Россия и Америка в XXI веке
Россия и Америка в XXI веке На главную Написать письмо О журнале Свежий выпуск Архив Контакты Поиск
Подписаться на рассылку наших анонсов

E-mail:
№1, 2012

ТОРГОВО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОТИВОРЕЧИЯ США И КИТАЯ В РАМКАХ ВСЕМИРНОЙ ТОРГОВОЙ ОРГАНИЗАЦИИ

 

П.А. Аксенов, младший научный сотрудник

Центра социально-экономических исследований,

Института США и Канады РАН

e-mail: pasha12098@mail.ru

Л.Ф. Лебедева, д.э.н., руководитель
Центра социально-экономических исследований
Института США и Канады РАН

e
-mail: Liudran@mail.ru

 

Аннотация. США и Китай активно используют механизмы в рамках ВТО для разрешения торговых противоречий, охватывающих различные виды ограничений, связанных с налогообложением, применением антидемпинговых и компенсационных пошлин, защитой прав интеллектуальной собственности и др. Между тем, стремление  оспорить ограничения уравновешивается другими внешнеполитическими соображениями, касающимися неторговых вопросов, которые требуют двустороннего сотрудничества.

Ключевые слова: ВТО, торговые споры США и Китая, экспорт редкоземельных металлов из Китая, защита прав интеллектуальной собственности.

 

US-China Disputes  in WTO

Pavel Aksenov, junior researcher,
Institute for the U.S. and Canadian Studies
,
Russian Academy of Science

e-mail:
pasha12098@mail.ru

Lebedeva Liudmila, Dr of Economics,
Head of the Center,

Institute for the U.S. and Canadian Studies,

Russian Academy of Science

e-mail: Liudran@mail.ru

 

Annotation. US and China actively use the WTO dispute settlement mechanism in their trade conflicts concerning various types of restrictions related to the taxation, the use  of anti-dumping and countervailing duties, intellectual property rights protection, etc. Meanwhile, the desire to legally challenge the restriction is balanced by other foreign policy considerations relating to non-trade issues that require bilateral cooperation.

 

           Keywords: WTO, US-China trade disputes, export of rare earth elements from China, protection of intellectual property rights.

 

Переговоры с Китаем о присоединении к Генеральному соглашению по тарифам и торговле (ГАТТ) и, в последующем, во Всемирную торговую организацию начались в 1986 году и продолжались в течение 15 лет. Во время переговоров официальные представители Китая заявляли, что КНР является развивающейся страной и жесткие условия на ее вступление в организацию ставиться не должны . Соединенные Штаты настаивали, что Китай может вступить в ВТО при условии существенной либерализации своей торговли. В конечном итоге, был достигнут компромисс: Китай взял на себя обязательства произвести единовременное существенное снижение торговых тарифов и снятие инвестиционных барьеров, сохранив тарифы (или получив право на переходный период) для определенных чувствительных секторов экономики. Членство Китая в ВТО было официально одобрено на Министерской конференции ВТО в Дохе 10 ноябре 2001 г. А 11 ноября 2001 г. Китая проинформировал ВТО, что ратифицировал соглашение, так что 11 декабря 2001 г. является формальной датой вступления КНР в ВТО. После вступления Китая в ВТО США в январе 2002 года предоставили КНР режим постоянных нормальных торговых отношений.

Условия присоединения Китая к ВТО, включали:

·          снижение среднего тарифа на промышленные и сельскохозяйственные товары до 8,9% и 15% соответственно (основной этап был выполнен к 2004 г., оставшееся снижение завершилось к 2010 г.);

·          ограничение субсидирования сельского хозяйства до 8,5% от стоимости выпускаемой продукции, а также отказ от предоставления экспортных субсидий на сельскохозяйственную продукцию;

·          предоставление, через три года после вступления, полного набора прав иностранным компаниям при осуществлении торговых операций (с учетом некоторых ограничений, например, по с/х товарам, полезным ископаемым и топливу);

·          предоставление недискриминационного режима для всех членов ВТО. Для иностранных компаний должны быть предоставлены не менее благоприятные условия, чем для китайских компаний. Необходимо отменить дискриминационные правила в отношении фирм с иностранным капиталом в Китае, – такие, как требование использования местных компонентов и трансфера технологий;

·          исполнение после вступления требований Соглашения ВТО по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (ТРИПС), устанавливающего базовые стандарты защиты прав интеллектуальной собственности;

·          полное открытие банковской системы для иностранных финансовых институтов в течение пяти лет (к 2006 г.). Предоставление возможности создавать совместные страховые и телекоммуникационные компании (с различной разрешенной долей иностранного капитала).

Официальные представители Соединенных Штатов утверждали, что в первые годы после присоединения к ВТО в 2001 году. Китай продемонстрировал значительный прогресс в реализации экономических реформ, которые ускоряли переход к рыночной экономике, делали КНР более открытой для торговли и иностранных инвестиций. Тем не менее, начиная с 2006 г., процесс дальнейшей рыночной либерализации замедлился. К 2008 году были уже очевидны тенденции к более ограничительному торговому режиму.

В 9-ом ежегодном докладе Управления торгового представителя США по соблюдению Китаем правил ВТО определен круг проблемных вопросов:

·          неспособность правительства Китая эффективно обеспечивать защиту прав интеллектуальной собственности;

·          промышленная политика и национальные стандарты, которые являются дискриминационными для иностранных компаний;

·          ограничения прав в сфере торговли и дистрибуции (особенно в отношении товаров интеллектуальной собственности, таких как фильмы, книги и музыка);

·          дискриминационные и непредсказуемо изменяющиеся санитарно-гигиенические нормы в отношении импортных товаров (особенно в отношении сельскохозяйственных товаров);

·          обременительные правила и ограничения в сфере услуг, а также неспособность обеспечить прозрачность торговых норм и законов[1].

По состоянию на апрель 2011 г. США направили 11 жалоб против действий Китая в Комиссию ВТО по урегулированию споров, часть из которых была удовлетворена. Китай также направил пять жалоб против США, которые касались применения антидемпинговых и компенсационных пошлин, ограничений на импорт мяса домашней птицы из КНР, а также защитных мер на импорт шин.

1.       15 сентября 2010 г. Управление торгового представителя США объявило о подаче жалобы против Китая, касающейся неправильного применения антидемпинговых и компенсационных пошлин на импорт плоского проката электротехнической стали их Соединенных Штатов.

2.       15 сентября 2010 г. Управление торгового представителя США также направило жалобу против дискриминации в отношении американских электронных платежных сервисов.

3.       23 июня 2009 г. США предъявили иск в отношении экспортных ограничений Китая (таких как экспортные квоты и налоги) на сырьевые товары (бокситы, кокс, плавиковый шпат, магний, марганец, металлический кремний, карбид кремния, желтый фосфор и цинк). США настаивали, что данные меры способствуют снижению цен для китайских производителей стали, алюминия и химического сектора, что является несправедливым конкурентным преимуществом. Китай же заявлял, что эти меры направлены на сохранение окружающей среды и невозобновляемых природных ресурсов. В июле 2011 г. Комиссия ВТО опубликовала отчет, в котором постановила, что многие ограничения на экспорт сырьевых товаров из Китая являются нарушением правил ВТО. Комиссия отвергла доводы Китая, так как не было продемонстрировано, что введенные экспортные ограничения каким-либо образом распространяются на внутреннее производство и потребление данного сырья с целью его сохранения и защиты окружающей среды и здоровья граждан[2].

4.       22 декабря 2010 г. Управление торгового представителя США подало жалобу против государственной программы КНР, увеличивавшей субсидии производителям ветряных генераторов и оборудования, которые используют компоненты и детали, произведенные в Китае, взамен импортных. 7 июня 2011 г. было объявлено о том, что Китай согласился закрыть данную программу субсидирования. Тем не менее, в Управлении торгового представителя заявили, что по условиям соглашения о принятии Китая в ВТО, КНР обязалась сообщать обо всех программах субсидирования, что на сегодняшний день не выполняется[3].

5.       19 декабря 2008 г. США подали жалобу против реализации КНР программы «Знаменитое китайское», утверждая, что производителям предоставляются различные виды экспортных субсидий (денежные гранты, низкопроцентные займы, финансирования исследовательских работ и разработок новых товаров) на государственном и местном уровнях в целях повышения узнаваемости китайских брендов за рубежом. 18 декабря 2009 г. было объявлено, что Китай согласился свернуть данные инициативы.

6.       3 марта 2008 г. Управление торгового представителя США подало запрос в Комиссию ВТО по урегулированию споров на проведение консультаций с КНР по вопросу о дискриминационной политике в отношении американских компаний, предоставляющих информационно-финансовые услуги в Китае. 13 ноября 2008 г. было объявлено, что Китай снимает ограничения для иностранных фирм, оказывающих данные услуги на территории КНР.

7.       10 апреля 2007 г. США направили жалобу против несоблюдения Китаем соглашения ТРИПС. 26 января 2009 г. ВТО постановила, что политика КНР по вопросам защиты прав интеллектуальной собственности не соответствует обязательствам в рамках ВТО. 29 июня 2009 г. Китай заявил, что требования ВТО в полном объеме начнет выполнять с марта 2010 г. В этот же день Управление торгового представителя США направило еще одну жалобу на отсутствие свободного доступа на китайский рынок товаров, подлежащих лицензионной защите. В августе 2009 г. ВТО постановила, что многие нормы КНР, касающиеся правил торговли и дистрибьюции, в отношении которых была подана жалоба США, являются несоответствующими правилам организации.

Китай подал апелляцию на данное решение, но проиграл и в феврале 2010 заявил, что будет следовать правилам, утвержденным Комиссией.

1.       5 февраля 2007 г. Управление торгового представителя США подало заявку на консультации по вопросу предоставления Китаем импортных и экспортных субсидий, противоречащих правилам ВТО, некоторым отраслям (в частности, сталелитейной и деревообрабатывающей), что является дискриминацией в отношении импорта. 29 ноября 2007 г. Китай формально согласился прекратить субсидирование этих отраслей к 1 января 2008 г.

2.       30 марта 2006 г. США инициировали расследование, касающееся применения Китаем дискриминационных норм в отношении импортируемых автомобильных запасных частей, утверждая, что целью КНР является заставить местных производителей отказаться от использования импортных запасных частей, а иностранные фирмы – перемещать производство в Китай. 13 февраля 2008 г. Комиссия ВТО постановила, что дискриминационная тарифная политика Китая является противоречащей обязательствам в рамках организации. КНР оспаривала данное решение, но Апелляционный орган ВТО в целом поддержал решение Комиссии[4].

3.       18 марта 2004 г. США подали жалобу касательно дискриминационного налогового законодательства Китая в отношении импортируемых полупроводников. США утверждали, что КНР облагали 17% НДС полупроводниковые чипы, разработанные и произведенные за рубежом, при этом отечественные производители освобождались от НДС. После проведенных консультаций 8 июля 2004 г. Китай заявил, что готов прекратить предоставление налоговых преференций к апрелю 2005 г.

Основной причиной несоблюдения взятых на себя обязательств в рамках ВТО, так же как и источником многочисленных споров с США является незавершенный переход Китая к рыночной экономике. Хотя рыночные механизмы и частный сектор играют большую роль в экономике КНР, государство продолжает занимать в ней важное место. Например, банковская система преимущественно контролируется государством, и государственные предприятия доминируют в определенных отраслях. Многие аналитики утверждают, что основной функцией банковской системы Китая является предоставление дешевых (субсидированных) кредитов государственным предприятиям, в особенности для отраслей, рассматриваемых правительством КНР как важные для экономического роста в будущем. Глобальный экономический спад, возможно, существенно замедлил или даже приостановил долгосрочный курс Китая на проведение рыночных реформ, послужив поводом для активизации государственного вмешательства в рыночные процессы, что дает конкурентные преимущества КНР.

Двусторонние торговые споры

Вступая в 2001 г. в ВТО, Китай согласился принять статус нерыночной экономики на 12-летний период (впоследствии был принято соглашение о 15-летнем периоде после вступления). Данное условие позволяет США (и другим членам ВТО) налагать ограничения (такие как квоты и/или повышенные тарифы) на товары из Китая в периоды, когда объемы импорта резко возрастают и существует угроза дезорганизации работы для  отечественных производителей и рынка в целом.

В период Администрации Дж. Буша  было 6 обращений со стороны различных отраслей, но США не воспользовались своим правом на введение защитных мер, хотя в четырех случаях Международная торговая Комиссия США рекомендовала применение ограничений. Ряд промышленных отраслей и рабочих групп также обращались к Администрации Б. Обмамы по поводу применения права США на защитные меры, особенно в период экономического спада и в связи с недобросовестной конкуренцией и торговыми практиками со стороны Китая.

24 апреля 2009 года Профсоюз объединенных сталелитейщиков Америки (USW) направил петицию в Международную торговую комиссию США о том, что импорт из Китая шин для пассажирского и грузового транспорта наносит существенный вред отечественным производителям и рынку. В июне 2009 г. Международная торговая комиссия США подтвердила, что импорт из КНР действительно способен вызвать дезорганизацию рынка, а также рекомендовала введение дополнительного тарифа в течение трех лет – 55% в первый год, 45% и 35% во второй в третий соответственно, и оказание компаниям, которые понесли убытки от конкуренции с импортом, финансовой поддержки в рамках федеральной программы Министерства финансов США (Trade Adjustment Assistance)[5].

Представители профсоюза сталелитейщиков также заявили, что рост импорта шин из Китая стал причиной сокращения более 8000 рабочих мест в США в период с 2004 по 2009 годы. Тем не менее, производители шин в США, многие из которых являются владельцами совместных предприятий в Китае, не оказали поддержку введению дополнительных пошлин, а некоторые активно выступали против нее.

Многие представители отрасли утверждали, что значительная доля импортируемых из Китая шин являются товарами низкой ценовой категории, и предложенное повышение является чрезмерным, лишь ударит по потребителям США и не скажется на росте занятости в шинной отрасли. 11 сентября 2009 г. Б. Обама объявил о введении дополнительного тарифа на некоторые импортируемые из КНР типы покрышек и шин в течение трех лет – 35% в первый год, 30% во второй и 25% в третий, данные тарифы оказались ниже, чем предложенные Международной торговой Комиссией США первоначально. Китай, в свою очередь, выступил с резкой критикой данного решения, назвав его протекционистским, и 14 сентября была подана жалоба по данному вопросу в ВТО. А 11 ноября 2009 г. Китай начал антидемпинговое расследование в отношении импортируемых из США автомобилей и мяса птицы, что явилось ответной мерой в борьбе с пошлинами, введенными США на китайские шины.

В 2010 году правительство Китая приняло ряд мер по урегулированию добычи и экспорта стратегически важных редкоземельных минералов и решению экологических проблем, связанных с их добычей. В результате квоты были снижены до 40%. В декабре 2010 года правительство объявило квоту на экспорт в 2011 году – ограничение составило 14,446 тысяч тонн, что на 11% ниже прошлогоднего показателя. В 2012 году ограничения на экспорт позволят отправить за границу не более 10,546 тысяч тонн редкоземельных ресурсов. 

Редкоземельные металлы – это 17 минералов, которые используют в различных высокотехнологичных отраслях – от производства гибридных автомобилей и дисплеев до производства ракет и самолетов. К примеру, это сырье используется компанией Boeing в производстве лопастей для вертолетов, также корпорацией Toyota Motor в выпуске гибридных автомобилей. Лантан, церий, неодим и празеодим входят в состав высокотехнологичных стекол, пропускающих инфракрасные и поглощающих ультрафиолетовые лучи. Соединения редкоземельных металлов применяют для создания лазерных и других оптически активных элементов в оптоэлектронике.

Служба геологоразведки США (United States Geological Survey) в конце 2010 года оценила мировые запасы оксидов редкоземельных элементов в 110 миллионов тонн, из которых 50% принадлежит Китаю, 17% странам СНГ, 12% США, 2,8% Индии и 1,9% Австралии. Это преимущество КНР, а также введенные квоты вызывают все большее беспокойство у западных стран, озадаченных поиском альтернативных поставщиков, в то время как спрос на редкоземельные элементы на мировом рынке растет с каждым годом. В 2015 году общемировое потребление редкоземельных элементов по прогнозам должно достигнуть 185 000 тонн, то есть на 50% больше чем в 2010[6].

Многие аналитики высказывают опасения по поводу резкого ограничения экспорта, что может вызвать значительное повышение себестоимости товаров, в производстве которых используются редкоземельные элементы. С другой стороны, позиция Китая объясняется стремлением снизить себестоимость производства для отечественных компаний и стимулировать иностранные фирмы переносить производственные мощности в КНР. Между тем 7 июля 2011 года Всемирная торговая организация (ВТО) признала дискриминационными ограничения Китая на вывоз из страны ископаемых, поддержав тем самым жалобы стран ЕС, США и Мексики. Тем не менее, прекращение китайских поставок в Японию в 2010 году, в разгар дипломатического кризиса (из-за взаимных территориальных претензий), стало причиной промышленного шока на азиатских и западных предприятиях. Страны-потребители стремятся обеспечить бесперебойное снабжение материалами по разумных ценам, ограничив дефицит редкоземельных элементов на мировом рынке.

Этого можно достичь тремя способами: первый — это сократить использование редкоземельных элементов, второй — диверсифицировать поставщиков ресурсов, разрабатывая месторождения вне территории Китая, третий — перерабатывать и использовать редкоземельные элементы вторично. Сокращение потребления кажется почти невозможным, а существующие методы переработки, по крайней мере, в обозримом будущем, не смогут удовлетворить растущий спрос потребителей редкоземельных элементов. Следовательно, единственное приемлемое решение — это активная разработка уже существующих месторождений и поиски залежей редкоземельных элементов вне Китая.

Россия является вторым по счету поставщиком редкоземельных элементов в мире, и, по оценкам ученых, владеет 20% мировых резервов. Эти показатели могут существенно возрасти после недавнего открытия новых месторождений в Мурманской области и на Кольском полуострове, и, главным образом, на Курильских островах, где совсем недавно было обнаружено месторождение уникального металла рения. Этот металл очень востребован в нефтехимическом и металлургическом производствах. Курильское месторождение может давать более 26 тонн рения в год, в то время как спрос на этот металл на мировом рынке достигает 30-ти тонн в год. Курильские острова также богаты другими редкоземельными элементами, такими как германий, индий, гафний. В России имеется еще два или три других крупных месторождения. Но пока речь об их геологической разведке не ведется. Согласно российскому законодательству, большинство месторождений редкоземельных элементов в России объявлено стратегическими, то есть их разработка ограничена. В свою очередь, редкоземельные ресурсы Китая отличаются высоким содержанием металлов, к тому же КНР обладает огромным количеством месторождений разных редкоземельных элементов. Поэтому Китай на протяжении длительного времени в будущем по-прежнему будет страной с самыми крупными запасами редкоземельных ресурсов.

Компания SolarWorld Industries America Inc., крупнейший в США производитель товаров на основе фотоэлектрических элементов и член Коалиции американских производителей солнечных элементов, 19 октября 2011 года подала петицию в Министерство торговли и Международную торговую Комиссию против импорта из Китая. В своей петиции SolarWorld оценивает демпинговую маржу в более чем 100% и призывает правительство оказать поддержку отечественным производителям путем введения компенсационных пошлин.

Помимо демпинга, в жалобе указывается, что китайские производители получают различные государственные субсидии, в том числе:

·         существенные денежные гранты;

·         скидки при закупках сырья, поликристаллического кремния и алюминия;

·         скидки на электроэнергию, воду, арендные платежи за землю;

·         крупные льготные и целевые кредиты;

·         налоговые льготы и стимулы;

·         экспортные гранты;

·         страхование экспорта по преференциальным ставкам.

Решение США по солнечным панелям, импортируемым из Китая, будет политически значимым, учитывая объемы закупок и конкуренцию на рынке возобновляемых источников энергии. В 2011 году экспорт КНР солнечных элементов и панелей в США вырос на 296% и 130% по стоимости и на 303% и 309% по количеству соответственно по отношению к 2010 году. Эта импортная экспансия стала причиной значительного торгового дефицита США по данным позициям товаров.  Как видно из таблицы 1, импорт пяти товарных позиций составил 1,4 млрд. долл. в 2010 году, а уже в 2011 году – более 3 млрд. долл. Основную долю импорта США составили фотоэлектрические модули – около 88% от общего объема по данной товарной группе.

 

Таб. 1

Объем импорта США  из КНР солнечных фотоэлементов

в 2010-2011 г. в млн. долл.[7]

Категория товаров

Объем импорта, млн. долл.

Изменение в %

2010

2011

Оборудование для производства фотоэлектрических элементов

93

82

-12,06

Поликристаллический кремний

4

6

56,62

Фотоэлектрические пластины

120

128

6,66

Фотоэлектрические элементы

38

150

295,96

Фотоэлектрические модули

1154

2651

129,69

Всего

1409

3017

114,13

 

При этом объем экспорта США в Китай солнечных фотоэлементов товаров снизился за аналогичный период  на 22,81% (с 1,835 млрд. долл. до 1,416 млрд. долл.). В результате в 2011 году США превратились из нетто-экспортера солнечных элементов в нетто-импортера по отношению к Китаю с дефицитом в размере 1,601 млрд. долл. Как видно из таблиц , дефицит США только по фотоэлектрическим модулям в 2011 году составил 2,642 млрд. долл. Хотя сохраняется значительный профицит по поликристаллическому кремнию (673 млн. долл.) и оборудованию для производства фотоэлектрических элементов (602 млн. долл.), что является свидетельством сохранения технологического лидерства США в данной отрасли.

 

Таб. 2

Объем экспорта США в КНР солнечных фотоэлементов

 в 2010-2011 г. в млн. долл.[8]

Категория товаров

Объем импорта, млн. долл.

Изменение в %

2010

2011

Оборудование для производства фотоэлектрических элементов

854

684

-19,86

Поликристаллический кремний

873

679

-22,28

Фотоэлектрические пластины

26

31

18,62

Фотоэлектрические элементы

65

14

-78,42

Фотоэлектрические модули

17

9

-49,38

Всего

1835

1416

-22,81

 

Банкротство в 2010 году калифорнийского производителя солнечных панелей – компании Solyndra, поучившей 535 млн. долл. в качестве государственных гарантий по кредитам, выявило существующие проблемы в отрасли. Министр энергетики США Стивен Чу заявил на слушаниях в Конгрессе в ноябре 2011 году, что резкое снижение цен на солнечные панели и агрессивная конкуренция со стороны китайских компаний сыграли решающую роль в ухудшение финансового положения Solyndra и других американских производителей.

В сентябре 2011 года Министерство энергетики США заявило, что Соединенные штаты занимают около 6% на мировом рынке солнечных элементов, в сравнении с долей 40% в 1995 года. На этом фоне рыночная доля Китая выросла с 6% до 54% за последние 6 лет. Средняя цена солнечного элемента снизилась более чем на 40% за последние 2 года, до 1,25 долл. за ватт мощности.

По мнению некоторых экспертов, если правительство США пойдет на введение пошлин на импортируемые из Китая солнечные элементы, на сегодняшний день есть вероятность перерастания спора, набирающего обороты с момента введения ограничений на импорт шин в 2009 году, в торговую войну. В любом случае стоит ожидать ответной реакции Китая на действия США, что в свою очередь нанесет вред двусторонней торговле и производителям в обеих странах.

С другой стороны, Министерство торговли США еще изучает возможность введения тарифов в связи с жалобой, поступившей от компаний «Коалиции за доступную солнечную энергию». Данная группа компаний (производители солнечной электроэнергии) выдвигает логичный аргумент, что в результате введения ограничительных мер на импортируемые из Китая солнечные панели может произойти значительный рост стоимости электроэнергии, вырабатываемой солнечными электростанциями.

Многие годы Министерство торговли не применяло компенсационные пошлины в отношении стран с нерыночной экономикой ввиду того, что было невозможно рассчитать размер субсидий в странах, где государство играет доминирующую роль. Ситуация изменилась в середине 2000-х годов, когда промышленные группы настояли на введение компенсационных пошлин, ссылаясь на то, что экономика Китая уже достаточно развита и возможен расчет субсидий. Но, вводя ограничения, Министерство торговли не пересмотрело статус Китая (т.е. как страны с рыночной экономикой), так как это могло сказаться на методике расчета антидемпинговых пошлин и не иметь положительного эффекта для американских производителей.

Китай оспаривал данное изменение в торговой политике как в рамках в механизмов ВТО (запрос на консультации был подан 19 сентября 2008 г.), так и через судебную систему США.

11 марта 2011 года Комиссия ВТО по разрешению споров было постановила, что США применяют компенсационные и антидемпинговые пошлины в отношении одних и тех же товаров, что является «двойным счетом» китайских субсидий.

19 декабря 2011 года Апелляционный суд США по федеральному округу оставил в силе постановление Суда США по международной торговле по делу между компанией GPX Intl Tire Corp. против Соединенных Штатов. Суд постановил, что Министерство торговли не в праве вводить компенсационные пошлины на импортируемые товары из стран с нерыночной экономикой. Более того, методика применения Министерством торговли компенсационных и антидемпинговых пошлин в отношении импорта, в частности из Китая и Вьетнама, была незаконной, так как приводила к двойному счету.

По состоянию на 9 января 2012 года в отношении следующих товаров, импортируемых из Китая, в США применяются компенсационные пошлины:

- Алюминиевый профиль;

- Сварные напорные трубы круглого сечения из аустенитной нержавеющей стали;

- Сварные трубы круглого сечения из углеродистой стали;

- Бесшовные стальные трубы из углеродистой и легированной стали;

- Бурильные трубы;

- Трубы нефтепромыслового сортамента;

- Стальной решетчатый настил;

- Стальная проволока для армирования железобетонных конструкций;

- Бумага с покрытием для высококачественной графической печати;

- Термобумага;

- Оборудование и мебель для кухонь;

- Многослойные деревянные напольные покрытия;

- Ламинированные тканые мешки;

- Тканые ленты и тесьмы;

- Кирпич углерода магнезии;

- Нитрит натрия;

- Лимонная кислота и цитрат;

- Калиевые соли фосфорной кислоты;

- Полимерные магниты;

- Пневматические внедорожные шины;

- Газонокосилки и запчасти к ним.

Также по состоянию на 9 января 2012 года в отношении следующих товаров, импортируемых из Китая, в США изучается возможность введения пошлин:

- Стальные колесные диски;

- Оцинкованная стальная проволока;

- Стальные баллоны высокого давления;

- Кремниевые фотоэлектрические элементы.

Данное решение Апелляционного суда поставило под вопрос законность дальнейшего применения компенсационных пошлин в отношении двух десятков товаров, импортируемых из Китая на общую сумму более чем 4 млрд. долл., а также введение новых пошлин (например, в отношении импортируемых солнечных элементов). Позиция Апелляционного суда заключается в том, что для юридического обоснования применения пошлин необходимы изменения на законодательном уровне, так как практика отсутствия импортных пошлин на товары из стран с нерыночной экономикой стала уже правоприменительной. Между тем, министр торговли США Джон Брайсон заявил, что благодаря существующим пошлинам сохранены десятки тысяч рабочих мест в более чем 80 компаниях в 38 штатах.

6 марта 2012 года Палата Представителей проголосовала за принятие законопроекта (370 голосов «за», 39 – «против») H.R. 4105 о применении положения о компенсационных пошлинах Закона о тарифе 1930 года в отношении стран с нерыночной экономикой и других целей. При этом принятый законопроект не требует введения компенсационных пошлин на импорт из стран с нерыночной экономикой, если Министерство финансов не может определить размер субсидий, предоставляемых своим экспортерам правительством страны с нерыночной экономикой. Законопроект вносит изменение в Закон о тарифе 1930 года в части возможности изменения размера антидемпинговой пошлины на импортируемые товары, в отношении которых уже применяется компенсационная пошлина. В случае, если в отношении импорта применяется антидемпинговая пошлина и доказано, что страна с нерыночной экономикой предоставляет субсидии экспортерам данных товаров, Министерству торговли необходимо снизить размер антидемпинговой пошлины на размер увеличения средневзвешенного показателя демпинговой маржи. Данное условие соответствует решению ВТО об избегании случаев повторного введения пошлин на одну и ту же импортируемую группу товаров.

Таким образом, принятый 6 марта 2012 года законопроект отменяет решение Апелляционного суда и теперь ожидает подписания со стороны Президента Б. Обамы. Законопроект обходит стороной политически более спорный вопрос, касающийся курса китайской валюты, поэтому голосование за его принятие было практически единогласным.

Проблемы защиты прав интеллектуальной собственности

Отсутствие в Китае эффективной системы защиты прав интеллектуальной собственности называется американскими компаниями в качестве наиболее важной проблемы, с которой они сталкиваются при ведении бизнеса в КНР. Хотя в последние годы ситуация значительно изменилась в положительную сторону как на законодательном уровне, так и на уровне исполнения, проблема пиратства стоит крайне остро. По оценкам Комиссии по международной торговле США (USITC), потери американских компаний в связи с нарушением интеллектуальных прав в Китае составили в 2009 году 48,2 млрд. долл. (таблица 3). Более того, компании потратили около 4,8 млрд. долл. для обеспечения защиты продукции в Китае. Основная доля ущерба приходится на сектор информационных услуг и нарушения авторских прав[9].

Таблица 3

Ущерб компаний США в результате отсутствия эффективной защиты ПИС в КНР в долл. на 2009 г.[10]

Показатель

Сумма ущерба, долл.

Общий ущерб

48,2 млрд.

по секторам

 

Информационные услуги

26,7 млрд.

Высокотехнологичная и тяжелая промышленность

18,5 млрд.

Химическая промышленность

2 млрд.

Производство потребительских товаров

0,8 млрд.

Транспортное машиностроение

144,6 млн.

по типу нарушений

 

Нарушение авторских прав

23,7 млрд.

Незаконное использование товарных знаков

6,1 млрд.

Нарушение патентных прав

1,3 млрд.

Незаконное завладение коммерческой тайной

1,1 млрд.

Тип нарушения не определен

16 млрд.

 

Среди наиболее частых проблем, с которыми сталкиваются американские компании, называются: кража коммерческих тайн, падение объемов продаж, роялти и лицензионных платежей, ущерб брендам и репутации компаний, высокие затраты по обеспечению надлежащей защиты прав интеллектуальной собственности (ПИС). Провинцию Гуандун и муниципалитеты Шанхай и Пекин американские компании назвали в качестве территорий одновременно с наилучшим и наихудшим правовым климатом в области защиты ПИС в зависимости от производственного сектора. Согласно расчетам USITC, обеспечение защиты ПИС в КНР может привести к росту объема продаж и лицензионный отчислений американских компаний от 10% до 20%, а также росту занятости в США на 2-5% или в абсолютном выражении от 254 тыс. до 1590 тыс. новых рабочих мест. В таблице представлены оценки потенциальных экономических эффектов для компаний и экономики США от роста эффективности защиты прав интеллектуальной собственности в Китае.

 

Таб. 4

Потенциальные экономические выгоды США при обеспечении

эффективной защиты ПИС в КНР в млрд. долл.[11]

Показатель

Сумма в млрд. долл.

Рост экспорта товаров и услуг в Китай

21,4

Экспорта товаров

9,4

Экспорта услуг

11,9

поступление роялти и лицензионных платежей

3

Прочие услуги

8,9

Увеличение объема продаж филиалов американских компаний в КНР

87,8

Всего увеличение экспорта и объемов продаж

филиалов

109,2

Увеличение чистой прибыли филиалов

3,5

           

Как видно из таблицы, наиболее весомым показателем является рост объемов продаж филиалов американских компаний, что, в свою очередь, является фактором увеличения их прибыли. Потенциальный рост экспорта товаров и услуг на 21,4 млрд. долл. способен снизить дефицит торгового баланса с КНР на 7,2% (по данным на 2011 года).

Глава Управления торгового представителя США Рон Кирк заявил: «Мы чрезвычайно обеспокоены тем, каким образом в Китае реализуется политика «локальных инноваций», которая может причинить ущерб правообладателям в США. Преференции при госзакупках и другие меры в пользу «локальных инноваций» могут значительно ограничить доступ на рынок американских технологий и товаров. Создание среды, которая способствует развитию инноваций и предпринимательства, является достойной целью, но Китай должен также создавать и поддерживать единые правила игры».

10 апреля 2007 года Управление торгового представителя США подало 2 жалобы в Комиссию по урегулированию споров ВТО против Китая по вопросу нарушения прав интеллектуальной собственности. Данные жалобы касались следующих вопросов:

·          уголовное преследование по делам, касающимся нарушений прав интеллектуальной собственности, в Китае осуществляется, как правило, только по крупным нарушениям, мелкие остаются без внимания. Более того, порог для уголовного преследования устанавливается на основе стоимости произведенной контрафактной продукции, а не ущерба, который нанесло данное производство правообладателю. Подобный подход создает значительные трудности в ведении дел против данных компаний.

·          зачастую правительство Китая повторно выводит на рынок изъятую пиратскую продукцию вместо того, чтобы избавиться от нее.

·          законы КНР об авторских правах не защищают импортируемые произведения (например, кинофильмы), которые обязательно рецензируются китайскими органами цензуры и должны получить одобрение на распространение. В результате, пиратские копии распространяются, не нарушая закон об авторском праве.

·          Китай не соблюдает условия соглашения о вступлении в ВТО 2001 года по либерализации правил торговли и распространения услуг. Как следствие, иностранные производители товаров, подлежащих лицензионной защите, сталкиваются со значительными трудностями доступа на рынок Китая. Это влечет за собой повышение цен на лицензионные товары, делая их недоступными для рядовых граждан страны, что, в свою очередь, стимулирует сохранение высокого уровня пиратства.

26 января 2009 г. Комиссия ВТО постановила, что Китай действительно не обеспечивает правовую защиту для произведений иностранных авторов, которые подпадают под рецензирование, а также выявила нарушения, касающиеся уничтожения изъятой пиратской продукции. Тем не менее, Комиссия не смогла вынести окончательное решение по вопросу отсутствия уголовного преследования по мелким нарушением прав интеллектуальной собственности, ссылаясь на отсутствие достаточных доказательств. Несмотря на некоторое разочарование решением ВТО, в Управлении торгового представителя США отметили, что Китай еще в процессе подготовки к подаче жалобы понизил порог для уголовного преследования с 1000 до 500 нелегальных копий.

12 августа 2009 года Комиссия ВТО постановила, что ограничения Китая в части правил торговли и дистрибьюции товаров, подлежащих лицензионной защите (включая книги, аудиовизуальную продукцию, звукозаписи, кинофильмы), являются не соответствующими правилам организации. В частности, таковыми признаны дискриминационные нормы в отношении дистрибьюции и правила, позволяющие импортировать данную продукцию только государственным монополиям. Тем не менее, Комиссия не дала заключение, является ли политика Китая в области цензуры или ограничения на количество импортируемых кинофильмов нарушением правил ВТО. Китай пытался опротестовать решение, но проиграл, согласившись выполнить предписание к марту 2011 года. США настаивают на том, что все требования ВТО по данному вопросу до сих пор не выполнены.

В течение декабря 2010 года Американо-китайская Совместная комиссия по коммерции и торговле и правительство КНР объявили о нескольких новых инициативах, связанных с защитой прав интеллектуальной собственности, в том числе стимулировании закупок лицензионного программного обеспечения государственными агентствами и 30 крупными государственными корпорациями.

Опрос, проведенный Торговой палатой США в отношении бизнес-климата в Китае в 2011 году показал, что доля респондентов, считающих правоприменительную практику по защите прав интеллектуальной собственности эффективной или очень эффективной, выросла с 16% в 2002 г. до 30% в 2011 году. За этот же период доля респондентов, полагающих, что защита прав интеллектуальной собственности в Китае неэффективна или совсем неэффективна, сократилась с 84% до 70%[2]. Данные показатели характеризуют улучшение ситуации по рассматриваемой проблеме в Китае, но в то же время КНР предстоит предпринять значительные усилия для снижения объема контрафактной продукции и количества нарушений прав интеллектуальной собственности.

 

1. Congressional Research Service, China-U.S. Trade Issues, September 30, 2011

2. The American Chamber of Commerce, People’s Republic of China, China’s Business Climate Survey, 2011, March  19, 2011.

3. The United States International Trade Commission, China: Effects of Intellectual Property Infringement and Indigenous Innovation Policies on the U.S. Economy, May 2011.

4. USTR, 2010 Report to Congress on China’s WTO Compliance, December 2010.

5. http://www.americansolarmanufacturing.org

6. http://www.usgs.gov

7. http://www.usitc.gov

8. http://www.ustr.gov

9. http://www.usw.org

10. http://www.wto.org

 


[1] USTR, 2010 Report to Congress on China’s WTO Compliance, December 2010.

[3] http://www.ustr.gov

[4] Congressional Research Service, China-U.S. Trade Issues, September 30, 2011

[5] http://www.usw.org

[6] http://www.usgs.gov

[7] http://www.americansolarmanufacturing.org

[8] http://www.americansolarmanufacturing.org

[9] http://www.usitc.gov

[10] The United States International Trade Commission, China: Effects of Intellectual Property Infringement and Indigenous Innovation Policies on the U.S. Economy, May 2011.

[11] The United States International Trade Commission, China: Effects of Intellectual Property Infringement and Indigenous Innovation Policies on the U.S. Economy, May 2011.



Назад
Наш партнёр:
Copyright © 2006-2016 интернет-издание 'Россия-Америка в XXI веке'. Все права защищены.