Россия и Америка в XXI веке
Россия и Америка в XXI веке На главную Написать письмо О журнале Свежий выпуск Архив Контакты Поиск
Подписаться на рассылку наших анонсов

E-mail:
№1, 2011

ТОРГОВО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ МЕЖДУ США И АФРИКОЙ

Р.И. Зименков, доктор экономических наук,
главный научный сотрудник
Института США и Канады РАН
e-mail: r_zimenkov@mail.ru

Аннотация. Статья посвящена анализу современных экономических отношений между США и странами Африки. Особое внимание уделено рассмотрению торговых отношений и инвестиционному сотрудничеству США со странами Африки южнее Сахары. Рассмотрены также вопросы военного обеспечения экономических интересов США в странах континента.

Ключевые слова: Закон об экономическим росте и торговых возможностях в странах Африки, нефть и редкоземельные металлы, международная торговля сырьем, прямые американские инвестиции за рубежом, экономическая и военная помощь США, борьба с международным терроризмом.

Trade and Economic Relations Between USA and Africa
Rudolf I. Zimenkov
Doctor of science in economics, Chief Researcher,
Institute for the U.S. and Canadian Studies, Russian Academy of Sciences
e-mail: r_zimenkov@mail.ru

Annotation. The article is devoted to analysis of present economic relations between USA and African countries. The special attention is drawn to consideration of trade relations and investment cooperation of two USA with African countries located south of Sahara. The problems of military support of U.S. economic interests in African continent is also considered.

Keywords: oil and rare metals, African growth and opportunity Act, international trade by raw materials, U.S. direct investment abroad, U.S. economic and military assistance, fight against international terrorism.

В последние годы ведущие державы мира уделяют повышенное внимание реализации своей политики в Африке. Наибольшую активность на континенте проявляют Соединенные Штаты, стремясь к усилению здесь своего влияния и укреплению как военно-политических, так и экономических позиций, главным образом, в интересах диверсификации источников получения энергоресурсов и других видов минерального сырья.

Несмотря на скромное место, занимаемое Африкой во внешнеэкономических отношениях США (исключая импорт энергоресурсов), американская администрация постоянно держит этот континент в фокусе своего внимания, руководствуясь долгосрочными стратегическими соображениями. Так, президент США Б. Обама в ходе официального визита в Африку 1011 июля 2009 г. изложил основные положения современной политики США в отношении Чёрного континента: ускорение интеграции стран Африки в мировую экономику; придание нового импульса миру и безопасности для африканских государств; укрепление связей с местными правительствами, учреждениями и организациями гражданского общества, приверженными углублению демократии, подотчетности и сокращению бедности. Этим же целям служил официальный визит госсекретаря США Х. Клинтон, посетившей в августе 2009 г. семь африканских государств  Кению, ЮАР, Анголу, Демократическую Республику Конго (ДРК), Нигерию, Либерию и Кабо-Верде.

Одной из главных особенностей нового подхода является то, что в последние годы на первое место выходят геоэкономические интересы США в Африке (в отличие от геополитических, определявшими американскую внешнюю политику в предыдущие десятилетия).

Наибольший экономический интерес для США представляют полезные ископаемые, в первую очередь африканские запасы углеводородов. Несмотря на то, что США за последние 15 лет на 20% снизили нефтеемкость ВВП, контроль над жидкими углеводородами является для них крайне важным, так как мировой спрос на сырую нефть, по прогнозам, может вырасти к 2030 г. до 99113 млн. баррелей в день по сравнению с уровнем потребления в 83,39 млн. баррелей в день, зафиксированным в I квартале 2009 г.[1] Потребляя около - мирового объема нефтедобычи, США к 2005 г. снизили свою долю в общемировой добыче до 6,4% и достигли критичного уровня зависимости от нефтяного импорта, вплотную приблизившись к 60-процентному потреблению. Последствия террористических актов 2001 г. показали возросшую энергетическую уязвимость США, более не застрахованных от возможных перебоев импортных поставок нефти и сжиженного природного газа из политически нестабильных районов Ближнего Востока и Персидского залива.

По этим причинам США стремятся диверсифицировать источники импорта нефти, возлагая большие надежды на запасы углеводородов в Африке, где в последнее десятилетие было обнаружено более - всех новых месторождений нефти в мире, а ее добыча возросла почти вдвое. В настоящее время доля стран Африки практически сравнялась с долей стран Персидского залива в американском импорте нефти, хотя страны Персидского залива, в особенности Саудовская Аравия и Кувейт, были до последнего времени крупнейшими поставщиками сырой нефти в США. Согласно оценке Национального совета по разведке США, к 2015 г. 25% американского импорта нефти будет поступать из Западной Африки (по сравнению с 16% сегодня), причем эта оценка считается некоторыми специалистами заниженной. Уже в настоящее время Западная Африка поставляет в США столько же сырой нефти, сколько Саудовская Аравия.

Вклад Африки в увеличение объема добычи энергоносителей в мире не ограничивается сырой нефтью. Новые возможности континента по производству сжиженного природного газа (СПГ) позволяют наращивать экспорт этого вида топлива. В начале 2006 г. Африка поставляла более 50 млн. метрических тонн СПГ в год из 173 млн. метрических тонн, производимых в мире, причем его ведущими поставщиками являлись Ангола и Нигерия. В последние годы к этому процессу подключился ряд новых стран континента. В Египте, например, введена в эксплуатацию новая технологическая линия, производящая 36 млн. метрических тонн СПГ в год. Экваториальная Гвинея и Ангола также объявили о запуске новых проектов по добыче и переработке СПГ.

Вместе с тем, зависимость США, в отличие от стран Европейского союза, от африканских энергоносителей не является критической, хотя по отдельным категориям минерального сырья экономика США жизненно зависит от стабильности импорта из Африки. К таким ресурсам относят, в частности, кобальт, марганец, хром.

С 1971 г. США обеспечивают собственную промышленность кобальтом целиком за счет импорта. Из мировых запасов кобальта 52% приходится на Демократическую Республику Конго, Замбию, Марокко и Ботсвану (при этом ДРК покрывает 65% потребностей США в этом металле, чрезвычайно важном для оборонной промышленности США[2]). Схожая ситуация с марганцем. Импорт африканского марганца компенсирует истощение американских месторождений. Страны Чёрного континента обеспечивают порядка 50% поставок марганца в США, в том числе на ЮАР приходится 39% всего американского импорта этого вида сырья. Хром с 1961 г. также целиком импортируется из Африки: 98% потребностей страны в хроме обеспечивается его поставками из ЮАР и Зимбабве.

Американская промышленность уже давно и в широких масштабах использует редкие металлы, а также бокситы и глинозем, медь, уран, импортируемые из Африки. В значительных количествах закупаются золото и платина, а также необходимые для производства полупроводников кремний, иттрий и ванадий[3].

Правовая база и организационный механизм сотрудничества

Основа американской модели сотрудничества с Африкой  частное предпринимательство, координацию которого в странах континента осуществляет Корпоративный совет по Африке со штаб-квартирой в Вашингтоне, созданный в 1992 г. Эта организация объединяет свыше 170 компаний (примерно 85% всех американских фирм, действующих в африканских странах), в том числе таких гигантов, как Шеврон, Даймлер Крайслер, Эксон Мобил, Лазар Каплан, Кока-Кола, Боинг, Нортроп-Грумман и другие.

В целях координации торговой политики в отношении африканских стран Конгресс США создал Форум торгово-экономического сотрудничества США со странами Африки южнее Сахары, обязав главу американской администрации проводить ежегодные заседания на министерском уровне и периодические встречи с главами африканских государств для обсуждения конкретных вопросов сотрудничества.

Особое место в американской модели торгово-экономического сотрудничества с Африкой занимает Закон об экономическом росте и торговых возможностях в странах Африки (AfricanGrowthandOpportunityAct) (АГОА), принятый в 2000 г. как часть более крупного Закона о торговле и развитии. Принимая АГОА, Конгресс США констатировал, что страны Африки южнее Сахары (АЮС),  это богатый людскими и минеральными ресурсами регион, обладающий колоссальным экономическим потенциалом и представляющий в силу этого долгосрочный политический интерес для США. Приток капиталов в этот регион способен создать благоприятный деловой климат и устранить барьеры на пути торгово-экономического обмена между США и африканскими странами.

АГОА дал толчок развитию американо-африканской торговли и росту американских частных инвестиций в странах Чёрной Африки. В 2008 г. экспорт США в страны АЮС составил 18,6 млрд. долл., на 88% превысив аналогичный показатель в торговле США со странами СНГ и на 86%  со странми Восточной Европы, а импорт достиг 86,1 млрд. долл.

В целях стимулирования американо-африканской торговли и комплексного изучения потенциальных рынков в рамках механизмов реализации АГОА американская администрация открыла в Африке четыре региональных центра под названием Центры содействия повышению конкурентоспособности товаров из африканских стран на рынках США и других стран мира, которые функционируют под эгидой американского Агентства международного развития. Деятельность центров финансируется в рамках программы Инициатива президента США для африканского развития и предпринимательства, действующей с 2001 г.

Разностороннюю поддержку африканским странам, стремящимся расширить торгово-экономическое сотрудничество с США, оказывают такие американские государственные учреждения и ведомства, как Агентство международного развития, Офис торгового представителя США, Корпорация частных зарубежных инвестиций, Экспортно-импортный банк США, Министерство торговли и Агентство по торговле и развитию[4].

Одной из целей АГОА  базового закона для торгово-экономических отношений США со странами Чёрной Африки  является расширение объема и диверсификации торговли между США и АЮС. В то же время, этот закон, по заявлению помощника торгового представителя США Ф. Лайзер (сделанному в американском Конгрессе в июле 2009 г.), направлен на содействие экономической кооперации и развитие торговли между странами АЮС путем расширения внутрирегиональной торговли между странами, пользующимися льготами данного закона.

Основой данного документа является Общая система преференций для развивающихся стран, предусматривающая отмену ввозных пошлин в США по более чем 6,4 тыс. товарных позиций в торговле с 38 африканскими государствами АЮС, которые, в соответствии с положениями закона, могут в настоящее время претендовать на получение более широкого доступа их готовой продукции на американский рынок.

Благодаря действию этого закона Соединенные Штаты оказались единственной страной западного мира, которая ежегодно увеличивала импорт товаров из стран Африки примерно на 6-7%.

АГОА дает возможность американскому президенту предоставлять странам АЮС техническую помощь и оказывать им содействие в развитии торговли. Кроме того, этот закон уполномочивает президента ежегодно корректировать список африканских стран, имеющих право пользоваться торговыми преференциями. Так, 8 декабря 2009 г. президент США Б. Обама добавил в этот перечень Республику Маврикий и исключил из него Гвинею, Мадагаскар и Нигер, которые якобы не обеспечили соответствия установленным критериям и, более того, все сильнее уклонялись от выполнения базовых требований. Потенциальные получатели льгот по линии АГОА, по мнению Вашингтона, должны руководствоваться принципом соблюдения верховенства закона, всемерно защищать интеллектуальную собственность, участвовать в борьбе с коррупцией, следовать духу и букве трудового законодательства, проводить курс на сокращение бедности, соблюдать права человека[5].

АГОА направлен также на оказание содействия американским компаниям, действующим на континенте. Помимо стимулирования устойчивого роста товарооборота, этот закон помогает американскому бизнесу страховать имущество от инвестиционных рисков. Кроме того, этот закон является действенным инструментом по обеспечению предпочтительного доступа американских компаний на рынки африканских стран. В настоящее время США здесь соперничают за ресурсы и рынки сбыта не только с новыми игроками из Азии и Латинской Америки, но и со своими союзниками из Европейского союза. Через так называемые рамочные соглашения о торговле и инвестициях данного закона США добиваются обеспечения наиболее благоприятного для американского бизнеса делового климата в конкретных странах континента. Механизм закона оказался настолько эффективным, что его действие, рассчитанное первоначально на 8 лет, было продлено до 2015 г.

Внешняя торговля США со странами Африки

Внешняя торговля, несмотря на относительно скромные масштабы, играет ведущую роль в экономических отношениях США со странами Африки. В результате действия АГОА двусторонний товарооборот за последние 10 лет увеличился в 3,3 раза и достиг в 2009 г. 104,5 млрд. долл., в том числе экспорт из США вырос  в 3,7 раза, а импорт в США  в 3,8 раза (см. табл. 1).

Таблица 1

Торговля между США и Африкой,
20002009 гг.
(млрд. долл.)

 

2000

2005

2007

2008

2009

Экспорт из США

5,6

10,21

11,86

14,30

18,47

Импорт в США

22,2

50,36

59,09

67,36

86,05

Товарооборот

27,8

60,57

70,95

81,66

104,52

Источник: U.S.African Trade Profile. Washington, 2009, p. 12.

Товарная номенклатура экспорта и импорта в торговле между США и всеми странами континента за истекшее десятилетие почти не изменилась. В 2009 г. США по-прежнему экспортировали в страны Африки продукцию с высокой добавленной стоимостью (двигатели, комплектующие, нефтепродукты, оборудование и электронику), а импортировали сырье: из 86 млрд. долл. импорта на сырую нефть пришлось 82% (71,2 млрд. долл.). США закупали в странах континента также различные виды промышленного сырья, в том числе кобальт, хром, марганец, металлы платиновой группы, технические алмазы, цинк, свинец, титан, уран, бокситы, а также продукцию сельского хозяйства.

Заметно вырос товарооборот, в первую очередь импорт в США из стран АЮС, составив в 2009 г. 66,3 млрд. долл., что примерно на 30% больше, чем в 2008 г. Однако 92,3% импорта США из стран Чёрной Африки приходилось на энергоносители. Тем самым страны АЮС, главным образом страны Гвинейского залива (Ангола, Габон, Демократическая Республика Конго, Кот-дИвуар, Нигерия и Экваториальная Гвинея), практически сравнялись по значимости с Персидским заливом как основные стратегически важные поставщики сырой нефти в США.

За прошедшее десятилетие в 2 с лишним раза (до 3,4 млрд. долл. в 2009 г.) вырос ненефтяной импорт в США из 38 стран АЮС. (Зарегистрирован определенный рост поставок на американский рынок одежды, обуви, свежих фруктов, орехов, овощей, срезанных цветов и другой продукции.) Таким образом, за последние 10 лет наметилась определенная диверсификация структуры американского импорта из стран АЮС, осуществляемого по большинству позиций беспошлинно[6].

Расширяющимися статьями американского импорта становятся также различные виды сельскохозяйственной продукции стран Африки, чему также в значительной степени способствовал АГОА. По мнению американских специалистов, закон обеспечил африканским поставщикам реальные возможности для экспорта в США не только промышленного сырья, но и сельскохозяйственной продукции. Благодаря реализации этого закона на практике африканцы смогли диверсифицировать свой аграрный экспорт и существенно увеличить число рабочих мест.

В настоящее время - американского импорта аграрной продукции из Африки поступает из трех стран  ЮАР, Мадагаскара и Кот-дИвуара. Товарные поставки из двух последних стран состоят, соответственно, из ванили и какао-бобов. Товарная номенклатура экспорта из ЮАР более разнообразна и включает цитрусовые культуры, вина и другую продукцию. ЮАР, в частности, является основным поставщиком апельсинов в США.

Несмотря на тот факт, что пока торговля сельскохозяйственной продукцией между Европейским союзом и Африкой примерно в 10 раз масштабнее, чем между Африкой и США, тем не менее, перспективы увеличения африканских поставок в США весьма благоприятны. П. Коулман, главный специалист по африканской проблематике в аппарате торгового представителя США, еще в середине текущего десятилетия обращал внимание на существенные изменения, происходящие в сельском хозяйстве Чёрного континента под влиянием либеральных внешнеторговых инициатив США. Аккумулирование финансовых средств в странах Африки создавало возможности для механизации и автоматизации производства, развития кооперативного движения вместо семейных ферм, изменения форм собственности африканских хозяйств[7].

На Мадагаскаре, например, проведение реформ создало базу для увеличения притока частных капиталовложений. Их отраслевая структура стала в большей мере определяться потребностями внешнего рынка, вложения осуществлялись в развитие производства товаров, способных выдержать конкуренцию на западноевропейском и американском рынках. На базе выращивания ванили начали производиться масла и парфюмерия. Гана стала экспортировать не только какао-бобы, но и переработанное какао-масло. Уганда, традиционный поставщик необработанного кофе в зернах, значительно увеличила поставки за рубеж его специальных сортов в обжаренном и молотом виде. Для получения максимального эффекта от АГОА и других инициатив, выдвинутых США, африканские государства идут по наиболее перспективному пути, постоянно диверсифицируя свою структуру производства[8].

Подобная политика способствует росту внешней торговли африканских стран, что имеет большое значение для их национальной экономики. Так, увеличение странами АЮС объема внешней торговли на один процент увеличивает их экспортные поступления на 70 млрд. долл. ежегодно, что приблизительно в три раза больше объема экономической помощи, предоставляемой всеми государствами Запада странам Чёрного континента.

В целом, 10-летний период реализации АГОА был достаточно успешным. За рассматриваемый период возрос объем торговли между США и странами Африки южнее Сахары; произошла определенная диверсификация структуры африканского экспорта; в результате ассортимент товаров, поставляемых в США, обогатился за счет ранее не экспортированной из государств АЮС продукции; некоторые африканские страны получили возможность производить промышленную продукцию в партнерстве с транснациональными корпорациями и затем поставлять ее в США без обложения пошлинами.

И все же, несмотря на определенные положительные результаты, объем торговли США со странами Африки южнее Сахары остается незначительным. Экспорт в США вырос с 2001 г. по 2008 г. в 6 раз, однако с весьма низкой базы. На долю товаров из стран АЮС в 2008 г. приходилось лишь 3% всего американского импорта; в страны этого региона направлялся лишь 1% американского экспорта. Не лучшим образом складывается и торговля США с отдельными государствами АЮС. Так, например, хотя в последнее десятилетие торговые связи США с Кенией существенно выросли, эта страна остается нетто-импортом. Ее экспорт в США составляет немногим более - кенийского импорта из США. Несбалансированность торговли между США и африканскими странами характерна для большинства государств АЮС.

Существует несколько причин, объясняющих подобное явление. Так, сильный удар по торговле между США и странами АЮС нанес глобальный финансовый и экономический кризис. В результате американский импорт из этих государств сократился в 2009 г. на 45,5%, в основном из-за снижения поставок нефти на 47,3% (доля топлива в настоящее время превышает 90% всех закупок США в странах АЮС). Однако даже без учета влияния кризиса существуют другие проблемы на пути развития двусторонних торговых отношений[9].

В ходе совещания бизнес-лидеров стран Африки с ответственными представителями госаппарата США в августе 2010 г. (Канзас, шт. Миссури) отмечалось, в частности, что поставки аграрной продукции из стран Чёрной Африки могут существенно расшириться, если американская администрация откажется от использования тарифных квот в отношении таких африканских товаров, вывозимых из АЮС, как сахар, табак, земляные орехи (арахис). По мнению многих экспертов, подобные ограничения сужают торговлю товарами, по которым имеется реальный потенциал для расширения поставок из ряда африканских стран.

Кроме того, США предоставляют крупные субсидии своим хлопководческим хозяйствам, что делает эту продукцию более дешевой по сравнению с аналогичной продукцией африканских стран. Поэтому отдельные страны Африки вообще не осуществляют поставки хлопка в США, а в некоторых секторах (например, текстильной и швейной промышленности) конкуренция настолько сильна, что проникнуть на такой рынок в США практически невозможно, несмотря на действие АГОА. Поэтому некоторые африканские страны вынуждены сворачивать производство хлопка, хотя оно могло бы приносить большие прибыли. Так, в результате поставок на мировой рынок дешевого субсидированного хлопка из США Республика Буркина-Фасо вынуждена была в два раза сократить его производство (с 750 тыс. т в 2005 г. до 360 тыс. т в 2007-2008 гг.), хотя производство и экспорт хлопка обеспечивает стране 60% экспортных поступлений[10]. В целом более 10 млн. человек в Центральной и Западной Африке, в особенности крестьяне Бенина, Чада, Мали и Буркина-Фасо, зависят производства и торговли хлопком.

В ответ на критику в адрес американской стороны представитель США на торговых переговорах в ходе VIII Форума по развитию торгово-экономического сотрудничества между США и странами АЮС (46 августа 2009 г., Найроби) заявил, что его страна готова сократить субсидии своим хлопководческим фермам только в рамках более широкого международного соглашения, которое предусматривало бы согласие таких стран, как Китай и Индия, открыть свои рынки для американских поставок хлопка-сырца и продуктов его переработки[11].

Наконец, руководители африканских стран выступают за расширение временных рамок действия АГОА, что позволило бы еще больше укрепить сотрудничество между США и африканскими странами, в частности между США и региональными производителями текстиля. Пока же число потенциальных инвесторов остается относительно ограниченным, так как по истечении 5 лет действие закона заканчивается и будущее африканских производителей текстиля в связи с этим выглядит неопределенным.

Новая администрация США, проявляя внимание к проблемам развития африканских стран, поддерживает, тем не менее, далеко не все предложения партнеров с Чёрного континента. Представитель США на торговых переговорах Р. Кирк считает, что актуальной задачей стран Африки является более полное использование возможностей, открываемых Законом об экономическом росте и торговых возможностях. Госсекретарь США Х. Клинтон, выступая на VIII Форуме по развитию торгово-экономического сотрудничества между США и странами АЮС, подчеркнула, что АГОА применятся только к тем странам, которые целенаправленно осуществляют рыночные реформы, обеспечивают верховенство закона, реализуют антикоррупционные меры, всемерно защищают интеллектуальную собственность, последовательно развивают образование и здравоохранение.

Инвестиционное сотрудничество

Важнейшим показателем растущего интереса США к странам Африки является быстрое увеличение американских прямых инвестиций в их экономику. Если в 1993 г. они составляли 5,5 млрд. долл., то в 2009 г. их объем достиг 44,8 млрд., т.е. за 16 лет прямые инвестиции увеличились в 8 раз. При этом объем капиталовложений США в страны АЮС в 2009 г. достиг 27,6 млрд. долл.[12]

Следует, однако, отметить, что повышенный интерес американских корпораций к африканскому континенту проявился не сразу. В 1961 г. объем прямых американских инвестиций в экономику Чёрного континента составлял 759 млн. долл. Активизация прямого инвестирования американских компаний началась приблизительно с середины 70-х гг. XX в., когда США, стремясь уменьшить свою зависимость от нефти стран Ближнего и Среднего Востока, отчетливо проявившуюся в первой половине 1970-х гг., приступили к диверсификации зарубежных источников энергоресурсов. В 1980-е гг. приток американского капитала в Африку еще более увеличился, составляя в среднем 500-600 млн. долл. в год, а в 1990-е гг. он достиг 800-850 млн. долл. в год. Дальнейшее увеличение притока американских инвестиций происходило в середине текущего десятилетия (2211 млн. долл. в 2003 г.), а кульминацией явился 2009 г., когда приток прямых американских инвестиций в страны Африки достиг 5733 млн. долл.[13]

За общими цифрами скрывается, однако, весьма неравномерное географическое распределение притока капитала от замерзания или даже сокращения общей суммы американских инвестиций в одних странах Африки до интенсивного прилива в других. Как правило, капиталы вкладываются преимущественно в те страны со стабильным политическим режимом, богатыми природными ресурсами и выгодным географическим положением. Транснациональные корпорации (ТНК) сознательно обходят наименее развитые страны, не располагающие природными ресурсами и в наибольшей степени нуждающиеся в капиталах и технологиях. Так, на начало 2010 г. на шесть стран  Анголу, Либерию, Маврикий, Нигерию, Экваториальную Гвинею и ЮАР  пришлось 21,8 млрд. долл., или 79% всех прямых инвестиций США в страны АЮС, а на остальные 33 страны Чёрной Африки  5,8% млрд.долл., или примерно 13% всех прямых инвестиций США на континенте. Подобная избирательная политика американских ТНК лишь усиливает неравномерность экономического развития африканских стран и ведет к сохранению структуры отсталости их национальных экономик (см. табл. 2).

Структура прямых американских инвестиций на континенте отражает их участие в развитии наиболее прибыльных и быстро окупающихся отраслей экономики, в особенности нефтяной и горнодобывающей, на которые в начале 2010 г. приходилось 55,9% прямых капиталовложений США в странах Африки. Остальные инвестиции распределялись следующим образом: в небанковские холдинговые компании  17,4%, обрабатывающую промышленность  7,9%, финансовую сферу  5,4%, банковские учреждения  4,8% и оптовую торговлю  3%.

Таблица 2

Прямые американские инвестиции в экономику Африки,
19952009 гг.
(млн. долл.)

 

1995

1997

2000

2003

2005

2007

2009

Африка, всего

6017

10253

11891

18960

22756

32607

44805

В том числе:
Алжир

224

1170

2333

4050

4975

5092

5256

Ангола

659

792

585

1524

1197

1633

2605

Гана

190

248

205

849

220

974

*

Республика Конго

72

71

133

74

135

316

238

Египет

1093

1570

1998

3018

5475

7023

9826

Кения

142

190

66

92

246

189

247

Либерия

242

215

-819

-1249

390

703

862

Ливия

161

130

49

*

247

1676

*

Маврикий

11

9

97

-28

624

2973

3579

Марокко

106

83

220

309

150

248

311

Нигерия

605

1465

470

2082

1105

1584

5369

Экваториальная Гвинея

*

*

1144

1949

1774

2984

3472

ЮАР

1422

2347

3562

3902

3969

5240

5922

*   данные засекречены.

Составлено по: Survey of Current Business, September 2010, p. 88;
September 2004, p. 137; October 1998, pp. 152153.

Наибольший интерес корпорации США проявляют к нефтяной промышленности стран Африки. Сегодня на страны континента приходится 16% американского нефтяного импорта. К 2015 г. эта доля должна возрасти до 25% и превысить удельный вес стран Персидского залива. Поэтому крупнейшие нефтяные корпорации, включая Exxon Mobil, Chevron Texaco и другие, ежегодно вкладывают сотни миллионов долларов в нефтедобывающий сектор Африки, способствуя расширению добычи нефти в странах континента.

По оценкам экспертов, значительны и еще больше возрастут темпы прироста нефтедобычи в странах Гвинейского залива, включая Габон, Демократическую Республику Конго, Камерун, Кот-дИвуар, Республику Конго и Экваториальную Гвинею, и особенно в двух важнейших странах  продуцентах нефти  Нигерии и Анголе.

По расчетам специалистов, Ангола располагает наиболее богатыми на континенте глубоководными нефтяными месторождениями, ее запасы могут превышать их уровень в Кувейте. По заявлению ангольского правительства, в период с 2006 по 2010  г. в освоение нефтяных месторождений страны было вложено примерно 27 млрд. долл. По объему добычи сырой нефти к 2010 г. Ангола почти сравнялась с Ливией, занимающей третье место в Африке после Нигерии и Алжира.

Африканская глубоководная нефть высоко ценится специалистами за ее высокое качество: это легкая и малосернистая нефть, дающая большой выход бензина. При этом маршруты по Атлантике в направлении США вдвое короче, чем из стран Ближнего Востока. Наконец, африканские страны предлагают американским инвесторам, как правило, выгодный режим в нефтяной промышленности. Благодаря этому в странах АЮС американские компании добиваются высокого уровня рентабельности  28-30%.

Значительный интерес корпорации США проявляют также к горнодобывающей промышленности африканских стран. Капиталовложения США концентрируются прежде всего в тех странах АЮС, где преобладают различные виды минерального сырья,  Анголе, Нигерии, ЮАР, Гане, Габоне, Кении, Либерии и Замбии. Однако если учитывать, что только треть продукции горнодобывающих предприятий, находящихся под контролем американских корпораций, идет в США, то становится ясным, что корпорации США стремятся монополизировать источники природных ресурсов не только для удовлетворения потребностей своей экономики, но и для получения возможности оказывать влияние на мировые цены и извлекать значительные прибыли от продажи сырья в третьих странах.

Для укрепления своих позиций в сырьевых отраслях стран континента американские корпорации, наряду с традиционными методами проникновения, применяют новые, более гибкие формы и методы. Так, пользуясь слабостью материально-технической базы, нехваткой квалифицированных инженеров и менеджеров у нефтяных предприятий Африки, корпорации США нередко прибегают к заключению управленческих контрактов, налаживанию научно-технических и технологических связей, обеспечивающих им при незначительных затратах существенное, нередко доминирующее, положение в секторе ТЭК. Кроме того, используя в своих интересах зависимость этих стран в области транспортировки и сбыта нефти, корпорации США удерживают под своим контролем рынки сбыта нефти в ряде стран континента.

Капиталовложения американских ТНК в обрабатывающую промышленность африканских стран, хотя и постепенно возрастают, остаются незначительными: 3,55 млрд. долл. в начале 2010 г. В основном капиталовложения США в обрабатывающую промышленность сосредоточены в филиалах по первичной переработке сырья, а также в химической и пищевой промышленности и транспортном машиностроении[14].

Прямые инвестиции США оказывают положительное воздействие на социально-экономическое положение отдельных стран Африки. Несмотря на небольшие размеры прямых инвестиций США в странах Африки (1,2% накопленных американских инвестиций в мире), активы американских ТНК в странах Африки в начале 2008 г. составляли 164,1 млрд. долл., продажи товаров и услуг  97,6 млрд., чистый доход  22,4 млрд. долл.[15] На американских корпорациях в странах Африки было занято 206,3 тыс. чел., в том числе в ЮАР  83,9 тыс. и в Египте  35,5 тыс. чел.

Американские ТНК, располагающие крупными экономическими, финансовыми и технологическими возможностями, способствуют росту валового национального продукта в ряде стран континента. Так, добавленная стоимость товаров, созданная американскими прямыми инвестициями, составляла в 2007 г. 11,8% ВНП Нигерии, 2,8% ВНП Египта и 2,0% ВНП ЮАР.

Прямые инвестиции США способствовали притоку в отдельные страны Африки нового оборудования, технологий, модернизации экономики, увеличению доходных статей государственных бюджетов, расширению внешней торговли, созданию новых рабочих мест. Повышение цен на сырье, добываемое с помощью корпораций США и других стран Запада, позволило странам АЮС в последние 67 лет ускорить темпы роста национальной экономики до 5-7% в год.

Примером воздействия частного капитала США на экономику стран АЮС является деятельность американской компании Newmont в горнодобывающей промышленности Ганы. В строительство золотодобывающей шахты в Гане компания за три года (20072009) вложила 700 млн. долл., в 2010 г. в обустройство шахты она дополнительно вложила еще 125 млн. долл. и 1 млрд. долл.  на строительство другой шахты. Деятельность американской компании в значительной степени способствовала социально-экономическому развитию Ганы. В частности, компания обеспечила работой 15 тыс. африканцев, выплатила в 2008 г. правительству Ганы в виде арендной платы и налогов 272 млн. долл. и подписала более тысячи контрактов с 300 местными предпринимателями, обеспечив их работой на многие месяцы вперед[16].

Американские компании, вкладывающие капиталы в африканские страны, заботятся, однако, не только об их экономическом развитии. Установление контроля над источниками ценного минерального сырья и топлива, быстрая окупаемость капиталовложений, получение высокой прибыли  вот движущий мотив деятельности капитала США в странах Африки. Так, прибыли, полученные американскими корпорациями в странах континента, непрерывно увеличиваются и в 20082009 гг. колебались в пределах 5,1-6,7 млрд. долл., при этом более двух третей прибыли приходилось на нефтяную и горнодобывающую промышленность. Кроме того, в текущем десятилетии значительная часть ежегодного притока американских прямых инвестиций осуществляется за счет получаемой в странах континента прибыли.

В итоге сейчас приток новых частных инвестиций США в страны континента составляет менее 50% суммы прибылей, вывозимых из них по ранее сделанным капиталовложениям. Это означает, что рост американской собственности на континенте происходит без существенного поступления финансовых ресурсов из США. Кроме того, нередко реинвестирование может не отвечать интересам развивающихся стран, поскольку, как правило, реинвестирование средств в те же виды деятельности не способствуют диверсификации и модернизации промышленного производства, увековечивая зависимость от сырьевого сектора[17].

В целом, до настоящего времени Африка занимает незначительно место в американском экспорте частного капитала. По масштабам вывозимого в африканские страны частного капитала корпорации США уступают не только компаниям Европейского союза, но даже ряду нефтедобывающих государств Ближнего и Среднего Востока. В общем объеме притока прямых иностранных инвестиций в страны Африки на долю стран Западной Европы приходится 30%, стран Ближнего и Среднего Востока  27% и США  20%.

Незначителен удельный вес стран Африки и в объеме накопленных прямых американских инвестиций за границей: в 2009 г. он составил всего 1,2%. Подобная картина в значительной степени объясняется наличием в большинстве стран континента неблагоприятного инвестиционного климата, проявляющегося в неразвитости инфраструктуры, высокой коррупции, повышенном уровне преступности, отсутствии демократических преобразований.

Руководящие круги США открыто заявляют лидерам африканских стран о существующих в их странах недостатках, о необходимости улучшения показателей, образующих понятие инвестиционный климат. Так, в 2009 г., в ходе официального визита в Египет, президент США Б. Обама отметил, что новых инвестиций не будет до тех пор, пока государства региона не улучшат систему госуправления, и добавил, что скептически относится к обвинениям Запада в неоколониализме, которые используют африканские политики для объяснения своих проблем.

Примерно тот же тон был характерен для выступления государственного секретаря США Х. Клинтон на VIII Форуме по развитию торгово-экономического сотрудничества между США и странами АЮС (4 августа 2009, Найроби): Американские инвесторы не намерены вкладывать капитал в экономику стран с неэффективным государственным управлением, повышенным уровнем преступности, массовым протестным движением граждан, недовольных условиями труда. Одновременно госсекретарь заявила о необходимости устранении таких стереотипов при характеристике социально-экономического положения в Африке, как крайняя степень бедности населения, отсутствие прогресса в экономической и социальной сфере, широкое распространение межэтнических и пограничных конфликтов, нередко с применением оружия[18].

В последние годы на американском рынке возросла деятельность компаний из некоторых стран Африки, активно участвующих в международном разделении труда. Объем накопленных прямых инвестиций африканских стран в экономику США в начале 2010 г. оставил около 1,7 млрд. долл., причем основными инвесторами были Либерия (898 млн. долл.) и ЮАР (621 млн. долл.). В основном инвестиции были сконцентрированы в горнодобывающей промышленности и торговой сфере США. И хотя в настоящее время прямые американские инвестиции в экономику стран Чёрного континента более чем в 26 раз превосходят африканские инвестиции в экономику США, приход капитала из стран Чёрного континента в США свидетельствует об активизации роли компаний отдельных африканских стран в международных инвестиционных процессах.

Особое место в международном движении капитала США в развивающиеся страны Африки занимает экспорт государственного капитала, осуществляемый главным образом по различным программам помощи. Помощь продолжает оставаться существенной, хотя значительно уступает по значимости таким средствам экономического воздействия, как экспорт частного капитала и внешняя торговля.

Выбор основных получателей американской помощи по-прежнему характеризуется политически тенденциозным подходом. Ее предоставление африканским странам объясняется прежде всего военно-стратегическими, политическими и экономическими целями, включая использование программ помощи для расширения американского экспорта. Крупнейшим получателем помощи США на африканском континенте выступает Египет (около 900 млн. долл. в год). По объему получаемой от США финансовой помощи Египет занимает 2-е место в мире, уступая по этому показателю только Израилю. Крупными получателями экономической помощи являются также страны АЮС.

Администрация Б. Обамы заявила о своей готовности удвоить к 2014 г. помощь Африке (с 7,4 млрд. долл. в 2008 г.), причем помощь будет предоставляться в тесной увязке с развитием торговли и содействием экономическому росту. Большое внимание будет уделяться укреплению базы для подъема аграрного сектора, что позволит существенно ослабить продовольственную проблему на континенте и одновременно поднять уровень жизни миллионов африканцев, занятых в сельском хозяйстве. Использование американской помощи на развитие инфраструктуры в сельской районах, создание ирригационных систем и строительство хранилищ, в том числе с холодильными установками, будет способствовать в конечном итоге расширению возможностей для увеличения сельскохозяйственного экспорта в США.

В то же время, многие представители стран Африки, не отрицая важности увеличения объема американской экономической помощи, активно выступают за нормализацию торговых отношений между США и странами Африки, что является более эффективным средством поднятия социально-экономического уровня африканцев[19]. Так, поддержка фермеров в США и ЕС через систему субсидий и торгово-тарифных ограничений в 2008 г. способствовала росту доходов сельхозпроизводителей Запада на 219 млрд. долл., что в 8 раз превышает помощь странам АЮС.

Военное обеспечение экономических интересов США

Позиции США в Африке в текущем десятилетии испытывают на себе давление со стороны отдельных азиатских и латиноамериканских государств с развивающейся рыночной экономикой, прежде всего Китая и Индии. Несмотря на то, что пока США занимают 1-е место в торговом обороте с Африкой, их доля (как и доля ЕС) медленно, но уверенно сокращается в силу увеличения товарооборота африканских стран с Китаем. По мере усиления интереса крупных мировых держав к африканским природным ресурсам, особенно к нефтяным месторождениям, происходит постепенное выдавливание США из отдельных стран Африки, что, естественно, затрагивает интересы США.

Вашингтон понимает, что стабильность практического использования стран Африки в собственных экономических и политических интересах зависит в первую очередь от устойчивости складывающейся на континенте военно-политической обстановки, которую, по его мнению, большинство существующих в странах континента режимов самостоятельно и надежно контролировать не могут. Тревожным фактором остаются большие масштабы организованной преступности, особенно связанной с морским пиратством и хищением сырой нефти,  ущерб от нее только в западноафриканских государствах оценивается миллионами долларов.

Особую обеспокоенность Вашингтон выражает по поводу возможности использования обширных, слабо контролируемых национальными правительствами территорий континента международными террористическими группировками для организации центров подготовки и баз хранения оружия, а также убежищ для разыскиваемых боевиков. Все вышеперечисленные факторы и потенциальные угрозы активно используются американскими политиками для обоснования важности африканского направления внешней политики в общей системе приоритетов военно-политического курса Вашингтона.

Чтобы не потерять Африку окончательно, США все больше акцентирует внимание на политических и военных рычагах воздействия. США официально ведут на континенте борьбу с международным терроризмом (в Джибути расположен американский антитеррористический центр с контингентом в 1,5 тыс. солдат). В 2007 г. США впервые после 1945 г. создали новое региональное командование  Африканское объединенное командование вооруженных сил в зоне Африки (АФРИКОМ), с зоной ответственности, охватывающей территорию 53 стран. Мандат АФРИКОМ включает разработку стратегии проведения военных операций на Чёрном континенте, а также помощь в подготовке вооруженных сил лояльных Вашингтону африканских правительств. Одной из главных задач, поставленных перед Африканским объединенным командованием, является охрана и контроль разработки природных богатств на континенте, а также путей их транспортировки.

В последние годы США стали также расширять поставки вооружений и военной техники (ВВТ) представляющим интерес для Вашингтона африканским странам. В 20062009 гг. они поставили странам Африки ВВТ на сумму 78 млн. долл. Крупнейшие получатели американского оружия в регионе  Кения, Джибути, Нигерия, Эфиопия и Уганда[20].

Наиболее действенным инструментом распространения американского влияния и контроля являются программы военной помощи, реализуемые Пентагоном в тех африканских государствах, где США имеют устойчивые военно-политические и экономические интересы. В основном такие программы ориентированы на развитие миротворческого потенциала и антитеррористических компонентов африканских вооруженных сил, что, во-первых, является востребованным с учетом угроз и вызовов, а во-вторых, позволяет США демонстрировать международному сообществу гуманитарную направленность своих внешнеполитических устремлений.

Наиболее значительными являются программы военной помощи Военное финансирование иностранных государств (ассигнования на нее возросли с 12 млн. долл. в 2000 г. до 25 млн. долл. в 2010 г.), а также Международное военное образование и подготовка (IMET) (за 20002009 гг. финансирование программы увеличилось с 8,1 млн. долл. до 13,7 млн. долл.). За период своего существования программа IMET превратилась в эффективный и реально действующий механизм распространения американского идеологического влияния, внося существенный вклад в формирование американского лобби в военной и политической элите многих африканских стран.

Однако средства, выделяемые на двусторонние программы военной помощи, являются только верхней частью айсберга по сравнению с общими расходами США на военные цели в Африке. Например, в течение 20022006 гг. Министерство обороны США выделило 125 млн. долл. на осуществление программы помощи в контртеррористической подготовке и снабжении оружием военнослужащих в таких странах Сахельской зоны, как Чад, Мали, Мавритания и Нигер. По другой программе Пентагон выделил 100 млн. долл. для подготовки и оснащения спецподразделений вооруженных сил в странах Восточной Африки с целью ведения антитеррористических действий и еще 200 млн. долл.  на реорганизацию обучения вооруженных сил Либерии. Наконец, помимо программ, предназначенных для определенных стран и регионов, в 20032005 гг. Министерство обороны США выделило 38 млн. долл. для специфической задачи  подготовки военнослужащих специально выбранных африканских стран (Ганы, Кении, Эфиопии, Сенегала и Ботсваны) к эффективным действиям в условиях кризисных ситуаций на континенте[21]. С участием этих стран в подобных мероприятиях американские специалисты связывают определенные надежды, ввиду того что их вооруженные силы имеют достаточно высокий уровень общей подготовки, а также опыт участия в миротворческих операциях. Немаловажное значение имеет также стремление США укрепить стабильность африканских стран, располагающих большими запасами углеводородов и другими видами стратегического сырья, от импорта которых зависит американская экономика, включая военную промышленность.

Таким образом, администрация США придает большое значение реализации глобальных целей своей политики на африканском континенте, стратегически важном с точки зрения наличия запасов энергоресурсов и других видов минерального сырья, и использует для этих целей широкий арсенал средств и методов военно-технического сотрудничества.

Анализ различных форм экономической деятельности США в странах Африки показывает, что все они концентрируются в основном на получении доступа к местным энергоресурсам и другим видам стратегического сырья. Особой зоной внимания Вашингтона все в большей степени становится Западно-африканский субрегион, куда входят страны Гвинейского залива и Сахельской зоны, наиболее перспективные в плане наличия богатых запасов углеводородов. США отчетливо представляют, что стабильность практического использования необходимых видов стратегического сырья будет зависеть в первую очередь от устойчивости военно-политической обстановки на континенте, поэтому все действия американской администрации по укреплению мира и стабильности в странах Чёрного континента определяются необходимостью обеспечения надежного доступа к сырой нефти и ее бесперебойной транспортировки в Соединенные Штаты, а также важностью борьбы с международным терроризмом для национальной безопасности США.


[1] Зайцев В. Экономические интересы США в Африке.  http://www.opec.ru/news.aspx?id=221&ob_no=88864.

[2] Там же.

[3] Экономика США / Под ред. В.Б. Супяна. М.: Экономистъ, 2008. С. 30.

[4] Бюро международных информационных программ Государственного департамента США.  http://www.america.gov.

[5] Рост торговли между США и Африкой // Бюллетень иностранной коммерческой информации (БИКИ).  98. 31.08.2010. С. 1, 4.

[6] Там же.

[7] Вишневский М.Л. Планы президента Обамы в отношении африканских стран // СШАКанада: экономика, политика, культура. 2009.  6. С. 98.

[8] Позитивное влияние преференций США для Африки // БИКИ. 17.09.2005.  106. С. 5, 16.

[9] Перспективы торговых отношений между США и африканскими странами // БИКИ. 27.08.2009.  97. С. 5, 16.

[10] Lynn, J. WTO cotton deal will do little for Africa // International Centre for Trade and Sustainable Development. 15 July 2009.  http://ictsd.org/i/press/ictsd-in-the-news/61359.

[11] Перспективы торговых отношений между США и африканскими странами // БИКИ. 27.08.2009.  97. С. 5, 16.

[12] U.S. Direct Investment Abroad Tables. Survey of Current Business, September 2010, p. 106.

[13] U.S. Direct Investment Abroad Tables. Survey of Current Business, September 2010, p. 74.

[14] U.S. Direct Investment Abroad Tables. Survey of Current Business, September 2010, p. 106.

[15] Barefoot, K.B., Mataloni, R.J. U.S. Multinational Companies. Operations in the United States and Abroad. Survey of Current Business, August 2009, p. 81.

[16] Иностранные инвестиции в Африке // БИКИ.  93. 19.08.2010. С. 4.

[17] ЮНКТАД. Доклад о торговле и развитии, 2008 г. Нью-Йорк и Женева, 2008. С. 13.

[18] Перспективы торговых отношений между США и африканскими странами // БИКИ. 27.08.2009.  97. С. 5, 16.

[19] Там же.

[20] CRS Report for Congress. Conventional Arms Transfers to Developing Countries, 20022009. Wash., September 10, 2010, p. 51.

[21] A World Policy Institute Special Report, June 2005, p. 6.



Назад
Наш партнёр:
Copyright © 2006-2015 интернет-издание 'Россия-Америка в XXI веке'. Все права защищены.