Россия и Америка в XXI веке
Россия и Америка в XXI веке На главную Написать письмо О журнале Свежий выпуск Архив Контакты Поиск
Подписаться на рассылку наших анонсов

E-mail:
№1, 2012

ЯДЕРНЫЕ СИЛЫ США 

В.И. Есин, кандидат военных наук,
ведущий научный сотрудник
Центра проблем военно-промышленной политики
Института США и Канады Российской
академии наук

e -mail: viktor-esin@mail.ru

Аннотация. В статье дается оценка состояния и перспектив развития ядерных сил США и рассматриваются подходы нынешней американской администрации к ядерным сокращениям в будущем.          
 

Ключевые слова: ядерные силы США; стратегические наступательные силы США; нестратегическое ядерное оружие США; ядерные сокращения.

 

United States’ Nuclear Forces

Viktor I. Esin
PhD in Military Science,
Leading Research Fellow, Center for Industrial Policy Studies,
The Institute for the U.S. and Canadian Studies,
Russian Academy of Sciences

e-mail: viktor-esin@mail.ru

Annotation. The article delivers a comprehensive assessment of the present state and development prospects of the U.S. nuclear forces. It also covers the U.S. administration’s approaches to future nuclear arms reductions.

Keywords: U.S. nuclear forces; U.S. strategic offensive forces; U.S. non-strategic nuclear weapons; nuclear arms reductions.

В опубликованной в апреле 2010 г. новой ядерной доктрине США[1] декларируется, что «основное предназначение ядерного оружия США заключается в сдерживании ядерного нападения на США, их союзников и партнеров. Это предназначение будет оставаться таковым, пока существует ядерное оружие». Соединенные Штаты «будут рассматривать возможность применения ядерного оружия только в чрезвычайных обстоятельствах для защиты жизненно важных интересов США, их союзников и партнеров»[2].

Вместе с тем, Соединенные Штаты «сегодня не готовы одобрить универсальную политику, признающую, что сдерживание ядерного нападения является единственной функцией ядерного оружия»[3]. В отношении государств, обладающих ядерным оружием, и неядерных государств, не выполняющих, по оценке Вашингтона, своих обязательств по Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), «сохраняется небольшой набор дополнительных непредвиденных обстоятельств, в которых ядерное оружие еще может играть роль сдерживания атаки обычным или химическим и биологическим оружием против США, их союзников и партнеров»[4]. При этом не раскрыто, что же подразумевается под вышеупомянутыми непредвиденными обстоятельствами. Это следует расценивать как серьезную неопределенность ядерной политики США, которая не может не влиять на оборонную политику других ведущих государств мира.

Для выполнения возлагаемых на ядерные силы задач Соединенные Штаты располагают стратегическими наступательными силами (СНС) и нестратегическим ядерным оружием (НЯО). Согласно данным государственного департамента США, опубликованным 3 мая 2010 г., ядерный арсенал Соединенных Штатов по состоянию на 30 сентября 2009 г. насчитывал 5 113 ядерных боезарядов[5]. Помимо этого несколько тысяч устаревших ядерных боезарядов, выведенных из запасов, ожидали демонтирования или уничтожения.

1.      Стратегические наступательные силы

СНС США представляют собой ядерную триаду, включающую наземный, морской и авиационный компоненты. Каждый компонент триады имеет свои преимущества, поэтому в новой ядерной доктрине США признано, что «сохранение всех трех компонентов триады наилучшим способом обеспечит стратегическую стабильность с приемлемыми финансовыми затратами и одновременно подстрахует в случае проблем с техническим состоянием и уязвимостью имеющихся сил»[6].

1.1.Наземный компонент

Наземный компонент СНС США составляют стратегические ракетные комплексы, оснащенные межконтинентальными баллистическими ракетами (МБР). Силы МБР имеют значительные преимущества над другими компонентами СНС благодаря высокозащищенной системе контроля и управления ими, исчисляемой несколькими минутами боевой готовности и относительно низкими затратами на боевую и оперативную подготовку. Они могут эффективно применяться в упреждающем и ответно-встречном ударах для поражения стационарных объектов, включая высокозащищенные.

По экспертным оценкам, на конец 2010 г. в составе сил МБР на трех ракетных базах находилось 550 шахтных пусковых установок (ШПУ), из них для МБР «Минитмэн-3» – 50, для МБР «Минитмэн-3M» – 300, для МБР «Минитмэн-3S» – 150 и для МБР «МХ» – 50 (все ШПУ имеют защищенность по ударной волне 70–140 кг/см2)[7]:

Тип МБР

Ракетная база (штат)

Кол-во ШПУ

Кол-во развернутых МБР

«Минитмэн-3»

Мальмстром (Монтана)

50[1]

«Минитмэн-3М»

Майнот (Северная Дакота)

150

150

Мальмстром (Монтана)

150

150

«Минитмэн-3S»

Уоррен (Вайоминг)

150

150

«МХ»

Уоррен (Вайоминг)

50[2]

Всего

550

450

[1] Изъятие ракет из ШПУ завершено в 2008 г. Пусковые установки законсервированы, МБР переведены на складское хранение.

[2] Ракетный комплекс с МБР «МХ» снят с вооружения в 2005 г. Пусковые установки законсервированы, МБР переведены на складское хранение, ядерные боеголовки Mk-21 используются для переоснащения МБР «Минитмэн-3S».

В настоящее время силы МБР подчинены созданному в августе 2009 г. Командованию глобальных ударов ВВС США (Air Force Global Strike Command, AFGSC)[8].

Все МБР «Минитмэн» – трехступенчатые твердотопливные ракеты. На каждой из них установлено от одного до трех ядерных боезарядов[9].

МБР «Минитмэн-3» начала развертываться с 1970 г. Оснащалась ядерными боеголовками Mk-12 (боезаряд W62 мощностью 170 кт). Максимальная дальность стрельбы – до 13 000 км[10].

МБР «Минитмэн-3M» начала развертываться с 1979 г. Оснащена ядерными боеголовками Mk-12A (боезаряд W78 мощностью 335 кт). Максимальная дальность стрельбы – до 13 000 км[11].

МБР «Минитмэн-3S» начала развертываться с 2006 г. Оснащается одной ядерной боеголовкой Mk-21 (боезаряд W87 мощностью 300 кт[12]). Максимальная дальность стрельбы – до 13 000 км[13].

МБР «МХ» – трехступенчатая твердотопливная ракета. Начала развертываться с 1986 г. Оснащалась десятью ядерными боеголовками Mk-21. Максимальная дальность стрельбы – до 9 000 км[14].

По экспертным оценкам, на момент вступления в силу Договор СНВ-3 (Договора между РФ и США о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений) 5 февраля 2011 г. в наземном компоненте СНС США насчитывалось около 450 развернутых МБР примерно c 560 боезарядами[15].

1.2.Морской компонент

Морской компонент СНС США составляют атомные подводные лодки, оснащенные баллистическими ракетами межконтинентальной дальности. Их устоявшееся название – ПЛАРБ (подводные лодки атомные с баллистическими ракетами) и БРПЛ (баллистические ракеты подводных лодок). ПЛАРБ, оснащенные БРПЛ, являются наиболее живучим компонентом СНС США. Как отмечено в новой ядерной доктрине США, «по оценкам на сегодняшний день, в ближайшей и среднесрочной перспективе не будет реальной угрозы живучести американских ПЛАРБ»[16].

По экспертным оценкам, на конец 2010 г. в составе морского компонента СЯС США находилось 14 ПЛАРБ класса «Огайо», из которых 6 ПЛАРБ базировались на Атлантическом побережье (военно-морская база Кингсбей, шт. Джорджия) и 8 ПЛАРБ – на Тихоокеанском побережье (военно-морская база Китсан, шт. Вашингтон)[17]. Каждая ПЛАРБ оснащена 24 БРПЛ класса «Трайдент-2».

БРПЛ «Трайдент-2» (Д-5) – трехступенчатая твердотопливная ракета. Начала развертываться с 1990 г. Оснащается либо ядерными боеголовками Mk-4 и их модификацией Mk-4A (боезаряд W76 мощностью 100 кт), либо ядерными боеголовками Mk-5 (боезаряд W88 мощностью 475 кт). Штатная комплектация – 8 боеголовок, фактическая – 4 боеголовки. Максимальная дальность стрельбы – свыше 7 400 км[18].

По экспертным оценкам, на момент вступления в силу Договора СНВ-3 в морском компоненте СНС США насчитывалось до 240 развернутых БРПЛ приблизительно с 1000 боезарядов[19].

1.3.Авиационный компонент

Авиационный компонент СНС США составляют стратегические, или тяжелые, бомбардировщики, способные решать ядерные задачи. Их преимуществом по сравнению с МБР и БРПЛ, согласно новой ядерной доктрине США, является то, что они «могут быть демонстративно развернуты в регионах для предупреждения потенциальных противников в кризисных ситуациях об укреплении ядерного сдерживания и для подтверждения союзникам и партнерам американских обязательств по обеспечению их безопасности»[20]. Все стратегические бомбардировщики имеют статус «двойного предназначения»: они могут наносить удары с применением как ядерного, так и обычного оружия.

По экспертной оценке, на конец 2010 г. в составе авиационного компонента СНС США на пяти авиационных базах на континентальной части США находилось примерно 230 бомбардировщиков трех типов – В-52Н, В-1В и В-2А (из них более 50 единиц в складском резерве)[21].

В настоящее время стратегические авиационные силы, как и силы МБР, подчинены Командованию глобальных ударов ВВС США (AFGSC).

Стратегический бомбардировщик В-52Н – турбовинтовой дозвуковой самолет. Начал развертываться с 1961 г. В настоящее время для его ядерного оснащения предназначены только крылатые ракеты воздушного базирования (КРВБ) большой дальности AGM-86В и AGM-129А[22]. Максимальная дальность полета – до 16 000 км[23].

Стратегический бомбардировщик В-1В – реактивный сверхзвуковой самолет. Начал развертываться с 1985 г. В настоящее время предназначается для выполнения неядерных задач, однако пока не выведен из-под засчета стратегических носителей ядерного оружия по Договору СНВ-3, поскольку не завершены соответствующие процедуры, предусмотренные этим Договором[24]. Максимальная дальность полета – до 11 000 км (с одной дозаправкой топливом в полете).

Стратегический бомбардировщик В-2А – реактивный дозвуковой самолет. Начал развертываться с 1994 г. В настоящее время для его ядерного оснащения предназначены только авиабомбы В61 (модификации 7 и11) переменной мощности (от 0,3 до 345 кт) и В83 (мощностью несколько мегатонн)[25]. Максимальная дальность полета – до 11 000 км.

КРВБ AGM-86В – дозвуковая крылатая ракета воздушного базирования. Начала развертываться с 1981 г. Оснащается боевой частью W80-1 переменной мощности (от 3 до 200 кт). Максимальная дальность стрельбы – до 2 600 км[26].

КРВБ AGM-129А – дозвуковая крылатая ракета. Начала развертываться с 1991 г. Оснащается той же боевой частью, что и ракета AGM-86В. Максимальная дальность стрельбы – до 4 400 км[27].

По экспертным оценкам, на момент вступления в силу Договора СНВ-3 в авиационном компоненте СНС США насчитывалось около 200 развернутых бомбардировщиков, за которыми засчитывалось такое же количество ядерных боезарядов[28] (по правилам Договора СНВ-3 за каждым развернутым стратегическим бомбардировщиком условно засчитывается один боезаряд, поскольку в повседневной деятельности все они не имеют на борту ядерного оружия).

1.4.Боевое управление стратегическими наступательными силами

Система боевого управления (СБУ) СНС США представляет собой совокупность основной и резервной систем, включающих основные и запасные стационарные и мобильные (воздушные и наземные) органы управления, комплексы средств связи и автоматизированной обработки данных. СБУ обеспечивает автоматизированный сбор, обработку и передачу данных об обстановке, разработку приказов, планов и расчетов, доведение их до исполнителей и контроль выполнения.

Основная система боевого управления предназначена для своевременного реагирования СНС на тактическое предупреждение о начале ракетно-ядерного удара по США. Ее главными органами являются стационарные основной и запасной командные центры Комитета начальников штабов вооруженных сил США, командный и запасной командный центры Объединенного стратегического командования вооруженных сил США, командные пункты воздушных армий, ракетных и авиационных крыльев. Считается, что при любых вариантах развязывания ядерной войны боевые расчеты этих пунктов управления смогут организовать проведение мероприятий по повышению боевой готовности СНС и передать приказ на начало их боевого применения.

Резервная система боевого управления и связи в чрезвычайной обстановке объединяет ряд систем, основными из которых являются резервные системы управления вооруженными силами США с помощью воздушных и наземных мобильных командных пунктов.

1.5.Перспективы развития стратегических наступательных сил

Современная программа развития СНС США не предусматривает в обозримый период строительства новых МБР, ПЛАРБ и стратегических бомбардировщиков[29]. Вместе с тем, сокращая общий резерв стратегических ядерных вооружений при реализации Договора СНВ-3[30], «Соединенные Штаты будут сохранять способность “дозагрузить” некоторое количество ядерных зарядов в качестве технической подстраховки против любых проблем в будущем с системами доставки и боезарядами, а также на случай существенного ухудшения в обстановке безопасности»[31]. Тем самым формируется так называемый «возвратный потенциал» путем «демирвирования» (“deMIRV”) МБР и уменьшения количества боезарядов в два раза на БРПЛ.

Как следует из доклада министра обороны США Роберта Гейтса, представленного в мае 2010 г. американскому Конгрессу, после выполнения условий Договора СНВ-3 (февраль 2018 г.) в боевом составе СНС США будет насчитываться 420 МБР «Минитмэн-3», 14 ПЛАРБ типа «Огайо» с 240 БРПЛ типа «Трайдент-2» и до 60 бомбардировщиков В?52Н и В?2А[32].

Многолетнее стоимостью в 7 млрд. долл. совершенствование МБР «Минитмэн-3» по программе «Продление жизненного цикла “Минитмэн-3”» (Minuteman III Life Extension Program) с целью сохранения этих ракет в боевом составе до 2030 г. почти закончено[33]. Как отмечено в новой ядерной доктрине США, «хотя нет необходимости принимать в ближайшие несколько лет решение о любой последующей МБР, сегодня надо начать поисковые исследования по этому вопросу. В связи с этим в 2011–2012 ф. гг. министерство обороны начнет исследования по анализу альтернатив. В процессе этого исследования будет рассмотрен набор различных вариантов разработки МБР с целью определения эффективного по стоимости подхода, который поддержит дальнейшее сокращение ядерного оружия США и одновременно обеспечит стабильное сдерживание»[34].

В 2008 г. началось производство модифицированной версии БРПЛ Trident-2 D?5 LE (Life Extension). В целом до 2012 г. будет закуплено 108 этих ракет на сумму более 4 млрд. долл.[35] ПЛАРБ класса «Огайо» будут оснащены модифицированными БРПЛ на весь оставшийся срок их службы, который продлен с 30 до 44 лет[36]. Первая в серии ПЛАРБ «Огайо», как планируется, будет выведена из состава флота в 2027 г.[37] Поскольку для проектирования, постройки, испытания и развертывания новых ПЛАРБ требуется много времени, с 2012 ф. г. ВМС США приступят к поисковым исследованиям по замене имеющихся ПЛАРБ[38]. В зависимости от результатов исследования, как отмечено в новой ядерной доктрине США, может быть рассмотрена целесообразность сокращения в перспективе количества ПЛАРБ с 14 до 12 единиц.

Что касается авиационного компонента СНС США, то американские ВВС изучают возможности создания стратегических бомбардировщиков, способных нести ядерное оружие, которые с 2018 г. должны придти на замену нынешним бомбардировщикам[39]. Кроме того, как провозглашено в новой ядерной доктрине США, «военно-воздушные силы проведут оценку альтернатив с целью обоснования решений в бюджете на 2012 ф. г. по вопросу, следует ли (а если да, то как) заменить имеющиеся крылатые ракеты воздушного базирования большой дальности, срок службы которых истекает в конце следующего десятилетия»[40].

В области развития ядерного боевого оснащения основные усилия в США в ближайшие годы будут направлены на совершенствование существующих ядерных боезарядов. Начатая в 2005 г. министерством энергетики в рамках проекта RRW (Reliable Replacement Warhead) разработка высоконадежной ядерной боеголовки сейчас приостановлена[41].

В рамках реализации стратегии быстрого неядерного глобального удара (non-nuclear prompt global strike) США продолжают отработку технологий управляемых боеголовок и головных частей в неядерном оснащении для МБР и БРПЛ[42]. Эти работы ведутся под руководством аппарата министра обороны (Управлением перспективных исследований), что позволяет исключить дублирование исследований, проводимых видами вооруженных сил, более эффективно расходовать денежные средства и в конечном итоге ускорить создание высокоточного боевого оснащения для стратегических баллистических ракет. Начиная с 2009 г. проведен ряд демонстрационных пусков прототипов создаваемых средств доставки межконтинентальной дальности, но пока весомых достижений не достигнуто. По экспертным оценкам, создание и развертывание высокоточных МБР и БРПЛ с неядерным оснащением вряд ли можно ожидать ранее 2020 г.[43].

2.      Нестратегическое ядерное оружие

После окончания холодной войны Соединенные Штаты значительно сократили свой арсенал НЯО (нестратегического ядерного оружия). Как подчеркнуто в новой ядерной доктрине США, сегодня Соединенные Штаты сохраняют «только ограниченное количество ядерного оружия передового базирования в Европе, а также небольшое количество на складах в США в готовности для глобального развертывания в поддержку расширенного сдерживания в интересах союзников и партнеров»[44].

По состоянию на январь 2011 г. США располагали примерно 500 боеготовыми нестратегическими ядерными боезарядами[45]. Среди них 400 авиабомб свободного падения В61 нескольких модификаций с переменной мощностью (от 0,3 до 345 кт) и 100 боевых частей W80-О переменной мощности (от 3 до 200 кт) для крылатых ракет морского базирования (КРМБ) большой дальности (до 2 600 км) «Томахок» (TLAM/N), принятых на вооружение в 1984 г. Примерно половина из указанных выше авиабомб развернута на шести американских авиабазах в пяти странах НАТО: Бельгии, Германии, Италии, Нидерландах и Турции. Кроме того, порядка 800 единиц нестратегических ядерных боезарядов, включая 190 боевых частей W80-О, находятся в неактивном состоянии в резерве[46].

В качестве носителей ядерных авиабомб могут использоваться сертифицированные для выполнения ядерных задач американские истребители-бомбардировщики F-15 и F-16, а также самолеты союзников США по НАТО. Среди последних бельгийские и голландские самолеты F-16 и германские и итальянские самолеты «Торнадо»[47].

Ядерные КРМБ «Томахок» предназначены для вооружения многоцелевых атомных подводных лодок (АПЛ) и некоторых типов надводных кораблей. На начало 2011 г. на вооружении ВМС США имелось 320 ракет этого типа. Все они хранятся в арсеналах военно-морских баз на континентальной части США в 24–36 часовой готовности к погрузке на АПЛ и надводные корабли, а также транспорты спецбоеприпасов, включая транспортные самолеты[48].

Что касается перспектив американского НЯО, то в новой ядерной доктрине США сделан вывод о необходимости принятия следующих мер:

·         на вооружении ВВС необходимо сохранить истребитель-бомбардировщик «двойного предназначения» (то есть способный применять как обычное, так и ядерное оружие) после замены существующих самолетов F-15 и F-16 на общевидовой ударный самолет F-35 (Joint Strike Fighter);

·         продолжить выполнение в полном объеме программы продления жизненного цикла (Life Extension Program) ядерной бомбы В61, чтобы обеспечить ее совместимость с самолетом F-35 и повысить ее эксплуатационную безопасность, защищенность от несанкционированного доступа и контроль применения с целью повышения доверия к ней;

·         снять с вооружения ядерную КРМБ «Томахок» (эта система признана избыточной в ядерном арсенале США, к тому же она не развертывалась с 1992 г.).

3.      Ядерные сокращения в будущем 

В новой ядерной доктрине США констатируется, что президент Соединенных Штатов дал указание провести обзор возможных будущих сокращений американского стратегического ядерного оружия ниже уровней, установленных Договором СНВ-3. Подчеркивается, что на масштабы и темпы последующих сокращений ядерных арсеналов США будут оказывать влияние несколько факторов.

Во-первых, «любые будущие сокращения должны укреплять сдерживание потенциальных региональных противников, стратегическую стабильность в отношениях с Россией и Китаем и подтверждать американские гарантии в области безопасности перед союзниками и партнерами»[49].

Во-вторых, «выполнение программы “Поддержание готовности ядерного арсенала” (Stockpile Stewardship Program, SSP) и рекомендованное [Конгрессом США. – В.Е.] финансирование ядерной инфраструктуры [на это предусмотрено выделить из бюджета свыше 80 млрд. долл. – В.Е.] позволят США отказаться от практики содержания в резерве большого количества неразвернутых ядерных боезарядов на случай технических или геополитических неожиданностей и существенно сократить за счет этого ядерный арсенал»[50].

В-третьих, «ядерные силы России будут оставаться существенным фактором, определяющим, насколько и как быстро США готовы и дальше сокращать свои ядерные силы»[51].

С учетом вышесказанного, администрация США будет добиваться обсуждения с Россией вопросов дальнейших сокращений ядерных арсеналов и повышения транспарентности. Как утверждается, «этого можно было бы достичь через официальные соглашения и/или через параллельные добровольные меры. Последующие сокращения должны быть большими по масштабу, чем это предусмотрено предыдущими двусторонними соглашениями, распространяться на все ядерное оружие обоих государств, а не только на развернутое стратегическое ядерное оружие»[52].

Оценивая эти намерения Вашингтона, следует отметить, что они практически не учитывают озабоченностей Москвы, вызванных развертыванием американской системы глобальной ПРО, способной в перспективе ослабить потенциал сдерживания стратегических ядерных сил России; громадным превосходством США и их союзников в обычных вооруженных силах, которое может еще больше увеличиться с принятием на вооружение разрабатываемых американских систем высокоточного оружия большой дальности; а также нежеланием США поддержать проект договора о запрете размещения в космосе любых видов оружия, внесенный Россией и Китаем на рассмотрение Конференции по разоружению в Женеве в 2008 г. Без нахождения взаимоприемлемых решений по этим проблемам Вашингтон вряд ли сможет склонить Москву к новым переговорам о дальнейшем сокращении ядерных арсеналов.

 


[1] Nuclear Posture Review Report: April 2010. – Washington D.C., 2010. В этом документе, по сути являющемся новой ядерной доктриной США, изложена третья по счету всесторонняя оценка ядерной политики и стратегии развития ядерных сил США, проведенная за период после окончания холодной войны. Предыдущие Обзоры ядерной политики США были проведены в 1994 и 2001 гг.

[2] Там же.

[3] Там же.

[4] Там же.

[5] Литовкин Д. Пересчитали заряды по головам // Известия. 5.05.2010.

[6] Nuclear Posture Review Report: April 2010. – Washington D.C., 2010.

[7] http://www.sipri.org/yearbook/2011/07; http://www.armscontrol.org/factsheets/pniglance.

[8] Ежегодник СИПРИ 2010. – М.: ИМЭМО РАН, 2011. С. 373.

[9] Там же. С. 371.

[10] Там же.

[11] Там же.

[12] По другим экспертным оценкам, мощность боезаряда W87 составляет до 600 кт тротилового эквивалента (http://www.armscontrol.org/factsheets/pniglance).

[13] Ежегодник СИПРИ 2010. – М.: ИМЭМО РАН, 2011. С. 371.

[14] Ежегодник СИПРИ 2001. – М.: «Наука», 2002. С. 577.

[15] http://www.armscontrol.org/factsheets/pniglance.

[16] Nuclear Posture Review Report: April 2010. – Washington D.C., 2010.

[17] http://www.sipri.org/yearbook/2011/07.

[18] Ежегодник СИПРИ 2010. – М.: ИМЭМО РАН, 2011. С. 371.

[19] http://www.armscontrol.org/factsheets/pniglance.

[20] Nuclear Posture Review Report: April 2010. – Washington D.C., 2010.

[21] http://www.armscontrol.org/factsheets/pniglance.

[22] Там же.

[23] Реальная дальность полета бомбардировщика меньше максимальной и зависит от характера полета и боевой нагрузки.

[24] http://www.armscontrol.org/factsheets/pniglance.

[25] Там же.

[26] Там же.

[27] Там же.

[28] Там же.

[29] Nuclear Posture Review Report: April 2010. – Washington D.C., 2010.

[30] 1 июня 2011 г. государственный департамент США обнародовал первые данные о СНВ, которыми Россия и США обменялись 22 марта 2011 г. согласно Договору СНВ-3 на момент вступления в силу этого Договора. В соответствии с правилами засчета, установленными Договором СНВ-3, Соединенные Штаты суммарно обладали 1124 пусковыми установками МБР и БРПЛ и стратегическими бомбардировщиками, предназначенными для выполнения ядерных задач, из них 882 развернутыми с 1800 боезарядами (http://www.state.gov).

[31] Nuclear Posture Review Report: April 2010. – Washington D.C., 2010.

[32] Gates R. The Case for the New START Treaty. – Wall Street Journal. May 13, 2010.

[33] Авария с пуском МБР «Минитмэн-3», состоявшимся 27 июля 2011 г., вряд ли скажется на планах завершения модернизации этой ракеты в 2012 г.

[34] Nuclear Posture Review Report: April 2010. – Washington D.C., 2010.

[35] Ежегодник СИПРИ 2010. – М.: ИМЭМО РАН, 2011. С. 375.

[36] Там же.

[37] Nuclear Posture Review Report: April 2010. – Washington D.C., 2010.

[38] Там же.

[39] Ежегодник СИПРИ 2010. – М.: ИМЭМО РАН, 2011. С. 373, 374.

[40] Nuclear Posture Review Report: April 2010. – Washington D.C., 2010.

[41] http://www.armscontrol.org/factsheets/pniglance.

[42] Там же.

[43] Там же.

[44] Nuclear Posture Review Report: April 2010. – Washington D.C., 2010.

[45] http://www.sipri.org/yearbook/2011/07.

[46] Там же.

[47] Ежегодник СИПРИ 2010. – М.: ИМЭМО РАН, 2011. С. 377.

[48] http://www.sipri.org/yearbook/2011/07.

[49] Nuclear Posture Review Report: April 2010. – Washington D.C., 2010.

[50] Там же.

[51] Там же.

[52] Там же.



Назад
Наш партнёр:
Copyright © 2006-2015 интернет-издание 'Россия-Америка в XXI веке'. Все права защищены.