Россия и Америка в XXI веке
Россия и Америка в XXI веке На главную Написать письмо О журнале Свежий выпуск Архив Контакты Поиск
Подписаться на рассылку наших анонсов

E-mail:
№3, 2011

ЯДЕРНЫЕ СИЛЫ РОССИИ

В.И. Есин, кандидат военных наук,
ведущий научный сотрудник
Центра проблем военно-промышленной политики
Института США и Канады РАН
e-mail: viktor-esin@mail.ru

Аннотация. В статье подробно анализируются состояние и перспективы развития ядерных сил России, включающих в себя стратегические ядерные силы и нестратегические ядерные средства (их другое название  нестратегическое или тактическое ядерное оружие). Указаны предназначение и роль ядерных сил России в обеспечении её национальной безопасности, раскрыт вклад каждого из компонентов ядерных сил в потенциал ядерного сдерживания, важнейшей задачей которого является предотвращение агрессии против Российской Федерации и её союзников.

Ключевые слова: ядерные силы России, стратегические ядерные силы России, нестратегические ядерные средства России, сокращение ядерных вооружений.

Russias Nuclear Forces

Viktor Esin
PhD in Military Science, Leading Research Fellow,
Center for Industrial Policy Studies, Institute for the U.S. and Canadian Studies,
Russian Academy of Sciences
e-mail: viktor-esin@mail.ru

Annotation. The article analyses in detail the current state and prospects of the Russian nuclear forces which comprise of strategic nuclear forces and non-strategic nuclear means (also known as non-strategic or tactical nuclear weapons). The article covers the mission and role of the Russian nuclear forces in providing national security, as well as the contribution of each component of nuclear forces to nuclear deterrence which key objective is to prevent an aggression against Russian Federation and its allies.

Keywords: Russian nuclear forces, Russian strategic nuclear forces, Russian non-strategic nuclear means, nuclear arms reductions.

Обладание ядерным оружием является главенствующим фактором обеспечения национальной безопасности России. Оно позволяет осуществлять ядерное сдерживание, важнейшей задачей которого, согласно Военной доктрине Российской Федерации, утвержденной Указом Президента РФ 146 от 5 февраля 2010 г., является недопущение ядерного военного конфликта, как и любого другого военного конфликта[1]. Для выполнения этой задачи необходимо поддержание стратегической стабильности и потенциала ядерного сдерживания на достаточном уровне[2], а условия применения Россией ядерного оружия определены следующим образом: Российская Федерация оставляет за собой право применить ядерное оружие в ответ на применение против неё и (или) её союзников ядерного и других видов оружия массового поражения, а также в случае агрессии против Российской Федерации с применением обычного оружия, когда под угрозу поставлено само существование государства[3].

Для выполнения разноплановых задач ядерного сдерживания Россия располагает стратегическими ядерными силами (СЯС) и нестратегическими ядерными средствами (их другое название  нестратегическое или тактическое ядерное оружие). Поддержание и развитие этих разнородных сил и средств осуществляется в соответствии с Основами политики Российской Федерации в области ядерного сдерживания, утвержденными Президентом РФ одновременно с подписанием вышеупомянутого Указа  146, которые дополняются решениями Постоянного совещания Совета Безопасности Российской Федерации по ядерному сдерживанию.

Стратегические ядерные силы

Стратегические ядерные силы России предназначены для осуществления глобального ядерного сдерживания и включают в себя Ракетные войска стратегического назначения (РВСН), морские стратегические ядерные силы (МСЯС) и авиационные стратегические ядерные силы (АСЯС).

Поддержание состава, состояния боевой и мобилизационной готовности и подготовки СЯС, сил и средств, обеспечивающих их функционирование и применение, а также систем управления на уровне, гарантирующем нанесение заданного ущерба агрессору в любых условиях обстановки, является высшим государственным приоритетом.

Достижение заданного уровня ядерного сдерживания обеспечивается совокупностью двух основных факторов: количеством носителей и ядерных боезарядов в СЯС и надежностью доведения приказов централизованного боевого управления до носителей. Невыполнение требований по одному из факторов автоматически требует изменения другого, чтобы обеспечить поддержание требуемого потенциала СЯС.

По экспертным оценкам, на декабрь 2010 г. в составе СЯС России имелось 595 развернутых носителей, способных доставить к объектам поражения 2 615 ядерных боезарядов (ЯБЗ)[4]. С учетом надежности существующей системы централизованного боевого управления СЯС такой состав группировки позволяет осуществлять ядерное сдерживание на заданном уровне. Вместе с тем тактико-технические характеристики как носителей и их боевого оснащения, так и системы централизованного боевого управления нуждаются в качественном совершенствовании, чтобы обеспечить на перспективу полноценное ядерное сдерживание при любом развитии военно-стратегической обстановки.

Ракетные войска стратегического назначения

Основной упор в формировании структуры СЯС Советский Союз, а затем и Россия в силу своего геополитического положения традиционно делали и делают на их наземной составляющей  ракетных войсках стратегического назначения (РВСН).

Ведущая роль РВСН в стратегической ядерной триаде определяется несколькими факторами: превалированием РВСН в ядерной триаде по количеству носителей (более 60%) и по числу ЯБЗ (около 50%), высокой оперативной готовностью РВСН к выполнению боевых задач (в считанные минуты), а также всепогодностью решения боевых задач и устойчивостью боевого управления в условиях возможного противодействия агрессора.

Благодаря высокой готовности к пуску ракет и возможностям системы боевого управления непосредственно управлять оружием с центральных командных пунктов Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации (ГШ ВС РФ), двухкомпонентная группировка РВСН, состоящая из шахтных и мобильных ракетных комплексов (РК), способна надежно обеспечить выполнение возложенных на неё задач по сдерживанию возможной агрессии.

Сегодня РВСН  это войска постоянной боевой готовности, несущие непрерывное боевое дежурство в готовности к выполнению боевых задач по приказу Президента РФ  Верховного главнокомандующего ВС РФ. Они представляют собой самостоятельный род войск в составе Вооруженных Сил России, находящийся в непосредственном подчинении ГШ ВС РФ.

Структурно РВСН включают в себя командование РВСН и три ракетные армии: 27-ю гвардейскую ракетную армию (штаб расположен в г. Владимир), 31-ю ракетную армию (штаб расположен в г. Оренбург) и 33-ю гвардейскую ракетную армию (штаб расположен в г. Омск)[5]. На конец 2010 г. в составе этих ракетных армий имелось 12 ракетных дивизий[6], вооруженных в общей сложности 375 РК, способными доставить к объектам поражения 1 259 ЯБЗ[7]:

Тип РК

Кол-во РК

ЯБЗ

Места дислокации

на РК

всего

Р-36М УТТХ /
Р-36М2 (РС-20Б/В)

58

10

580

Домбаровский, Ужур

УР-100Н УТТХ (РС‑18)

70

6

420

Козельск, Татищево

Тополь (РС-12М)

171

1

171

Выползово, Йошкар-Ола, Нижний Тагил, Юрья, Новосибирск, Барнаул, Иркутск

Тополь-М шахтный (РС-12М2)

52

1

52

Татищево

Тополь-М мобильный (РС-12М2)

18

1

18

Тейково

Ярс (РС-24)

6

3

18

Тейково

Всего

375

 

1259

 

Шахтные РК Р-36М УТТХ / Р-36М2 (известные также как РС-20Б/В и SS-18) разработаны Конструкторским бюро Южное (г. Днепропетровск, Украина). Развертывание РК Р-36М УТТХ было произведено в 19791983 гг., а РК Р-36М2  в 19881992 гг. Межконтинентальные баллистические ракеты (МБР) РС-20Б/В  двухступенчатые, жидкостные, со стартовой массой 211,1 т (тяжелого класса), могут нести до 10 ЯБЗ (существует также вариант моноблочной ракеты РС-20В). Производство ракет осуществлял Южный машиностроительный завод (г. Днепропетровск, Украина). Предусмотрено сохранение РК Р-36М2 в составе группировки РВСН до 20162020 гг.[8]

Шахтный РК УР-100Н УТТХ (известный также как РС-18 и SS-19) разработан Научно-производственным объединением машиностроения (г. Реутов Московской области). Развертывание РК УР-100Н УТТХ было произведено в 19791984 гг. МБР РС-18  двухступенчатая, жидкостная, со стартовой массой 105,6 т, может нести до 6 ЯБЗ. Производство ракет осуществлял Машиностроительный завод им. М.В. Хруничева (г. Москва). Срок эксплуатации РК УР-100Н УТТХ продлен свыше 30 лет, что предопределяет возможность его сохранения в составе группировки РВСН в течение нескольких ближайших лет[9].

Грунтовый подвижный РК Тополь (известный также как РС-12М и SS-25) разработан Московским институтом теплотехники. Развертывание РК Тополь производилось в 19851992 гг. МБР РС-12М  трехступенчатая, твердотопливная, со стартовой массой 45,1 т, несет один ЯБЗ мегатонного класса. Производство ракет осуществлял Воткинский машиностроительный завод (Удмуртия). К настоящему времени начат процесс снятия РК Тополь с вооружения в связи с истечением продленного срока эксплуатации. Предполагается, что этот процесс завершится к 2018 г.[10]

Шахтный РК Тополь-М и его мобильная модификация (известные также как РС-12М2 и SS-27) разработаны Московским институтом теплотехники. Развертывание РК Тополь-М в варианте шахтного базирования началось в 1997 г., а в варианте подвижного грунтового базирования  в 2006 г. МБР РС-12М2  трехступенчатая, твердотопливная, со стартовой массой 47,2 т, несет один ЯБЗ мегатонного класса. Производство ракет осуществляет Воткинский машиностроительный завод (Удмуртия).

Грунтовый подвижный РК Ярс (известный также как РС-24) разработан Московским институтом теплотехники. Развертывание комплекса началось в конце 2009 года. МБР РС-24  это продукт глубокой модернизации МБР РС-12М2, с оснащением её разделяющейся головной частью с боевыми блоками индивидуального наведения на цель (РГЧ ИН). Производство ракет осуществляет Воткинский машиностроительный завод (Удмуртия)[11].

Морские стратегические ядерные силы

Морские стратегические ядерные силы формируют бóльшую часть потенциала глубокого ответного удара СЯС России, поскольку они априори обладают высокой скрытностью действия и повышенной живучестью. Слабыми сторонами МСЯС, и не только российских, считаются уязвимость ракетных подводных крейсеров стратегического назначения (РПКСН) в пунктах базирования и низкая надежность доведения приказов централизованного боевого управления до них в подводном положении[12]. К тому же, вследствие произошедшего за последние два десятилетия значительного ослабления потенциала сил общего назначения Военно-морского флота (ВМФ) России, российские РПКСН обладают существенно меньшей боевой устойчивостью, чем аналогичные американские подводные лодки атомные с ракетами баллистическими (ПЛАРБ)[13].

РПКСН, оснащенные корабельным ракетным комплексом (КРК) с баллистическими ракетами морского базирования (их другое название  баллистические ракеты подводных лодок, БРПЛ), входят в состав двух российских флотов  Северного и Тихоокеанского (их штабы расположены соответственно в г. Североморск Мурманской области и г. Владивосток).

Шесть РПКСН проекта 667 БДРМ (известного также как Дельфин и Delta IV), входящие в состав Северного флота, собраны в соединении, дислоцированном в пос. Гаджиево (бухта Ягельная, губа Сайда), которое, в свою очередь, входит в командование подводными силами, созданное в феврале 2010 г.[14] Кроме того, к Беломорской военно-морской базе Северного флота приписаны РПКСН Дмитрий Донской проекта 941 (известного также как Акула и Typhoon), который переоборудован для проведения летно-конструкторских испытаний новой БРПЛ Р-30 Булава (известной также как РСМ-56 и SS‑N‑30), и РПКСН Юрий Долгорукий проекта 955 (известного также как Борей), который спущен на воду в 2007 г. и станет головным в серии после его оснащения БРПЛ Р‑30 Булава. В настоящее время этот РПКСН завершает государственные ходовые испытания[15].

Четыре РПКСН проекта 667БДР (известного также как Кальмар и Delta III), входящие в состав Тихоокеанского флота, включены в 16-ю оперативную эскадру атомных подводных лодок, базирующуюся в пос. Вилючинск на Камчатском полуострове (бухта Крашенинникова)[16].

По состоянию на декабрь 2010 г. в МСЯС России было развернуто 144 БРПЛ, способных доставить к объектам поражения 512 ЯБЗ[17]:

Тип РПКСН

Кол-во РПКСН

Развернутые БРПЛ

ЯБЗ

тип

кол-во

на БРПЛ

всего

пр. 667 БДР (Кальмар)

4

Р-29Р (РСМ-50)

64

3

192

пр. 667 БДРМ (Дельфин)

6[1]

Р-29РМ (РСМ-54)

80

4

320

пр. 941 У (Акула)

1[2]









пр. 955 (Борей)

1[3]









Всего

12

 

144

 

512

[1] РПКСН Новомосковск находится в ремонте, возвращение в строй ожидается в 2011 г.

[2] РПКСН Дмитрий Донской переоборудован для проведения летно-конструкторских испытаний БРПЛ Р-30 Булава.

[3] РПКСН Юрий Долгорукий ещё не оснащен БРПЛ Р-30 Булава.

Разработка всех российских РПКСН проведена Центральным конструкторским бюро Рубин (г. Санкт-Петербург), а их строительство осуществлено Производственным объединением Северное машиностроительное предприятие (г. Северодвинск Архангельской области)[18].

РПКСН проекта 667 БДР были введены в состав флота в 19761982 гг. Они вооружены КРК Д-9Р с 16 БРПЛ Р-29Р (РСМ-50, SS-N-18) разработки Конструкторского бюро машиностроения (г. Миасс Челябинской области), которое ныне носит название Государственный ракетный центр им. академика В.П. Макеева. БРПЛ Р-29Р  двухступенчатая, жидкостная, со стартовой массой 35,3 т, может нести до трех ЯБЗ. Производство ракет осуществлял Красноярский машиностроительный завод[19].

РПКСН проекта 667 БДРМ были введены в состав флота в 19851991 гг. Они вооружены КРК Д-9РМ с 16 БРПЛ Р-29РМ (РСМ-54, SS-N-23) разработки того же Конструкторского бюро машиностроения, что и для КРК Д-9Р. БРПЛ Р‑29РМ  трехступенчатая (третья ступень выполняет функции блока разведения), жидкостная, со стартовой массой 40,3 т, может нести до четырех ЯБЗ. Производство ракет осуществлял Красноярский машиностроительный завод. В первой половине прошлого десятилетия на этом заводе было возобновлено производство БРПЛ Р-29 РМ в модификации, известной как Синева (Р-29РМУ), для того чтобы произвести замену выработавших свой срок ракет в ходе ведущегося ремонта РПКСН проекта 667 БДРМ (из шести ракетоносцев на декабрь 2010 г. было отремонтировано пять)[20].

РПКСН проекта 941 (тяжелого класса) были введены в состав флота в 19811989 гг. Они были вооружены КРК Д-19 с 20 БРПЛ Р-39 (РСМ-52, SS-N-20) разработки того же Конструкторского бюро машиностроения, что и для КРК Д-9, Д-9Р. БРПЛ Р-39  трехступенчатая, твердотопливная, со стартовой массой 90,0 т, способна нести до 10 ЯБЗ[21]. К настоящему времени в связи с истечением срока эксплуатации БРПЛ Р-39 из шести построенных РПКСН проекта 941 пять выведены из состава флота. Исключение составляет головной РПКСН Дмитрий Донской, который в ходе ремонта был переоборудован под новый КРК с БРПЛ Р-30 Булава (как уже отмечалось, ныне этот РПКСН используется для проведения летно-конструкторских испытаний БРПЛ Р-30 Булава).

Строительство головного РПКСН проекта 955 ведется с 1996 г. В марте 2004 г. было начато строительство второго РПКСН этого класса, получившего название Александр Невский, а спустя два года  третьего РПКСН, получившего названия Владимир Мономах. Все эти ракетоносцы будут вооружены КРК с БРПЛ Р-30 Булава. Разработка этой трехступенчатой твердотопливной ракеты ведется Московским институтом теплотехники с 1998 г.[22] По состоянию на декабрь 2010 г. было проведено 14 летно-конструкторских испытаний с борта РПКСН Дмитрий Донской, но успешными были признаны только половина из них. В 2011 г. эти испытания возобновились проведением 28 июня успешного пуска БРПЛ Р-30 Булава с борта головного РПКСН Юрий Долгорукий, что можно расценивать как один из последних этапов испытаний перед принятием на вооружение этого подводного ракетоносца.

Авиационные стратегические ядерные силы

АСЯС считаются гибким средством как глобального, так и регионального ядерного сдерживания. Такими возможностями не располагают никакие другие компоненты стратегической ядерной триады. Слабой стороной российских АСЯС является ограниченность аэродромов базирования.

Организационно АСЯС России представлены Командованием дальней авиации (г. Москва), возрожденным в 2010 г.[23] По состоянию на декабрь 2010 г. в составе этого командования находилось 76 развернутых стратегических бомбардировщиков (другое их название  тяжелые бомбардировщики, ТБ), способных нести до 844 ядерных крылатых ракет воздушного базирования (КРВБ) большой дальности[24]:

Тип бомбардировщика

Количество бомбардировщиков

КРВБ

тип

кол-во на ТБ

всего

Ту-95МС6 (Bear H6)

32

Х-55
(AS-15A)

6

192

Ту-95МС16 (Bear H16)

31

Х-55
(AS-15A)

16

496

Ту-160 (Blackjack)

13

Х-55 СМ (AS-15B)

12

156

Всего

76

 

 

844

В состав Командования дальней авиацией входят две авиационные базы 1-го разряда[25].

В состав 6950-й авиационной базы (г. Энгельс, Саратовская область) входит две авиагруппы стратегических бомбардировщиков: одна вооружена 23 бомбардировщиками Ту‑95МС, другая  13 бомбардировщиками Ту‑160[26]. Кроме того, в состав этой базы входит авиагруппа самолетов-заправщиков Ил‑78, базирующаяся в г. Рязань, и четыре авиагруппы с дальними бомбардировщиками Ту‑22М3 (Backfire)[27].

В состав 6952-й авиационной базы (пгт. Украинка, Хабаровский край) входят две авиагруппы стратегических бомбардировщиков Ту95МС[28] (всего 40 бомбардировщиков[29]).

Разработка всех российских стратегических бомбардировщиков проведена Конструкторским бюро имени А.Н. Туполева (г. Москва).

Серийное производство стратегического бомбардировщика Ту-95МС осуществлялось в 19841991 гг. на авиационном заводе в г. Куйбышев (в настоящее время  авиационный завод Авиакор, г. Самара)[30]. Бомбардировщик оснащен турбовинтовыми двигателями. Ударное вооружение бомбардировщика в варианте Ту-95МС6 состоит из шести ядерных КРВБ большой дальности Х-55 (максимальная дальность пуска до цели  3500 км[31]). Все эти ракеты размещаются в бомбовом отсеке. Вариант бомбардировщика, обозначаемый как Ту‑95МС16, может дополнительно нести до десяти КРВБ Х-55, размещаемых на пилонах под крыльями, но при этом дальность полета бомбардировщика значительно уменьшается (с 10 500 км до 6 500 км)[32].

Серийное производство стратегического бомбардировщика Ту-160 осуществлялось в 19841992 гг. на авиационном заводе в г. Казань (в настоящее время  Казанское авиационное производственное объединение им. С.П. Горбунова). Бомбардировщик оснащен реактивными двигателями. В 1999 г. производство бомбардировщика Ту-160 возобновлено, но цикл изготовления растянут на года[33]. Ударное вооружение бомбардировщика состоит из 12 КРВБ большой дальности Х-55СМ, размещаемых в бомбовом отсеке. После осуществляемой в настоящее время модернизации бомбардировщики Ту-160 будут способны нести бомбы свободного падения и неядерные крылатые ракеты[34].

КРВБ большой дальности Х-55 (известная также как РКВ-500А и AS-15A) разработана Машиностроительным конструкторским бюро Радуга (г. Дубна Московской области). Серийное производство осуществлял с 1983 г. Дубнинский машиностроительный завод. Был разработан также вариант ракеты Х-55СМ (РКВ-500Б и AS-15В), обладающей повышенной дальностью полета за счет дополнительных топливных баков. В 1999 г. были проведены испытания модернизированного варианта ракеты Х-555, представляющего собой неядерную крылатую ракету, которой планируется оснащать стратегические бомбардировщики Ту-160[35].

Перспективы развития стратегических ядерных сил

Президент РФ Д.А. Медведев 19 апреля 2010 г. утвердил Концепцию строительства и развития Вооруженных Сил Российской Федерации на период до 2020 года, а 31 декабря того же года  Государственную программу вооружения на 20112020 годы (ГПВ-2020), которой предусмотрено выделение 19 трлн. рублей на переоснащение российских вооруженных сил (еще 2,5 трлн. рублей выделяется для перевооружения других силовых структур). В этих документах военного строительства приоритет отдан совершенствованию стратегических сил сдерживания в составе СЯС и сил воздушно-космической обороны[36]. Федеральное Собрание Российской Федерации, в свою очередь, сопроводило ратификацию нового Договора о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (Договора СНВ-3) между РФ и США, подписанного в Праге 8 апреля 2010 г. и вступившего в силу 5 февраля 2011 г., принятием Федерального закона Российской Федерации 1-ФЗ от 28 января 2011 г., в котором определено, что выполнение этого договора осуществляется при соблюдении целого ряда условий, в том числе таких, которые определяют государственные подходы к перспективному строительству СЯС России. К числу наиболее важных условий следует отнести:

  • поддержание потенциала СЯС на уровне, необходимом для обеспечения национальной безопасности Российской Федерации, в том числе путем разработки, испытаний, производства и развертывания новых типов и новых видов стратегических наступательных вооружений, имеющих преимущества в преодолении противоракетной обороны (ПРО);
  • поддержание боевой готовности СЯС при любом развитии стратегической обстановки, сохранение и развитие необходимой научно-исследовательской и опытно-конструкторской базы и производственных мощностей;
  • финансирование в соответствии с уровнем имеющихся потребностей СЯС мероприятий по сохранению и развитию необходимой научно-исследовательской и опытно-конструкторской базы и производственных мощностей, а также работ по безопасной ликвидации и утилизации стратегических наступательных вооружений (СНВ) и выполнению Договора СНВ-3;
  • учет взаимосвязи между стратегическими наступательными вооружениями и стратегическими оборонительными вооружениями, возрастающей важности этой взаимосвязи в процессе сокращения стратегических ядерных вооружений и того, что стратегические оборонительные вооружения одной из сторон не подрывают жизнеспособность и эффективность стратегических наступательных вооружений другой стороны Договора СНВ-3[37].

Именно вышеуказанные основополагающие документы и определяют направления развития СЯС России до 2020 г. и на дальнейшую перспективу.

Здесь следует отметить, что Договор СНВ-3 не накладывает каких-либо ограничений на структуру и состав группировки СЯС России, поскольку его параметры  не более 800 единиц СНВ, из них 700 развернутых с 1 550 боезарядами  вполне вписываются в перспективные планы строительства СЯС России[38].

Из прозвучавших в последнее время выступлений официальных лиц Минобороны России в отношении этих планов и многочисленных комментариев к ним представителей российского экспертного сообщества[39] становятся ясны основные направления формирования перспективной группировки СЯС России к 2020 году, включающие:

  • создание и развертывание новых РК с РГЧ ИН и модернизация существующих стратегических бомбардировщиков, что должно обеспечить доведение доли перспективных и модернизированных вооружений в составе компонентов СЯС до 80-90%;
  • продление сроков службы тех из существующих типов РК наземного и морского базирования, которые имеют запас эксплуатационного ресурса, что позволит планово и без излишних затрат осуществить перевооружение РВСН и МСЯС на перспективные РК;
  • создание для стратегических носителей перспективного боевого оснащения со специализированными боевыми блоками и эффективными средствами преодоления ПРО;
  • совершенствование системы централизованного боевого управления СЯС с обеспечением гарантированного доведения приказов до стратегических носителей в любых условиях обстановки.

На формирование этой перспективной группировки СЯС России выделено свыше 10% всех средств, заложенных на ГПВ-2020[40].

Модернизация группировки РВСН связана прежде всего с наращиванием темпов ввода в боевой состав недавно принятого на вооружение РК Ярс в мобильном и шахтном варианте базирования, а также с созданием новой тяжелой жидкостной МБР для замены устаревающей МБР Р-36М2[41]. Одновременно предстоит активизировать разработку и запуск в массовое производство маневрирующих боевых блоков и гиперзвукового планирующего крылатого боевого блока, способных гарантированно преодолевать создаваемую Соединенными Штатами глобальную систему ПРО.

Группировку МСЯС планируется обновить коренным образом за счёт ввода в боевой состав восьми РПКСН проекта 955, 955А с новой БРПЛ Р-30 Булава, способной, как и перспективные МБР, надежно преодолевать американскую ПРО[42]. Из существующих РПКСН проекта 667 БДРМ сохранятся только те, которые обладают запасом эксплуатационного ресурса после 2020 г. К этому времени у всех РПКСН проекта 667 БДР истечет срок эксплуатации и они будут выведены из боевого состава ВМФ России.

В отношении авиационного компонента СЯС в ГПВ-2020 сделан акцент на ускорении модернизации существующих стратегических бомбардировщиков Ту‑95МС и Ту‑160 с перевооружением их на новые типы КРВБ как с ядерным, так и с обычным оснащением (Х-102, Х-555, Х-101). Разработка этих ракет находится на завершающей стадии, а часть из них уже поступила в опытную эксплуатацию. Что касается разработки перспективного авиационного комплекса Дальней авиации, то соответствующее решение может быть принято через два-три года по результатам рассмотрения ведущегося сейчас аванпроекта[43]. Но ясно одно: исходя из мирового опыта самолетостроения, такой авиационный комплекс в группировке АСЯС может появиться не ранее чем в середине следующего десятилетия.

Повысить потенциал ядерного сдерживания способна предусмотренная в ГПВ-2020 модернизация системы централизованного боевого управления СЯС. Ее первоочередной задачей является завершение разработки и принятие на вооружение Единой космической системы боевого управления и раннего предупреждения, что, в совокупности с вводом в строй новых центральных пунктов управления практически абсолютной защиты, позволит в разы повысить надежность доведения приказов до стратегических носителей в самой неблагоприятной для России ситуации[44].

Реализация предусмотренных ГПВ-2020 программ совершенствования компонентов СЯС в увязке с созданием воздушно-космической обороны позволит России в условиях действия Договора СНВ-3 обладать потребным для обеспечения национальной безопасности потенциалом ядерного сдерживания. При этом вовсе не обязательно стремиться к достижению абсолютного паритета с США по количеству стратегических наступательных вооружений. Исходя из проведенных российским экспертным сообществом оценок, представляется вполне достаточным иметь в СЯС России к 2018 г. 530570 развернутых носителей и около 1 550 размещенных на них боезарядов. Структура этой ударной группировки может быть такой: 300-320 развернутых РК с МБР, оснащенных 900-940 боезарядами; 11-12 РПКСН со 176-192 развернутыми БРПЛ и 530-560 боезарядами на них; 54-58 развернутых стратегических бомбардировщиков с засчитываемыми за ними 54-58 боезарядами.

Несомненно, к этому сроку в стратегических наступательных силах США будет насчитываться не менее 700 развернутых носителей с 1 550 боезарядами на них, да к тому же американцы будут обладать большим, чем у россиян, так называемым возвратным потенциалом СНВ. Но, во-первых, это их превосходство по возвратному потенциалу СНВ не окажет существенного влияния на российский потенциал ядерного сдерживания, поскольку возвратным потенциалом ни одна из сторон не сможет воспользоваться, находясь в рамках Договора СНВ-3, а во-вторых, созданный в ходе реализации ГПВ-2020 технологический задел позволит России к окончанию срока действия Договора СНВ-3 в 2021 г. существенно сократить отставание от США по количеству развернутых стратегических носителей.

Сегодня России следует больше опасаться безудержного наращивания возможностей американской глобальной ПРО, способной в перспективе оказать деструктивное влияние на российский потенциал ядерного сдерживания. Российская сторона сопроводила подписание Договора СНВ-3 специальным заявлением в отношении ПРО, в котором указала, что этот договор может действовать и быть жизнеспособным только при отсутствии качественного и количественного наращивания возможностей американских систем ПРО. В упомянутом Федеральном законе Российской Федерации 1-ФЗ от 28 января 2011 г. говорится, что развертывание Соединенными Штатами Америки, другим государством или группой государств системы противоракетной обороны, способной существенно снизить эффективность стратегических ядерных сил Российской Федерации, является одним из исключительных обстоятельств, которое ставит под угрозу высшие интересы России и понуждает её воспользоваться правом выхода из него, предусмотренным статьей XIV Договора СНВ-3.

Если это произойдет, военно-политическому руководству России придется пересмотреть планы строительства СЯС, чтобы парировать угрозы для российского потенциала ядерного сдерживания, исходящие от непомерной ПРО США или других государств.

Нестратегические ядерные средства

Обладание Россией нестратегическим ядерным оружием (НСЯО) рассматривается её военно-политическим руководством как важнейший фактор сдерживания на региональном уровне других государств (коалиции государств) от попыток разрешения возникающих противоречий с Российской Федерацией военными средствами, а в случае развязывания агрессии  для её отражения (прекращения) без тех катастрофических последствий, которые присущи применению СЯС. Российский подход к роли НСЯО обусловлен изменениями соотношения военных потенциалов не в пользу России на всех стратегических направлениях, усугубленными ослаблением сил общего назначения ВС РФ.

Вместе с тем Россия строго придерживается взятых ею в начале 1990-х годов параллельно с США односторонних обязательств по глубоким сокращениям НСЯО и организации его хранения. Ещё в мае 2005 г. на Седьмой обзорной конференции по Договору о нераспространении ядерного оружия российская делегация сделала официальное заявление о том, что доставшиеся России от Советского Союза арсеналы НСЯО сокращены в четыре раза, а всё оставшееся такого вида оружие сосредоточено на централизованных хранилищах министерства обороны[45].

По экспертным оценкам, активный арсенал российских нестратегических ядерных боеприпасов (тех, что могут быть развернуты в случае военной необходимости) на начало 2010 г. составлял порядка 2 050 единиц[46]. Это до 80 боеголовок для наземных оперативно-тактических РК Точка-У и Искандер, около 500 тактических авиационных ракет и бомб для ударных самолетов ВВС (Ту-22М3, Су-24М и Су-27ИБ), примерно 300 авиационных средств поражения для ударных самолетов ВМФ (Ту-22М3, Су-24М, Бе-12 и Ил-38), порядка 240 боеголовок для крылатых ракет морского базирования типа Гранат и других, около 230 противолодочных ракет, глубинных бомб и торпед, а также в общей сложности до 700 боеголовок для ракет-перехватчиков 53Т6 системы ПРО А-135, развернутой вокруг г. Москвы, и для зенитных ракетных комплексов типа С-300 и С-400[47].

Россия проявляет умеренность в совершенствовании и развитии нестратегических ядерных средств. В то же время Россия обеспокоена ситуацией, когда другие страны, в том числе её соседи, разрабатывают и развертывают наземные системы НСЯО меньшей (500-1000 км) и средней (1000-5500 км) дальности, а она, придерживаясь запрета на обладание такими вооружениями в соответствии с советско-американским Договором РСМД 1987 г., лишена такой возможности. На московской встрече с руководителями внешнеполитических и оборонных ведомств России и США 12 октября 2007 г. тогдашний президент России В.В. Путин выдвинул инициативу о придании Договору РСМД универсального характера, чтобы к нему присоединились все страны, располагающие наземными ракетными системами меньшей и средней дальности, а также те, которые способны в перспективе создать такие системы. На 62-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН 25 октября того же года Россия и США выступили с совместным заявлением, в котором призвали все заинтересованные страны обсудить возможность придания универсального характера Договору РСМД. К сожалению, несмотря на то, что это заявление было поддержано Генеральной Ассамблеей ООН, оно до сих пор не нашло поддержки со стороны тех государств, которые обладают наземными ракетными системами меньшей и средней дальности (прежде всего к ним следует отнести Китай, Индию, Пакистан, Израиль, Северную Корею и Иран).

Игнорировать далее ситуацию, чреватую усугублением дисбаланса военных возможностей России и соседних государств, было бы опрометчиво. Исходя из приоритета интересов национальной безопасности, представляется правомерным, чтобы Россия поставила перед США вопрос об адаптации Договора РСМД, являющегося бессрочным, к сложившимся реалиям. Вполне достижим вариант, позволяющий каждой из сторон Договора иметь ограниченное количество (порядка 100-150 единиц) баллистических и крылатых ракет меньшей и средней дальности наземного базирования с развертыванием соответствующих РК на национальной территории в строго ограниченных районах.

Дальнейшие сокращения ядерных вооружений

Россия если не полностью, то во многом исчерпала свои возможности по дальнейшему сокращению ядерных вооружений в двухстороннем формате с США, которые замещают сокращение своего ядерного арсенала развертыванием не только системы глобальной ПРО, но и систем высокоточного оружия большой дальности, и при этом не хотят отказываться от планов размещения оружия в космосе. Однако последовать за Соединенными Штатами означает для России ввязаться в непосильную для неё гонку вооружений, что недопустимо.

Поэтому дальнейшее ядерное разоружение возможно только в более широком контексте и с обязательным участием, как минимум, других официально признанных ядерных государств  Великобритании, Франции и Китая, а в идеале и всех не признанных де-юре, но де-факто обладающих ядерным оружием государств.

Будущие многосторонние переговоры о сокращении ядерных вооружений должны охватывать все виды ядерного оружия. Следует преодолеть бытующий ныне во многом искусственный стереотип деления ядерного оружия на стратегическое и нестратегическое. Ведь между стратегическими и нестратегическими ЯБЗ принципиальной разницы не существует, а некоторые из нестратегических ЯБЗ по своей мощи не уступают определенным типам стратегических ЯБЗ, или даже их превосходят, и могут быть размещены на стратегических носителях (к примеру, тактические ядерные бомбы на стратегических бомбардировщиках). Конечно же, эти переговоры должны, наряду с ядерным аспектом, включать широкий спектр других вопросов, затрагивающих интересы безопасности всех участников. В числе вопросов необходимо обсуждать выстраивание новой архитектуры безопасности в мире, в которой не допускается укрепление безопасности одних государств (коалиции государств) за счет ущемления безопасности других (иначе говоря, будет соблюдаться принцип равной безопасности для всех участников переговорного процесса).

Для того чтобы идею многосторонних переговоров по ядерному разоружению перевести в практическую плоскость, прежде всего необходимо создать дискуссионную площадку, действующую на постоянной основе. Ее прообразом могла бы стать встреча высокопоставленных представителей США, России, Великобритании, Франции и Китая, состоявшаяся в Париже 30 июня 2011 г., на которой обсуждались мировые ядерные проблемы.

И последнее. Многосторонние переговоры по ядерному разоружению будут конструктивными только при проявлении политической воли и настойчивости, в первую очередь, глав государств, входящих в ядерную пятерку. Без этого любые намерения останутся лишь благими пожеланиями.


[1] Военная доктрина Российской Федерации.  http://www.rg.ru/2010/02/10/doktrina-dok.html .

[2] Там же.

[3] Там же.

[4] Стратегическое ядерное вооружение России.  http://russianforces.org/rus/current/ .

[5] Стратегическое ядерное вооружение России.  http://russianforces.org/rus/missiles/ .

[6] РВСН сохранят до 2016 года три армии и 12 дивизий (РИА Новости. 6.05.2011).

[7] Стратегическое ядерное вооружение России.  http://russianforces.org/rus/missiles/ .

[8] Там же.

[9] Там же.

[10] Там же.

[11] Там же.

[12] Ядерное нераспространение: Краткая энциклопедия. М.: РОССПЭН; ПИР-Центр, 2009.  С. 190, 191.

[13] Там же.

[14] Стратегическое ядерное вооружение России.  http://russianforces.org/rus/navy/ .

[15] Там же.

[16] Там же.

[17] Там же.

[18] Там же.

[19] Там же.

[20] Там же.

[21] Там же.

[22] Там же.

[23] Воздушно-космическая оборона. 2011.  3. С. 17.

[24] Стратегическое ядерное вооружение России.  http://russianforces.org/rus/aviation/ .

[25] Воздушно-космическая оборона. 2011.  3. С. 17.

[26] Стратегическое ядерное вооружение России.  http://russianforces.org/rus/aviation/ .

[27] Там же.

[28] Воздушно-космическая оборона. 2011.  3. С. 17.

[29] Стратегическое ядерное вооружение России.  http://russianforces.org/rus/aviation/ .

[30] Там же.

[31] Ядерное нераспространение: Краткая энциклопедия.  М.: РОССПЭН; ПИР-Центр, 2009.  С. 5.

[32] Ежегодник СИПРИ 2008.  М.: ИМЭМО РАН, 2009.  С. 428.

[33] Стратегическое ядерное вооружение России.  http://russianforces.org/rus/aviation/ .

[34] Там же.

[35] Там же.

[36] Приоритеты строительства Вооруженных Сил // Красная звезда (спецвыпуск). 29.12.2010  11.01.2011.

[37] Федеральный закон Российской Федерации 1-ФЗ от 28 января 2011 г. // Российская газета. 01.02.2011.

[38] Государственный департамент США 1 июня 2011 г. обнародовал первые данные о СНВ, которыми Россия и США обменялись 22 марта 2011 г. согласно Договору СНВ-3, на момент вступления в силу этого Договора (5 февраля 2011 г.) в соответствии с установленными им правилами засчета. Россия суммарно обладала 865 пусковыми установками МБР и БРПЛ и ТБ, предназначенными для выполнения ядерных задач, из них 521 развернутыми с 1537 боезарядами, а США  1124 пусковыми установками МБР и БРПЛ и ТБ, предназначенными для выполнения ядерных задач, из них 882 развернутыми с 1800 боезарядами. МИД России на своем сайте в Интернете 27 июня 2011 г. подтвердил данные Государственного департамента США. (МИД РФ подтверждает данные о стратегическом потенциале России и США // РИА Новости. 27.06.2011).

[39] О перспективах строительства СЯС России см. материалы в газетах Независимое военное обозрение и Военно-промышленный курьер, а также в журнале Национальная оборона.

[40] Интервью первого заместителя министра обороны РФ В.А. Поповкина // Военно-промышленный курьер. 2‑8.03.2011. 8.

[41] Там же.

[42] Там же.

[43] Там же.

[44] Ядерный контроль (электронный новостной бюллетень) // ПИР-Центр.  http://www.pircenter.org/index.php?id=26 .

[46] http://www.sipri.org/yearbook/2010/08; http://www.armscontrol.org/factsheets/pniglance .

[47] Там же.



Назад
Наш партнёр:
Copyright © 2006-2016 интернет-издание 'Россия-Америка в XXI веке'. Все права защищены.