Россия и Америка в XXI веке
Россия и Америка в XXI веке На главную Написать письмо О журнале Свежий выпуск Архив Контакты Поиск
Подписаться на рассылку наших анонсов

E-mail:
№1, 2012
РАЗВИТИЕ АТОМНОЙ ЭНЕРГЕТИКИ США ПОСЛЕ АВАРИИ НА АЭС «ФУКУСИМА-ДАИЧИ»
 
Е.А. Синебок, аспирант
Института США и Канады РАН
 
Аннотация: В статье рассматриваются последствия аварии на АЭС в Фукусиме с точки зрения краткосрочных и долгосрочных перспектив развития атомно-энергетической отрасли в США.

Ключевые слова: атомная энергетика США, Фукусима, энергетическая политика.
 
US Nuclear Power Industry in the Follow-up of the accident at the Fukushima-Daichi plant
 
Egor A. Sinebok,
PhD student,

Institute for the U.S. and Canadian Studies, Russian Academy of Sciences
 
 
Annotation. The article deals with the aftermath of the accident at the Fukushima nuclear plant and its effect on short and long-term prospects of the US nuclear power industry.

Keywords: US Nuclear Power Industry, Fukushima, Energy Policy.
 
В марте 2012 г. Япония пережила небывалые по своим масштабам природные катаклизмы. Крупнейшее за последние двадцать лет землетрясение вызвало цунами, волна которого повредила систему охлаждения на атомной электростанции "Фукусима-Даичи". В результате, температура внутри реактора превысила критические показатели и на станции произошли четыре взрыва, приведшие к выбросу большого количества радиации в атмосферу. Аварии был присвоен седьмой, самый высокий уровень опасности по Международной шкале ядерных событий (INES). Ранее данный уровень опасности присваивали лишь одной аварии на АЭС взрыву на Чернобыльской АЭС в 1986 г.
Пока еще рано судить окончательно о том, насколько масштабен урон, нанесенный экологии и экономике Японии, однако уже сейчас можно сказать, что авария на АЭС Фукусима серьезно подорвала доверие общественности, экспертов, инвесторов и политиков к атомной энергетике в целом. Можно предположить, что развитие атомной энергетики в мировом масштабе заметно замедлится, а в ряде стран, например, в Германии, уже было принято решение об отказе от атомной энергетики.
В данном контексте представляется целесообразным рассмотреть то, как отреагировала американская атомная отрасль на данную аварию. США на сегодняшний день располагают самым большим парком атомных реакторов и до последнего времени власти США уделяли значительное влияние развитию атомной энергетики.

Аварии на АЭС и их последствия
За все годы существования атомной энергетики, главным фактором, сдерживающим ее развитие, являлись риски, связанные с обеспечением безопасного функционирования атомных электростанций и предупреждения аварий. Различные вновь вводимые меры по обеспечению безопасного функционирования АЭС приводили и приводят к удорожанию стоимости производимой электроэнергии, тем самым снижая конкурентоспособность отрасли. Наиболее крупные катастрофы, к которым принято причислять, прежде всего, аварию на АЭС Три-Майл-Айленд, США в 1973 г., аварию на чернобыльской АЭС в 1986 г. и взрыв на реакторе Фукусима-Даичи, значительно подорвали доверие общественности к атомной энергетике и увеличили требования к системам, обеспечивающим безопасность и, в целом, затормозили развитие отрасли: мир в очередной раз задумался о сравнительных преимуществах и недостатках атомной энергетики.
Реакция на инцидент последовала повсеместно и незамедлительно. В Германии уже в этом году были закрыты восемь АЭС и был принят закон, по которому все оставшиеся АЭС будут закрыты к 2025 г. Итальянский парламент проголосовал за то, чтобы страна оставалась свободной от атомной энергетики. Примеру Италии в скором времени последовали Испания и Швейцария, запретив строительство новых атомных реакторов. А правительства Японии, Тайваня и Мексики отказались от планов расширения атомно-энергетических мощностей.
Ввиду того, что в прошлом аварии на атомных электростанциях (в первую очередь на АЭС Три-Майл-Айленд) приводили к приостановке развития атомно-энергетической отрасли США, крайне интересным представляется изучить реакцию американской атомной промышленности и оценить, какие последствия может иметь данная катастрофа для развития атомной энергетики сегодня.
В США первой такой катастрофой стала авария на Пенсильванской атомной станции Три-Майл-Айленд, произошедшая в марте 1979 г. Тогда, из-за нарушений в работе системы охлаждения станции и целого ряда ошибок обслуживающего персонала, внутри реактора расплавилось ядерное топливо, что чуть не привело к прожиганию корпуса реактора. И, хотя корпус реактора остался цел, и не было зафиксировано значительного выброса радиации в атмосферу, авария имела катастрофические последствия для всей отрасли. Большие прямые финансовые потери возникли от закрытия не подлежавшей восстановлению станции. Кроме того, на ликвидацию последствий аварии было потрачено 14 лет и порядка 1 млрд. долларов[1]. Более того, результаты аварии заставили Комиссию по ядерному регулированию США (NRC) орган, регулирующий и лицензирующий деятельность всех АЭС значительно ужесточить требования к безопасности атомных электростанций, что привело к значительному удорожанию строительства новых АЭС. Наиболее красноречивым примером удорожания строительства из-за новых требований к безопасности АЭС является увеличение стоимости постройки блоков 1 и 2 на АЭС Вогтл, Джорджия с запланированных 660 млн. долл., до 8,7 млрд. долл.[2].
Не менее серьезными были имиджевые потери отрасли, общественное мнение утратило доверие к ядерной энергетике и в 1980 г. менее 20% респондентов поддержали идею расширения масштабов атомной энергетики в США. К 1979 г., уже намечалась тенденция снижения темпов роста отрасли, которые были искусственно завышены на фоне страхов возможной энергозависимости США от Ближневосточных стран экспортеров углеводородов во время нефтяных кризисов начала 1970-х гг. Авария же в Пенсильвании фактически заморозила развитие атомной энергетики в США и с 1977 г. и вплоть до 2009 г., когда было начато строительство третьего и четвертого энергоблоков АЭС Вогтл в Джорджии[3], не было начато строительства ни одной новой АЭС.

Характеристика атомной энергетики США в начале века
Анализируя состояние американской атомной энергетики, нельзя не сказать о том, что с середины 2000-х гг., в особенности после принятия Закона об энергетической политике 2005 г., в США получил распространение термин “Атомный ренессанс”. Утвердилось мнение, что атомно-энергетическая промышленность, ввиду значительного роста стоимости энергоносителей и ужесточающихся требований к объемам выбросов парниковых газов, сможет восстановить высокие темпы роста, которые были присущи ей в 1950-е – 1960-е гг. В течение 2000-х гг. энергертическими компаниями в комиссию по регулированию атомной энергетики США было подано 26 заявок на строительство новых АЭС[4], была принята программа государственных гарантий по кредитам на строительство новых АЭС и ряд других мер.

Атомная энергетика США в 2011: состояние и перспективы
Прошедший 2011 г. должен был стать достаточно многообещающим для атомной промышленности. В своем ежегодном послании конгрессу 25 января 2011 г., президент США Барак Обама призвал Конгресс включить атомную энергию в национальную стратегию по выработке, к 2035 г., 80% производимого в США электричества из “экологически чистых источников энергии”. Наряду с атомной энергетикой и возобновляемыми источниками энергии, “экологически чистая энергия” (“Clean Energy”), в соответствии с планами администрации, должна была также включать в себя “энергоэффективные” (“efficient”) газовые электростанции и электростанции, использующие экологически чистые угольные технологии (“clean coal technologies”)[5]. Эти предложения вошли в президентский план по внедрению Стандарта экологически чистой энергии (“Clean Energy Standard”), который мог дать значительный импульс для дальнейшего ускоренного развития атомной энергетики в США, в особенности в частях страны с ограниченными энергоресурсами[6].
Кроме того, администрация предложила втрое (до 54.5 млрд. долларов) увеличить потолок возможных государственных гарантий по кредитам для компаний, готовых приступить к строительству новых АЭС. (Еще в 2010 г. была утверждена государственная гарантия по кредиту на сумму 8.33  млрд. долл. для постройки третьего и четвертого блока АЭС Вогтл, а еще 17 заявок на государственные гарантии по кредитам для постройки 26 энергоблоков оставались на рассмотрении).
Эти и другие факторы свидетельствуют о том, что развитие ядерной промышленности находится в числе приоритетов американского правительства, причем можно говорить о партийном консенсусе в вопросах поддержки ядерной промышленности, который позволяет проводить последовательную стратегию развития как республиканцам, так и демократам. Однако одна лишь государственная поддержка не может быть залогом успеха для атомной отрасли в США стране, где только три из ста четырех АЭС принадлежат государству (через независимую государственную корпорацию “Управление ресурсами бассейна Теннесси”), а остальные находятся в частных руках. Развитие американской атомной промышленности в гораздо большей степени, чем, скажем, во Франции или России, зависит от фундаментальных экономических показателей. По этой причине, несмотря на государственную поддержку, из-за целого ряда фундаментальных причин, о которых речь пойдет ниже, даже до аварии на Фукусиме, у экспертов были определенные сомнения касательно перспектив развития отрасли.
В 2011 г. стало понятно, что из двух десятков АЭС, строительство которых было запланировано в начале 2000-х гг., только четыре могут быть реализованы в краткосрочной перспективе. Высокие затраты на строительство были и остаются, особенно после японской катастрофы, главным фактором снижения экономической эффективности инвестиций в ядерную энергетику. Существенным структурным фактором, ставящим под вопрос целесообразность дальнейшего развития атомной энергетики в США, стало открытие в начале 21 века на территории Соединенных Штатов значительных залежей сланцевого газа, и именно электростанции, использующие для производства электричества природный газ, являются главными конкурентами для АЭС ввиду относительно низкой стоимости производства одного кВт/ч, чем у атомных электростанций, и ввиду относительно большей экологичности, чем электростанции на угле[7]. Законодательство, ограничивающее выбросы углекислого газа в атмосферу, на которое рассчитывает атомное лобби, несмотря на все усилия администрации Обамы, до сих пор не реализовано, а отсутствие подобного законодательства лишает атомную энергетику ее главного козыря (отсутствие выброса парниковых газов в атмосферу в процессе выработки электричества). Кроме того, атомная отрасль, для развития которой необходимы значительные кредитные ресурсы, так как стоимость постройки новой АЭС исчисляется миллиардами долларов, в годы рецессии столкнулась со сложностями в привлечении заемных средств.
Таким образом, к марту 2011 г. на развитии атомной энергетики в США стали сказываться противоречивые фундаментальные факторы. С одной стороны, Соединенные Штаты, где на данный момент работают 104 ядерных реактора, которые в 2010 г. произвели 807 млрд. кВт/ч, или 20% производимой в США электроэнергии, несомненно, являются одним из мировых лидеров в сфере ядерной энергетики, как по валовым показателям, так и по уровню развития технологий, что подтверждается самыми высокими коэффициентами загрузки производственных мощностей и другими качественными характеристиками. В целом, развитие отрасли является одним из приоритетов государственной политики. С другой стороны, ряд фундаментальных показателей не позволяет нам говорить, что в условиях, когда новые АЭС строятся в основном на частные деньги, атомная энергетика может быть экономически конкурентоспособной.
Мы видим, что еще до аварии в Японии целый ряд факторов, очевидно, препятствовал развитию атомной энергетики в США. Следуя логике исследования, перейдем к рассмотрению того, какова была реакция американской ядерной промышленности на аварию на АЭС “Фукусима-Даичи”, какие законодательные инициативы были приняты для предотвращения подобных чрезвычайных ситуаций, и как, в целом, можно охарактеризовать влияние всех обозначенных событий на перспективы развития атомно-энергетической отрасли в США.
Следует отметить, что реакция ответственных органов была предсказуемо оперативной. С первых дней, когда стало известно о взрывах на АЭС “Фукусима-Даичи”, в зоне аварии, кроме японских специалистов, находились представители Комиссии по ядерному регулированию США, штаб которых располагался на территории американского посольства. Их присутствие было обусловлено не только тесным взаимодействием американских и японских специалистов в области атомной энергетики, но и тем, что в реакторы Mark I, установленные на АЭС в Фукусиме, были разработаны в США компанией General Electric и на данный момент в США эксплуатируется 23 АЭС данного типа[8].
По результатам пребывания на месте аварии и консультаций с японскими специалистами-атомщиками и представителями министерства энергетики Японии Комиссия по ядерному регулированию в 90-дневный срок выработала первичные рекомендации. Постановили, что “АЭС в США в целом безопасны, а продолжение функционирования АЭС и продолжение процесса лицензирования Атомных электростанций не приведет к увеличению риска для общественного здоровья и безопасности”[9]. Установлено, что не требуется менять условия хранения отработанного топлива, а зоны эвакуации не требуют пересмотра. Также выработаны рекомендации по адаптации к угрозам затопления и противодействия сейсмической опасности. К числу же мер, которые могут напрямую повлиять на затраты компаний-операторов АЭС, стоит причислить предписание операторам станций, той же конструкции, что и “Фукусима-Даичи”, установить новые усиленные вентиляционные клапаны. Кроме того, в докладе подчеркивается, что в свете произошедших событий не только не стоит переходить к постепенному отказу от атомной энергетики, а рекомендуется в кратчайшие сроки утвердить новые проекты АЭС поколения 3+, а именно АП1000 и Экономичного упрощенного реактора на кипящей воде (ESBWR). Реакторы данного типа обладают принципиально новыми системами пассивной безопасности и исключают вероятность аварий, подобных той, что произошла в Фукусиме[10]. Очевидно, что рабочая группа органа, контролирующего деятельность всех атомных электростанций в США, заняла достаточно лояльную по отношению к отрасли позицию, и в докладе была сделана попытка уверить общественность в необоснованности страхов повторения схожего сценария в США. Представители отрасли в общем и целом согласились с выводами, сделанными в докладе, что, по словам вице-президента Института атомной энергетики Т.Петранджело, “перечень вопросов, поднятых в докладе в общем и целом корректен и в должной степени учитывает рекомендации отрасли”[11].
В итоге к концу года Комиссией по ядерному регулированию были выработаны предписания для отрасли, которые лишь незначительно отличались от рекомендаций, сформулированных в докладе. Помимо требования проведения внеочередных мероприятий по проверке готовности АЭС к чрезвычайным ситуациям, лишь операторам АЭС того же проекта, что и “Фукусима-Даичи”, было предписано внести конструктивные изменения в системы экстренной вентиляции реактора.
Кроме предписаний комиссии по ядерному регулированию, в Комитете Сената по ассигнованиям был принят Закон по финансированию энергетических и водных ресурсов, включавший пункты, призванные учесть уроки Фукусимы. В рамках данного закона было решено создать независимую экспертную комиссию, которая должна помочь Министерству энергетики разработать новую стратегию хранения и утилизации ядерных отходов. Также выделены средства для того, чтобы Национальная Академия Наук (NAS) детально изучила текущий уровень безопасности действующих АЭС, а комиссии по ядерному регулированию предписано провести серию тестов на соответствие объектов ядерной инфраструктуры сейсмической безопасности.
Однако проблемы, с которыми столкнулась атомная промышленность в 2011 г., не ограничивались последствиями аварии в Фукусиме и структурными вызовами отрасли.
Не будет преувеличением сказать, что после японской катастрофы ядерная отрасль США поверглась серьезным испытаниям, которые явились результатом природных катаклизмов.
В июне 2011 г. половодье реки Миссури угрожало затоплением двум АЭС в Небраске станции Форт Кэлхун и станции Купер, причем последняя является станцией проекта Марк 1 компании Дженерал Электрик, так же как и АЭС “Фукусима-Даичи”. Практически в то же самое время лесные пожары подошли вплотную к одному из ключевых центров ядерных исследований Национальной лаборатории в Лос Аламосе, штат Нью-Мексико.
22 августа 2011 г. менее чем в 20 милях от АЭС Норт Анна в Вирджинии, произошло землетрясение магнитудой 5,8 балла, что привело к потере теплоносителя в одном из генераторов и его временному отключению. А также более чем на сутки было отключено внешнее питание станции электричеством, во время которого питание АЭС производилось при помощи собственных запасных электрогенераторов. Другими словами, на АЭС в Вирджинии, как и на Фукусиме, произошли потеря теплоносителя и аварийное отключение электричества. Однако в случае с АЭС в Вирджинии данная экстренная ситуация, которой Комиссией по ядерному регулированию была присвоена степень “тревога” ("alert"), третья по степени опасности из четырех в классификации чрезвычайных ситуаций[12], оказалась, не без усилий лоббистских групп и, прежде всего, Института атомной энергетики (NEI), скорее примером безопасного функционирования АЭС, даже в условиях природных катаклизмов. Этот и другие факты позволяют пропонентам атомной энергетики вполне обоснованно говорить о том, что ядерная инфраструктура Соединенных Штатов не только в теории, но и на практике доказывает свою безопасность.
В подтверждение данного тезиса необходимо отметить, что уже после Фукусимы в США для АЭС Лимерик и АЭС Пойнт Бич было одобрено увеличение порога разрешенного производства электроэнергии, а для пяти АЭС была продлена лицензия на очередные двадцать лет. Даже в штате Массачусетс, где особенно влиятельны оппоненты атомной энергетики, в ноябре 2011 г. экологам не удалось запретить продление лицензии. Также Комиссия по ядерному регулированию одобрила экологические обоснования для семи проектируемых реакторов в Джорджии, Южной Каролине, Техасе и Мериленде. В августе прошлого года было оставлено в силе разрешение на продолжение строительства двух новых энергоблоков на АЭС Вогтл, а также продолжено строительство АЭС Уоттс Бар 2 и В.С.Саммер.

Заключение
Изучив то, как развивалась атомная промышленность США в 2011 г., можно прийти к парадоксальному выводу: американская атомно-энергетическая отрасль достаточно спокойно отреагировала на катастрофу в Японии. Реакция государственных органов была сдержанно-оптимистической. Президент США Б. Обама заявил: “Я намерен сделать так, чтобы не было сомнений в том, что атомная энергетика безопасна. Поэтому, в свете произошедшего в Японии, я отдал поручение Комиссии по ядерному регулированию провести масштабную проверку отрасли на предмет безопасности, для того чтобы была уверенность в полной безопасности всех объектов атомной инфраструктуры. И мы примем во внимание уроки японской трагедии в проектах реакторов следующего поколения. Но мы абсолютно отвергаем возможность отказа от ядерной энергетики”[13]. В 2011 г., в течение которого целый ряд АЭС на территории США чувствовал на себе последствия природных катаклизмов, показал, что у объектов атомной инфраструктуры действительно есть запас прочности. Также в 2011 г., несмотря на все опасения, операторы АЭС не испытали проблем с продлением лицензий, что указывает на гораздо более прочные позиции атомной энергетики в США, чем во многих других, прежде всего Европейских, странах.
Однако эти факты не могут скрыть всех фундаментальных проблем атомно-энергетической отрасли, которой в краткосрочной перспективе будет крайне сложно соперничать с традиционными источниками энергии на рынке генерации электричества. За все годы так называемого “Атомного ренессанса” так и не было имплементировано экологическое законодательство, в должной мере поощряющее те предприятия, которые не выбрасывают парниковых газов, и в то же время в США были разведаны масштабные залежи сланцевого газа. И даже в условиях высоких цен на рынке углеводородов, атомная энергетика пока еще не может быть конкурентоспособной без государственной поддержки, которая из-за особенностей экономической политики США не поощряет чрезмерные государственные инвестиции, достаточно ограничена.
Именно в 2011 г. стало вполне очевидно, что “атомный ренессанс” в США в краткосрочной перспективе маловероятен. Катастрофа в Японии еще раз заставила вспомнить о фундаментальных экономических факторах, сдерживавших рост атомной энергетики все годы ее существования.
 

[1]New York Times, August 15, 1993 “14-year Cleanup at Three Mile Island Concludes
[2]D.Schlissel and B.Biewald “Nuclear Power Construction Costs” Cambridge, MA, 2008, pp. 7-8.)
[3] http://www.southerncompany.com/nuclearenergy/milestones.aspx)
[4]www.nrc.gov/reactors/new-reactors.html
[5] http://www.whitehouse.gov/state-of-the-union-2011
[6]M.Holt, “Nuclear Energy Policy” Wash. DC. 2011., p.1
[7]Update of the MIT 2003 report “Future of Nuclear Power”, MIT, 2009, p.6
[8]http://www.nirs.org/reactorwatch/accidents/gemk1reactorsinus.pdf
[9]NRC “Recommendations for Enhansing Reactor Safety in the 21st Century. The Near-term Task Force Reviev of Insights From the Fukushima Dai-Ichi Accident. Wash. DC., p vii
[10]NRC “Recommendations for Enhansing Reactor Safety in the 21st Century. The Near-term Task Force Reviev of Insights From the Fukushima Dai-Ichi Accident. Wash. DC., p.71
[11]T.Pietrangelo “the Way Forward After the Fukushima Accident”, report at the American Nuclear Society http://local.ans.org/dc/pietrangelo.pdf)
[12]http://www.nrc.gov/about-nrc/emerg-preparedness/about-emerg-preparedness/emerg-classification.html
[13]The White House, 30 March 2011, Remarks by the President on America's Energy Security,http://www.whitehouse.gov/the-press-office/2011/03/30/remarks-president-americas-energy-security


Назад
Наш партнёр:
Copyright © 2006-2016 интернет-издание 'Россия-Америка в XXI веке'. Все права защищены.