, в Великобритании – на 5,4 года, в Канаде – на 4,5 года, в США – на 3,3 года8. Финансирование пенсионного обеспечения стоит в центре внимания правящих кругов стран G8 и занимает важное место в структуре социальных расходов.

Таблица 6.
Государственные и частные источники финансирования пенсионного обеспечения, % ВВП*

Страны

Всего

Государственные

Частные

Италия

14,3

14,1

0,2

Франция

12,5

12,5

н/д

Германия

10,8

10,7

0,1

США

9,3

6,0

3,3

Великобритания

8,2

5,4

2,8

Канада

6,4

4,2

2,2

Япония

н.д.

8,8

Н.д.

* Данные 2007 г.

Источники: Fact Book 2011: Economic, Environmental and Social Statistics. OECD, 2011;
OECD FactBook. OECD, 2011
.

В Италии, Франции и Германии доля государственных источников достигает 96-98%, в США, Канаде и Великобритании этот показатель значительно ниже. Частные планы пенсионного обеспечения получили наиболее широкое распространение в США, где более 80 млн. американцев выплачивают взносы в частные пенсионные фонды9.

Фонды пенсионного страхования в частном секторе формируются на добровольной основе, а средства, поступающие на пенсионные счета, не подлежат налогообложению. Пенсионным обеспечением из частных фондов компаний охвачено свыше 90% работников фирм с численностью персонала более 100 человек10.

Еще одним важным направлением социальной защиты населения является поддержка безработных и других социально уязвимых групп населения. Начиная с 1996 г. и вплоть до глобального кризиса 2008-2009 гг. в США уровень безработицы был наименьшим среди стран G7 и ниже среднего показателя по странам ОЭСР, а в 2009–2010 гг. стал самым высоким и среди стран G7, и по странам ОЭСР (табл. 7). Число безработных в США резко возросло за 2008 г. (с 8,2 млн. чел. в январе 2008 г. до 13 млн. чел. в январе 2009 г.) и держалось на высоком уровне на протяжении 2009–2011 гг. Сохранение старых и создание новых рабочих мест стало ядром программы администрации Б. Обамы по преодолению последствий кризиса и потребовало соответствующих затрат.

Таблица 7.
Уровень безработицы, %

Страны

1996 г.

2006 г.

2008 г.

2009 г.

2010 г.

США

6,2

4,7

5,8

9,4

9,8

Канада

10,5

6,4

6,2

8,4

8,1

Германия

8,5

10,4

7,6

7,8

7,2

Франция

12,7

8,8

7,4

9,1

9,3

Великобритания

9,7

5,4

5,4

7,8

7,9

Италия

11,1

6,9

6,8

7,9

8,5

Япония

3,0

4,3

4,2

5,3

5,3

Источник: US Federal Budget. FY 2011.

Сокращение доходов основной массы населения привело к необходимости увеличить социальную помощь. В целом, в 2010 2011 фин. гг. на поддержку безработных, инвалидов, нуждающихся пенсионеров и семей с детьми из федерального бюджета было выделено свыше 550 млрд. долл.11

В России в период кризиса и посткризисного восстановления социальные расходы также были увеличены. В 2010 г. доля государственных социальных выплат в доходах населения достигла 17%, превысив аналогичный показатель США (около 15%). В ближайшее время будет введена новая форма социальной помощи – социальный контракт. Законопроект о новом виде государственной социальной поддержки в России был принят Госдумой в первом чтении в сентябре 2012 г. Социальные контракты будут заключаться органами социальной защиты с малоимущими гражданами на срок от 3 месяцев до одного года (с возможностью продления). По условиям контракта, при получении государственной помощи реципиенты будут обязаны вести поиск работы, проходить профессиональное обучение, заниматься предпринимательской деятельностью, ведением личного подсобного хозяйства и т.п.

Таким образом, перед всеми странами G8 – при всех различиях масштабов и источников финансирования социальной сферы – стоят задачи поиска новых форм социальной поддержки населения, привлечения негосударственных средств и активного взаимодействия государственных и частных структур.


1 Fact Book 2011: Economic, Environmental and Social Statistics. OECD, 2011.

2 OECD Outlook, November 2011.

3 Human Development Report. UN, 2011.

4 OECD FactBook. OECD, 2011.

5 Fact Book 2011: Economic, Environmental and Social Statistics. OECD, 2011.

6 OECD Education at a Glance . OECD, 2008.

7 Society at a Glance. OECD, 2011.

8 Fact Book 2011: Economic, Environmental and Social Statistics. OECD, 2011.

9 Подробнее см.: Лебедева Л.Ф. США: Государство и социальная политика. М.: Наука, 2007.

10 Экономика США. М.: Экономист, 2007.

11 US Federal Budget. FY 2011.



Назад
Наш партнёр:
Copyright © 2006-2016 интернет-издание 'Россия-Америка в XXI веке'. Все права защищены.